Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Исторический клуб

Китайский гость

В эти дни шестьдесят лет тому назад в Москве шли продолжавшиеся 65 суток переговоры Иосифа Сталина и Мао Цзэдуна
Притираться друг к другу политикам, каждый из которых претендовал на уникальность, было нелегко. Мао стремился всегда и везде быть «председателем», но не гостем. В декабре 1949 года его делегация именовалась «делегацией Китая во главе с председателем Мао Цзэдуном». Официально Мао ехал в СССР не в качестве председателя ЦК КПК и не в качестве председателя Центрального народного правительства КНР, а в качестве лидера нации - «председателя Китая». К нам приехал, к нам приехал… Гостя встречали так, как не встречали никого ни до ни после. Когда его салон-вагон ровно в 12 часов дня под транслировавшийся по радио бой кремлевских курантов остановился у перрона Ярославского вокзала, от имени Мао встречавшему его заместителю председателя Совета министров СССР Вячеславу Молотову передали приглашение подняться в вагон. Там были приготовлены блюда китайской кухни и 65-градусная китайская водка. Мао сам расставлял экзотические кушанья, он хотел выглядеть хозяином и на нашей земле. Молотов не отступил от протокола. Мао Цзэдуну пришлось сойти с поезда и обратиться с речью к встречавшим. Он назвал Сталина не товарищем и не генералиссимусом, а маршалом. Советская сторона не осталась в долгу - на банкете у Сталина перед местом гостя поставили карточку «господин Мао Цзэдун», в беседах Сталин также называл Мао господином. Лишь когда китайский переводчик обратился с вопросом о том, почему Мао именуют господином, а не товарищем, Сталин сказал: «Верно, товарищ, действительно, товарищ». Правда, произошло это уже после того, как Мао согласился подписать договор с СССР. Мао разместили на одной из дач Сталина под Москвой, в первый же день гостя доставили в Кремль. Сталин радушно приветствовал 56-летнего Мао: «А вы еще моложе, чем я вас себе представлял, еще здоровее». Сталин назвал его «славным сыном китайского народа» и поздравил с победой - длившаяся с 1946 по 1949 год гражданская война в Китае завершилась триумфом коммунистов. 1 октября 1949 года, за два с половиной месяца до прибытия в Москву, Мао Цзэдун торжественно провозгласил создание Китайской Народной Республики. Однако Мао не стал возвращать любезность, а сразу же бросился в атаку, заявив: «Я тот самый человек, который на протяжении длительного времени испытывал на себе удары. У меня было что сказать, но я не имел возможности сделать это. Как говорится, мне было горько, а высказать эту горечь было трудно...». Мао хотел напомнить о том, что до 1935 года ему не удавалось возглавить КПК, Сталин тогда поддерживал его соперников. Но уже в 1938-м советский лидер признал Мао вождем китайской компартии. Сталин ответил репликой, которая позволяла считать инцидент исчерпанным: «Кто старое помянет, тому глаз вон! Победа поставила все точки над «i», прояснила, кто прав, кто виноват. Победа - это все! Победителей не судят, это очевидная истина» . Перейдя к делу, Сталин спросил у Мао: «По-вашему, что мы могли бы сделать на сей раз?». Подразумевалось, что гость предложит подписать межгосударственный договор. Мао высказался цветисто и уклончиво: «Цель нынешнего приезда в том, чтобы кое-что сделать. То, что получится в результате, должно и радовать глаз, выглядеть приятно, и на вкус быть съедобным, даже вкусным!». Сталин попытался добиться четкого ответа. Мао пояснил, что намерен вызвать к себе в Москву. Из опубликованных в нашей стране и в Китае источников следует, что в ходе первой беседы Сталин и Мао говорили о новом договоре между двумя странами, о судьбе советской военно-морской базы в Порт-Артуре (ныне Люйшунь), о большом кредите для Пекина, о помощи в создании в КНР военно-морского флота и военной промышленности. Сталин щедро обещал большую помощь. Затем Мао сказал, что китайцам будет трудно своими силами занять оставшийся под контролем гоминьдановцев остров Тайвань. Он спросил о возможности использовать советских летчиков-добровольцев или «секретные воинские части». Сталин уклонился от этой щекотливой просьбы, способной дать «повод американцам для вмешательства». Для начала - в киношку До 21 декабря, когда Сталину исполнялось 70 лет, Мао посмотрел отобранные им самим советские кинофильмы на исторические темы - «Петр Первый», «Кутузов», «Александр Невский». Сталин одобрил выбор Мао. На торжественном заседании по случаю собственного юбилея советский лидер усадил Мао рядом с собой. На следующий день, 22 декабря, Мао через посредника довел до сведения Сталина, что проинформировал ЦК КПК о беседе, состоявшейся в первый день визита, и теперь ждет ответа из Пекина. По сути, он переложил на китайское партийное руководство ответственность за принятие решения о заключении договора. Когда посредники от имени Сталина поинтересовались планами гостя, тот разыграл взрыв возмущения: «Вы позвали меня в Москву, а я тут ничего не делаю. Для чего я сюда приехал? Неужели для того, чтобы я день за днем тут только ел, испражнялся и спал?.. Разве я, Мао Цзэдун, приехал в Москву только для того, чтобы поздравить Сталина с юбилеем?». Мао стремился создать впечатление, что время тянет советская сторона. Сталин проявил большую настойчивость, терпение и выдержку. Мао пришлось согласиться на начало переговоров о договоре, но прежде он отмежевался от личной ответственности за решение по этому вопросу. Он дождался коллективного решения политбюро ЦК КПК о необходимости подписать договор с СССР. Автору «Времени новостей» довелось слышать от советского свидетеля событий тех лет, что свое согласие Мао оформил запиской: «Товарищ Сталин! Товарищи (из политбюро ЦК КПК. - Прим. ред.) сказали мне, что нужно подписать договор. Жду ваших указаний. Мао Цзэдун». Через китайского посла в Москве Ван Цзясяна гость сообщил в советский МИД, что «нужно выработать политический документ». Накануне нового, 1950 года советская сторона дала ответ, выступив за подписание документа. «Все мы, люди Востока…» 2 января 1950 года по поручению Сталина к Мао приехали Молотов и заместитель председателя Совета министров СССР Анастас Микоян. Гость согласился с предложением заключить новый двусторонний договор. После этого Сталин решил, что настало время переходить к подготовке соответствующих документов. В начале января Сталин посетил Мао Цзэдуна. Сталин любил ночные застолья, у Мао также была привычка работать по ночам. В ходе той беседы Сталин говорил: «Все мы, люди Востока, понимаем друг друга. На протяжении более 100 лет Китай обижали иностранные государства, его эксплуатировали и угнетали империалисты. Китай - великая страна, она оказывает очень большое влияние на весь мир. Китайцы - люди трудолюбивые, смелые, мудрые. Они обладают древней культурой. Компартия Китая - это зрелая партия, в которой много опытных работников. Особенно следует сказать о таком великом вожде, как Мао Цзэдун. Это он, руководя революцией, одержал победу. Эта победа поистине далась нелегко! Теперь вам нужно оберегать интересы своего государства, своей страны, оберегать интересы своей нации, а также надо оберегать своего вождя. Нужно беречь дружбу между народами». Мао Цзэдун выразил благодарность Сталину и советскому руководству за помощь, поддержку и понимание. Он предложил подписать новый договор между СССР и КНР, отметив, что можно также заключить соглашения о кредите, торговле, воздушном сообщении. Сталин сказал: «В прошлом мы высказывали некоторые соображения критического характера относительно революции в Китае, которые не следовало делать. В этой связи мы чувствуем угрызения совести». Сталин продолжал: «В настоящее время будет очень хорошо заключить новый советско-китайский договор о дружбе и союзе. Причем есть конкретное предложение: под этим договором поставить свои подписи мне и господину Мао Цзэдуну». На это гость заявил: «Вы председатель Совета министров, я же не являюсь премьером. У нас разный калибр. Если уж надо подписывать документ, то мне надо будет позвать своего премьера». Если бы договор подписали главы правительств - Сталин и Чжоу Эньлай (китайский премьер занимал еще и пост главы МИД КНР), то Мао оказался бы «выше» Сталина. Советский лидер понял эту игру и предложил, чтобы договор скрепили подписями министры иностранных дел Андрей Вышинский и Чжоу Эньлай. Так и произошло. В ходе беседы Сталин передал гостю доклад Ивана Ковалева, который с 1948 года был представителем советского лидера при ЦК КПК (Ковалев выполнял эту миссию в годы китайской гражданской войны, СССР до осени 1949 года сохранял дипломатические отношения с гоминьдановскими властями). В документе со ссылкой на одного из руководителей КПК говорилось о разногласиях в китайском руководстве по вопросу о том, «с кем быть» - с СССР или с Америкой. Сталин хотел убедить Мао в том, что он не допускает никакой закулисной деятельности против него и никакого вмешательства во внутренние дела Китая со стороны Советского Союза. Однако Мао Цзэдун полагал, что подписание договора с Москвой было вызвано не столько совпадением интересов двух стран, сколько сложившейся тогда международной обстановкой. Мао решил на время «встать на одну сторону», заключив союз с СССР, поскольку США не поддержали попытку Китая сохранить свободу маневра и оставить за собой возможность вести дела как с СССР, так и с Америкой. Пока Чжоу Эньлай ехал на поезде из Пекина в Москву, в январе 1950 года Мао побывал в Ленинграде. Прямо с поезда гость отправился на лед Финского залива. При посещении Эрмитажа ему не удалось посетить китайский зал, который был на ремонте. Мао сказал своему переводчику: «На самом деле им просто неудобно открывать этот зал, им стыдно показывать его нам! Ведь подумать только, сколько награбила в Китае царская Россия!». 21 января 1950 года, почти через месяц после приезда Мао Цзэдуна, в Москву прибыл премьер КНР Чжоу Эньлай. Начались официальные переговоры о подготовке договора. Советская сторона внесла проект документа, он был принят почти без изменений. Китайская сторона согласилась и с названием - договор о дружбе, союзе и взаимной помощи. Его подписали 14 февраля 1950 года сроком на 30 лет. Братья навек? После подписания документа гость настойчиво просил, чтобы Сталин присутствовал на устроенном от имени Мао приеме в гостинице «Метрополь». Сталин сказал, что он никогда не принимал подобные приглашения, однако, проявляя уважение к Мао, согласился посетить этот прием. 17 февраля 1950 года Мао отбыл из Москвы. В прощальной речи он называл Сталина генералиссимусом. На границе ему и Чжоу Эньлаю от имени Сталина были подарены легковые автомобили. Так завершились единственная в истории личная встреча и переговоры Сталина и Мао.
comments powered by Disqus
В этом номере:
Неожиданный город
Неожиданный город

Новый жилой микрорайон Владивостока «Снеговая Падь» собственно микрорайоном язык назвать не поворачивается…

Коньки – на ноги, блины – в руки

Молодежь Владивостока на стадионе «Авангард» баловали по полной программе

В городе построят три новых храма. Православных
В городе построят три новых храма. Православных

Как стало известно «В», эксперты комитета по градостроительству и архитектуре администрации Владивостока совместно с представителями епархии совершили объезд территории города на предмет выявления мест, наиболее подходящих для возведения новых православных храмов. По сведениям, которыми располагает газета, речь идет как минимум о трех церковных объектах.

У Владивостока будет еще один побратим
У Владивостока будет еще один побратим

Как стало известно корреспонденту «В», в администрации Владивостока прошли переговоры с делегацией из Индии относительно расширения культурных и экономических связей между регионами.

Власти отсудили детский сад у кришнаитов

Специалисты правового управления администрации Владивостока одержали победу в суде, благодаря которой в городе скоро появится еще один столь остро необходимый приморской столице детский сад.

Последние номера