Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Культура, история

Два дня, которые потрясли Приморье

38-й президент США Джералд Форд прибыл в столицу Приморья для встречи с Генеральным секретарем ЦК КПСС Леонидом Брежневым, чтобы провести переговоры по сдерживанию гонки стратегических вооружений (ОСВ-2). Встреча на высшем уровне, как окрестила ее мировая
Два дня, которые потрясли Приморье

38-й президент США Джералд Форд прибыл в столицу Приморья для встречи с Генеральным секретарем ЦК КПСС Леонидом Брежневым, чтобы провести переговоры по сдерживанию гонки стратегических вооружений (ОСВ-2). Встреча на высшем уровне, как окрестила ее мировая пресса, состоялась 23-24 ноября 1974 года в пригороде Владивостока – на станции Санаторная в Доме переговоров. Пресс-центр был организован в санатории МВД.

Навынос не даем!

К приезду Брежнева и Форда готовилось все Приморье. За почти четыре недели только во Владивостоке и Артеме на асфальтирование дорог и улиц было потрачено более одного миллиона рублей. Был произведен массовый снос ветхого жилья, более 700 семей получили новые квартиры... за счет очередников. Обиженные люди потом жаловались, но тщетно. Партия сказала: «Надо!».

Вдоль гострассы М-60, между Артемом и Владивостоком, в спешном порядке «высаживались» елочки. Деревца вкапывали в землю или втыкали в снег, который, на радость работникам дорожных и коммунальных служб, выпал в ночь перед прилетом президента США Джералда Форда и «звездного» генсека Брежнева. Снег скрыл всю грязь и убожество Владивостока образца 1974 года.

А еще во Владивосток привезли вагон «Посольской» водки завода «Кристалл». Специально для свиты дорогих гостей. Свита выпить водку не успела. По словам очевидцев, американцы увозили «Посольскую» ящиками. Нашим людям вынос спиртного из Дома переговоров был запрещен.

Сегодня о визите Джералда Форда во Владивосток, о тех двух днях, которые потрясли Приморье, напоминают старые фотографии, воспоминания участников тех событий и еще документальный фильм «Встреча у океана» киностудии «Дальтелефильм» (автор сценария Валентин Ткачев, оператор Петр Якимов).

Вопросы были не ядовитые

Виктор Ломакин в 1974 году был первым секретарем крайкома КПСС. Корреспондент «В» дозвонился в его московскую квартиру. Вот что рассказал Виктор Павлович:
– Что запомнилось? За 20 дней до встречи во Владивосток из Америки приехала целая команда: и разведчики, и посольские, люди из Пентагона. Всего прибыло 120 человек свиты президента США. Они приехали специально готовить встречу, аэродром смотреть, жилье смотреть, в общем, все смотреть. Мы их закрыли в санатории и не пускали в город (Владивосток в 1974 году был закрытым городом). Потом они попросились в город, и я разрешил. Мне говорили, зачем вы это сделали? Вас же снимут с работы! А мы их в цирк свозили. Там накрыли для них стол, и один из них даже напился!

Потом они опять попросились в город. И я снова разрешил. Попросил Бянкина (начальник Дальневосточного пароходства), чтобы он посадил их на пароход и прокатил вокруг Русского острова, вокруг святая святых (в то время там было много военных объектов). Они спрашивают: фотографировать можно? Я говорю: можно. В море же ходят корабли, фотографируют, почему же здесь нельзя? Вот так мы их и свозили, а Бянкин все это дело возглавлял.

Что еще запомнилось? Когда закончилась встреча и все документы были подписаны, Брежнев мне говорит:
– В город можно ехать?
Я говорю: – Можно.
Мы сели в машины и поехали. Поездка длилась два часа – до Луговой и обратно. В нашей машине сидели водитель, начальник охраны Брежнева, на откидном кресле слева сидел я, сзади Брежнев, справа от меня на откидном кресле сидел Суходрев – переводчик генсека. Он сейчас жив-здоров. Я недавно видел его. А позади Суходрева сидел Форд. И, как только мы сели в машину, Форд задал первый вопрос мне. Всю дорогу мы с ним вдвоем разговор вели! А Суходрев переводил.

– А Леонида Ильича это не смущало? Он молчал?

– Когда Форд спросил меня, нельзя ли через прессу передать его благодарность гостеприимному народу, Брежнев мне сзади и говорит: «Попроси Форда, пусть он сам такую телеграмму сделает».
Я говорю:
– Господин президент! Мне это сделать просто. А нельзя ли, чтобы вы с самолета дали такую телеграмму?
Форд задумался. А потом сказал:
– Хорошо.
И он дал такую телеграмму. И мы ее поместили в «Красном знамени».
И еще был один неловкий вопрос. Когда мы ехали мимо ТОВВМУ, Форд спросил меня: что это за здание? Я говорю, что это военно-морской институт.
– Военный или гражданский? – переспросил Форд.
– Военный, – отвечаю. – А гражданский во-о-о-он стоит на сопке. Его еле видно (здание Дальрыбвтуза).
А Форд и говорит:
– А я тоже служил на флоте, здесь же, в Тихом океане, только южнее. И был майором.
А когда приехала группа все согласовывать, от нас во главе сидел председатель Приморского крайисполкома Штодин и от них целая делегация. Все вопросы согласовывали на 19-м километре. Причем очень быстро. Даже наши чекисты удивлялись: «Странно! Первый раз в жизни все так быстро согласовали. И никто никому не возражал».

– Виктор Павлович, в ночь перед прилетом Брежнева во Владивостоке пошел снег. Как вы к этому факту тогда отнеслись?

– Во-первых, когда уже самолет летел, мы были в Воздвиженке. А тут пурга! Брежнев звонит мне с самолета и спрашивает:
– Что у тебя там творится?
Я говорю: Леонид Ильич, у нас пурга. А вот у вас в самолете Израэль (начальник гидрометеослужбы СССР). С вами летит и министр транспорта и авиации Бугаев. Вам, говорю, виднее, что у нас творится.
Он отвечает:
– Садимся в Хабаровске. Может, и встреча будет в Хабаровске.
А у нас аэродром чистили шесть тысяч солдат. Три тысячи – чистили, три тысячи – отдыхали. А потом менялись. А к утру все прояснилось, и аэродром был чист. А над ним сияло солнце.
Брежнев мне потом сказал:
– Смотри, какое яркое солнце! А ты мне голову морочил: пурга, пурга...

– Виктор Павлович, какое ощущение осталось у вас от встречи? Вы, наверное, понимали, что все-таки можно с американцами договариваться...

– Конечно, можно! Хотя в первые сутки мы вообще-то ни о чем не договорились. Зад об зад – и дружба врозь!
Американцы, чтобы их не подслушивали, ездили в машине по Девятой улице на 19-й километр и там совещались. Наши сидели до четырех утра, а американцы до пяти – все согласовывали, все обсуждали. А на следующий день все пошло как по маслу.

– А почему не получалось в первый день?

– Появились разногласия. Был торг (будь здоров!) по СНВ, по стратегическому наступательному вооружению! Торговались капитально: сколько чего уничтожить, сколько чего оставить. Ну а потом все согласовали и все подписали.

Вертолеты отвратительные!

Из книги воспоминаний Константина Александровича Григорьева, начальника УКГБ по Приморскому краю в 1972-1992 годах:
«Накануне я был включен в состав передовой группы обеспечения безопасности встречи, которую с нашей стороны возглавлял заместитель начальника отдела 9-го управления КГБ СССР Иванов, а с американской – генерал-лейтенант Ричард. В наши задачи входило совместное обследование мест ведения переговоров и временного проживания делегаций. Мы проехали на автомашинах и облетели все вероятные маршруты следования глав государств, начиная с аэродрома в Воздвиженке и заканчивая курортной зоной на станции Санаторная. Сначала рассматривались три варианта их переезда во Владивосток: автомобильный, вертолетный и железнодорожный. При этом американцы настаивали на использовании своих служебных машин и вертолетов. Мы же предлагали отечественную технику.

...Специальный помощник президента США по оборонным вопросам сказал мне, когда мы летели с ним в Воздвиженку:

– А я думал, что в Приморье, как в диком краю, кроме морошки, ничего не растет. Все у вас прекрасно! Только вот вертолеты отвратительные. Мы не можем допустить, чтобы наш президент летал на таких аппаратах.

Я искренне удивился, потому что вертолеты из 235-го спецотряда, на мой взгляд, выглядели просто игрушкой по сравнению с обычной отечественной техникой. Но, видимо, класс американских воздушных машин уже тогда был значительно выше наших.
...И вот настал час, когда специальный поезд прибыл на станцию Санаторная. Почти одновременно Брежнев и Форд появились на подножках своих вагонов. Раздался гром рукоплесканий, защелкали затворы фотоаппаратов. В один миг лидеры были окружены толпой встречающих.

Последовало поздравление с прибытием их на приморскую землю. Стройный, высокого роста американский президент ответствовал взмахом руки и приветливой улыбкой. Ему тут же преподнесли шапку из ондатры, а он, в свою очередь, набросил на плечи советского лидера волчью шубу».

История с шубой и шапкой имеет иное развитие. Вот как описывает приезд президента Форда во Владивосток один из очевидцев: «На рабочую встречу с генсеком КПСС Брежневым во Владивостоке он (Форд) приехал не по сезону легко одетым. А тут еще резко похолодало, выпал снег. Советская сторона подарила Форду волчью доху и пыжиковую шапку. После переговоров, попрощавшись с Брежневым в аэропорту, Форд поднялся по трапу и хотел уже войти в салон своего лайнера, но его остановил кто-то из помощников. И тут Форд снял с себя полушубок и в шапке скрылся в «Боинге». А доху вернули генсеку. Как выяснилось, она стоила больше 50 долларов и по закону США подпадала под категорию взятки, тогда как шапка стоила меньше 50 долларов. Ее президент Америки мог оставить себе».

И еще о подарках. Перед встречей на высшем уровне известному мастерутрубочнику из Санкт-Петербурга Валентину Киселеву заказали трубку для Форда. Но Форд трубок не курил, зато курил госсекретарь Генри Киссинджер. Подарок доставили во Владивосток, но кому она досталась, неизвестно. Можно лишь предположить, что трубку Киселева преподнесли Киссинджеру...

Пусть он кого-нибудь убьет!

А вот что о визите президента Форда рассказал корреспонденту «В» Алексей Кантур. В 1974 году он был заведующим отделом строительства крайкома КПСС.

– 21 сентября Ломакин приехал из Москвы, собрал нас, членов бюро и заведующих отделами, и доложил, что 21 – 24 ноября состоится эта встреча, – говорит Алексей Иванович. – И нам надо было за два месяца к ней подготовиться. Естественно, из Москвы приехали представители КГБ и министерства иностранных дел. Был составлен план места, где будет жить Форд. В то время Дом переговоров уже был построен. Это небольшое здание надо было привести в порядок: обновить, сделать там зимний сад. К средней даче, где жил Форд, было пристроено четыре помещения по моему проекту. Еще были сделаны комнаты для врача, для охранника Форда и еще для кого-то, сейчас не вспомню. А Киссинджер жил в доме губернатора, там же жил и Штодин.

Штаб по встрече заседал в здании, где сейчас ресторан «Капитан Кук». Была налажена связь с Москвой, с чекистами, с Владивостоком. А ведь у нас тогда не было мобильников, все по ВЧ. Телефон был даже в машине у Форда. Он очень удивился, когда смог позвонить прямо из машины к себе на родину.

В числе других мероприятий, которые мне запомнились, потому что я за него лично отвечал, – обустройство охотничьего хозяйства «Орлиное» под Шкотово. Был вариант, что Форд и Брежнев захотят поговорить в неформальной обстановке на природе. Поэтому было принято решение проложить туда дорогу и построить охотничий домик. Мы знали, что Брежнев большой любитель охоты. И Форд наверняка тоже бы согласился поохотиться.
Я привлек управление дорожного хозяйства, энергетиков, мы протянули из Артема до «Орлиного» линию электропередачи. Сам охотничий домик из брусьев сделали в Лесозаводске на деревообрабатывающем комбинате. Они его там собрали, потом разобрали и привезли на место. Где снова собрали. Было сделано отдельное помещение для обслуги, и был построен деревянный гараж на четыре машины.

Был вариант, что гости прилетят на вертолете. Поэтому мы построили небольшую вертолетную площадку. Там и сейчас асфальт лежит.

Охотничьему хозяйству было дано задание найти в тайге и усыпить двух-трех изюбров, несколько коз и кабанов. Животных привезли на вертолетах, для них сделали вольер, куда их и выпустили.
Но получилось так, что Брежнев с Фордом на охоту не поехали. Потом во Владивосток приехал маршал Москаленко, и Ломакин дал добро:
– Пусть он кого-нибудь убьет!

Зубатку заказывали дважды

Повар экстра-класса с 50-летним стажем, отличник советской торговли, кавалер орденов Красного Знамени и Октябрьской революции Галина Крыжановская сейчас пенсионерка. В 1974 году она работала заведующей производством «Пельменной» № 11, которая когда-то находилась на Фокина, 4. Во время встречи «дорогого Леонида Ильича» с президентом Фордом Галину Тимофеевну откомандировали в Дом переговоров во главе бригады из четырех поваров.

– Прежде чем получить разрешение на обслуживание таких персон, мы сдавали кучу анализов, – рассказала она. – А также проходили проверку в КГБ. Их люди буквально не отходили от нас даже на кухне. Смотрели, не подложим ли мы чего в пищу. А нам продукты привозили самолетами из Америки и Москвы. Все, кроме соли, брали на анализы. Мы работали на госдаче с 8 ноября и 19 дней жили безвылазно в соседнем санатории ДВО под контролем КГБ, готовясь к приезду высоких гостей.

Вместе с Брежневым и Фордом прикатили 120 человек сопровождения – по 60 человек с каждой стороны. Готовили для них много. Все, что оставалось после ужина, утром отправляли в ресторан «Арагви» – не пропадать же добру. Чекисты изначально настраивали наших поваров на самое худшее, даже на провокации. Мол, американцы – люди привередливые, и русская кухня им может не понравиться, поэтому надо быть готовым к любым капризам. Но никаких провокаций не было.

– До приезда во Владивосток свита Форда считала, что у нас здесь тайга и по улицам ходят медведи, – рассказывает Галина Крыжановская. – Но когда они увидели город, новый цирк, мнение у них переменилось. Американцам очень понравились мои сырники, оказалось, что их кулинары не знали такого блюда. И еще им понравилась жареная зубатка. Они ее заказывали дважды.

За обслуживание Брежнева и Форда Галина Тимофеевна получила 800 рублей. В те времена это была очень большая сумма. Чтобы деньги не разлетелись, она тут же купила каракулевую шубу. А президент США подарил ей именную шариковую ручку, которая до сих пор у нее хранится.

Для русских бесплатно

В 1999 году известный приморский журналист и переводчик Станислав Быстрицкий встретился с Джералдом Фордом в небольшом городке Бивер-Крике (штат Колорадо).
– В феврале 1999 года, работая в телекомпании «ВостокТВ», я вспомнил о приезде Форда во Владивосток и написал ему письмо (его адрес подсказал мне один из моих американских друзей-журналистов), – рассказывает Станислав Быстрицкий. – Через два месяца по «электронке» приходит ответ: «Президент Форд согласен встретиться с вами». И подпись помощника президента по протоколам. По расчетам, на поездку на двух человек в США (со мной был телеоператор Роман Статнов) необходимо 9 тысяч долларов. Деньги я нашел.
Американцы назначили встречу на 13 сентября. Русскому журналисту предлагалось заранее оплатить номер в гостинице и аренду библиотеки, в которой «президент Форд любит давать интервью». На воспоминания отводилось всего 30 минут, но в удобное для гостей из России время.

– Представляете, мы в июне согласовывали вплоть до часа предстоящие события середины сентября для 87-летнего человека! Форд и в таком возрасте оставался политиком с напряженным графиком жизни.

12 сентября из аэропорта города Деневер до Бивер-Крика русских паломников довезла маршрутка. Гостиница «Хаяйт», где они поселились, оказалась роскошным и дорогим заведением.

Форд прибыл без опоздания, ровно в 11.00. Опекал экс-президента агент секретной службы. Гостей из бывшей «империи зла» даже не обыскали.
– Я обратил внимание, что книги в библиотеке были только в твердых переплетах – символ престижности. И подборка была великолепной. Никаких триллеров и детективов. Кстати, среди авторов я нашел Солженицына, – вспоминает Станислав Васильевич.
За 2-часовое пользование библиотекой Быстрицкий заплатил как за 12-часовое – 150 долларов. Но за беседу с президентом с русских денег не взяли, очевидно, сделав исключение из-за их бедности. Между тем одно интервью Джералда Форда стоило от 80 до 150 тысяч долларов.

Ты – мне, я – тебе!

Экс-президент Форд отвечал на вопросы, как и положено юристу, лаконично и без двусмыслия. Собеседники говорили о разных вещах, но прежде всего о событиях конца ноября 1974 года. Причем воспоминания Форда отличались от официального изложения советской прессы. Взять хотя бы случай с шапкой...

Как известно, во время встречи Леонид Ильич подарил американскому другу меховую шапку, чтобы, дескать, голова не мерзла. Форд прилетел во Владивосток одетым не по-зимнему. Тогда об этом факте невиданной щедрости генсека протрубили все отечественные СМИ. На самом деле никакого презента не было! А был обычный товарообмен типа ты – мне, я – тебе. Как утверждал президент Форд, Леониду Ильичу глянулся его волчий жилет, о чем он ему и намекнул. Американец намек понял, жилет отдал, а взамен получил шапку с головы генсека. Сегодня эта реликвия хранится в музее Форда в штате Мичиган.

Владивосток экс-президент помнил плохо. Тем не менее отзывался о городе хорошо. По большому счету, он его не видел. Президентский кортеж проскочил столицу Приморья в вечернее время. И только на набережной заморскому гостю позволили размять ноги, после чего увезли в резиденцию на Санаторную.
Брежнев ему тоже понравился...

– Я с большим уважением отнесся к этому человеку, – признавался президент Форд в беседе с Быстрицким. – Это был очень интересный человек. Он верил в коммунизм!
И еще Джералд Форд высказал пожелание вновь посетить наш край – памятное место своей трудовой биографии.

Автор выражает признательность генеральному консульству США во Владивостоке и лично Дмитрию Мотовилову, журналисту Валентине Вороновой, директору Приморской краевой публичной библиотеки Александру Брюханову, Алексею Ивановичу Кантору, Галине Тимофеевне Крыжановской, Петру Кирилловичу Якимову за помощь в подготовке публикации.

Кстати

Как стало известно «В», в дни празднования 35-летия встречи президента США Джералда Форда и Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева во Владивосток приедет директор Фонда Форда Джозеф Кальварусо.

Главный хранитель наследия 38-го президента США расскажет о работе его организации, о том, какое место в политической карьере Джералда Форда занимает его визит во Владивосток, обсудит возможности совместных проектов.

Господин Кальварусо также выступит перед студентами ДВГУ и ТГЭУ, встретится с историками и работниками музеев. Планируется его встреча с общественностью, непосредственными участниками и свидетелями событий 35-летней давности, которая, возможно, откроет новые страницы истории российско-американских отношений.

Справка «В»

Президент США Джералд Форд скончался 26 декабря 2006 года в возрасте 93 лет.

Автор : Сергей КОЖИН

comments powered by Disqus
В этом номере:
Кандидаты на пост губернатора приглянулись президенту

Президент РФ Дмитрий Медведев согласился со списком кандидатур на должность губернатора Приморского края. По поручению главы государства первый заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков направил соответствующее уведомление президи

Человек за дверью

Во Владивостоке спасателям пришлось взламывать дверь, чтобы вызволить из беды пожилую женщину.

Собачья радость

В минувшее снежное воскресенье спасатели вытащили бездомную собаку из коллектора.

Миссия выполнима
Миссия выполнима

Во Владивосток вернулся отряд кораблей Тихоокеанского флота, выполнявших антипиратскую миссию в Аденском заливе у берегов Сомали.

Студентов учили толерантности

День межнационального студенческого единства отметили в стенах Дальневосточного государственного университета. Цель мероприятия - укрепление связей между русскими и иностранными студентами через воспитание у молодежи чувства интернационализма, дружбы и вз

Последние номера