Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Память

Из мусора – в экспонаты

Музея, обосновавшегося на территории автоклуба «М-20» на улице 1-й Восточной, это недалеко от ж/д станции Весенняя, нет ни на карте Владивостока, ни в путеводителях местных туристических фирм. Тем не менее народная тропа сюда не зарастает круглый год. Бла
Из мусора – в экспонаты

Музея, обосновавшегося на территории автоклуба «М-20» на улице 1-й Восточной, это недалеко от ж/д станции Весенняя, нет ни на карте Владивостока, ни в путеводителях местных туристических фирм. Тем не менее народная тропа сюда не зарастает круглый год. Благодаря «сарафанному радио» молва о его уникальных экспонатах распространилась далеко за пределы столицы Приморья.

Историю на помойку не выбрасывают

Руководитель автоклуба «М-20» Сергей Матвиенко, он же «по совместительству» хранитель музея, говорит, что его коллекция вполне достойна выставляться в залах краеведческого музея районного, а то и областного масштаба. Причём ещё недавно многие раритеты служили людям, а потом были списаны, точнее, выброшены за ненадобностью. Матвиенко же их подобрал, почистил, отмыл и превратил в музейный экспонат!

К примеру, где вы сейчас найдёте двухлитровую стеклянную бутылку из-под кефира? Или легендарную сетку «авоську»? Ту самую, которую юморист Петросян лет двадцать назад обозвал «нифигаськой». В том смысле, что в СССР во времена тотального дефицита положить в сетку было нечего – прилавки в магазинах были пустыми. Сейчас это раритеты – на смену «молочным» бутылкам пришли тетрапакеты, а полиэтиленовые сумки заменили «заслуженную народную» сетку.

Но в экспозиции музея автоклуба «М-20» есть и двухлитровая кефирная бутыль, и более десятка «авосек». Причём у каждой сетки свой размер, свой цвет и свой узор плетения. И это ещё не всё! В запасниках хранятся несколько десятков отечественных и импортных утюгов, паровых и электрических, первые советские мопеды и мотоциклы, радиоприёмники, радиолы, телевизоры. Есть даже самый первый отечественный серийный телевизор КВН, правда, без линзы, и один из первых телевизоров, привезённых в «закрытый порт Владивосток» из Японии. Импортный «ящик для идиотов» Матвиенко презентовал знакомый моряк после знакомства с необычным музеем.

– Практически все экспонаты – это либо подарки соседской ребятни, либо друзей и знакомых, – рассказывает Сергей Яковлевич. – Я если что-то покупаю, то только очень редкую вещь. Обычно люди звонят и спрашивают, не возьму ли в музей я тот или иной предмет быта. Он им больше не нужен, а выбросить жалко. Предлагают всё, от подрамников до балалаек, от мясорубок до стиральных машин. А я ни от чего не отказываюсь! Для кого-то потрёпанная гармошка или сломанная прялка – мусор, а для меня – предмет коллекционирования. Нередко пенсионеры передают на вечное хранение свои семейные «реликвии», потому что больше некому. Старые вещи – это часть чьей-то жизни, возможно, это единственное, что осталось на память о давно ушедшем человеке. Как можно память выбрасывать на помойку?
Однажды у родственников в Черниговке Матвиенко нашёл чемодан с
воего деда, с которым тот путешествовал по Приморью. Под крышкой отчётливо сохранились подпись предка, дата «1932» и надпись: «Тара чемодана восемь фунтов». Вещи переживают своих хозяев...
У других родственников Матвиенко «изъял» древний фамильный сундук с именами и датами рождения 11 детей, написанными под крышкой химическим карандашом. Этих людей уже давно нет, а память о них осталась.

По словам Матвиенко, «многое из предметов быта недавнего прошлого уже навсегда утрачено по недомыслию». Некоторые посетители, познакомившись с коллекцией предметов быта, сокрушаются, мол, если бы мы знали раньше, что есть такой музей, то ничего не выбрасывали бы, а отдали бы вам. Поэтому Матвиенко советует подумать, прежде чем выбросить вещь, ставшую ненужной. В музей часто приходят пожилые люди. Они с ностальгией разглядывают эти предметы быта и со слезами на глазах вспоминают, как когда-то жили в окружении этих вещей.
– Когда я беру какой-нибудь предмет в экспозицию, то всегда говорю дарителям: будете потом приходить в музей и вспоминать прошлое. В квартире-то многое не сохранишь, – рассказывает Сергей Яковлевич.

У самовара я и… Матвиенко

Абсолютно новый противогаз «третьего» размера для лошади образца 30-х годов прошлого столетия – один из самых редких экспонатов музея автоклуба «М-20». Необычную лошадиную амуницию Матвиенко подарили сотрудники ГО и ЧС. Диковину нашли во время противопожарной зачистки кладовок в одном из старых зданий Владивостока. Несмотря на возраст, он отлично сохранился.

Есть в музее и противогаз защитников Владивостокской крепости. Его обнаружили диггеры, обследуя казематы фортификационного сооружения.

Также совершенно случайно во время ремонта здания Владивостокского СИЗО на Партизанском проспекте были найдены два одинаковых красных знамени, одно – из атласной ткани, другое – из бархата. Полотнища были замурованы в стену. По словам одного из ветеранов СИЗО, нашедшего знамёна, эти «революционные флаги – награда сотрудникам следственного изолятора за добросовестную и честную работу». Судя по специфике оформления полотнищ, подобные знамёна имели хождение в 30-е годы прошлого века. Кто и зачем их спрятал в стене, неизвестно. Сейчас красный стяг из атласа хранится в музее автоклуба «М-20». Знамя из бархата забрал ветеран СИЗО.

– Проезжая мимо какого-нибудь старого дома, с тоскою смотрю на его чердак. Вот бы, думаю, туда забраться. На таких чердаках много чего можно найти, – улыбается коллекционер.
Особое место в экспозиции музея автоклуба «М-20» занимают всевозможные отечественные арифмометры – предки современных калькуляторов, швейные и печатные машинки «всех времён и народов», а также 24 самовара, большие и маленькие, пузатые и не очень. По словам Матвиенко, именно самовары тридцать лет назад натолкнули его на собирательство предметов быта.

– Самый первый самовар я нашёл в 1979 году на станции Весенняя, где живу, – рассказывает Сергей Яковлевич. – На нём были выбиты дата, кажется, начало прошлого века, медали и надпись «фабрика Баташёва». Это был знаменитый «Баташёвский» самовар, изготовленный в Туле. В начале двадцатого века там процветало шестьсот самоварных фабрик! Россия до революции была мировым лидером по производству самоваров. Ежегодно мы выпускали шестьсот тысяч самоваров! Сегодня об этом мало кто знает.

Самый старый самовар в его коллекции датирован 1860 годом! Видимо, это латунно-медное чудо завезли в Приморье переселенцы из центральной России вместе с иконами и домашней утварью. В начале 90-х годов прошлого века, когда «новорождённая» Россия буквально помешалась на сборе цветных металлов, уникальные тульские самовары «КамАЗами» вывозили в Китай в обмен на продукты и ширпотреб. И сегодня настоящий тульский самовар, изготовленный ещё при «царе-батюшке», в наших краях днём с огнём не сыскать. А в том же Харбине или Даляне их продают в антикварных лавках за большие деньги.

Комод Киплинга?

Голубая мечта Сергея Яковлевича – создать музей быта «пятидесятых», где бы хранились предметы домашнего обихода made in USSR, ещё недавно нас окружавшие. Подобная экспозиция есть в Хабаровском краеведческом музее, а во Владивостоке, в музее имени Арсеньева, нет экспозиции, рассказывающей о быте простого советского человека. А жаль. Вещи, как и люди, живут недолго, если о них не заботятся.

Например, в музее автоклуба есть радиоприёмник «Альпинист-407» с символикой Олимпиады-80, радиола «Rigonda-102», переносные бобинные магнитофоны «Весна-3» и «Романтик», а также их неподъёмные, многокилограммовые братья «Aidas-9M» или «Маяк-203-стерео». Уже сегодня эти монстры советского радиопрома вызывают дикий восторг у тех, кто вырос в эпоху DVD и МР3-плейеров

и кому миниатюрные «мобильники» и ноутбуки заменили игрушки. А что будет через 20–30 лет, когда эти артефакты недавнего советского прошлого исчезнут даже из воспоминаний?
Вспомните, как Пашка Колокольников, герой кинофильма «Живёт такой парень» (1964), брезгливо назвал мраморных слоников, украшавших комоды наших бабушек и мам, «пережитком мещанства».

А нынче эти каменные животные – антиквариат.
– Все собранные мною предметы не дорогие. У меня нет цели вложить деньги. Моя задача сохранить предмет, укрупнить, систематизировать коллекцию и в ближайшее пятилетие вывезти её куда-нибудь, чтобы она была доступна всем. Вы когда-нибудь видели безмен, который одновременно показывает килограммы и фунты? Или соломорезку образца 1907 года? Или двухконфорочный керогаз с духовкой? Таких предметов нет даже в музее имени Арсеньева, – с гордостью говорит Матвиенко.

Год назад в экспозиции музея появился старинный секретер с зеркалом, покрытый чёрным лаком. По словам его хозяев, «эту рухлядь их предки привезли во Владивосток из Индии ещё до революции». Согласно семейным преданиям секретер был приобретён в Бомбее и когда-то принадлежал родителям знаменитого писателя Редьярда Киплинга, автора «Книги джунглей». В качестве доказательства подлинности вещи предоставлялась пожелтевшая фотография, на которой будущий сочинитель, тогда ещё маленький кучерявый малыш, запечатлён подле исторической мебели.

За секретер просили 15 тысяч рублей. Сначала его хозяева обратились в музей имени Арсеньева, но там денег не нашлось, а Сергей Яковлевич рухлядь купил. На всякий случай. Вдруг объявятся наследники Киплинга и спросят: а где мебеля нашего знаменитого предка? А Матвиенко им в ответ представит семейную реликвию, пожалуйста, вот ваш секретер, забирайте. Только деньги вперёд! Прямо как в «Двенадцати стульях»...

Но если этот секретер действительно когда-то принадлежал Киплингам? Тогда его место не в частном музее Владивостока, а, пожалуй, в Эрмитаже!

...В идеале, уникальному музею предметов быта необходимо отдельное, пусть и небольшое здание, чтобы экспозиция заработала на полную мощность. По словам Сергея Яковлевича, для этого сгодились бы, например, развалины кинотеатра «Залив», что в посёлке на станции Весенняя. Сейчас от бывшего очага культуры остались только стены, крыша да двери. Брошенное здание разрушается, но его ещё можно спасти. Коллекционер готов взять на себя финансирование реконструкции. А там, глядишь, благодаря деятельности музея и жизнь в посёлке оживилась бы. Но местные власти, в чьём ведении находятся развалины и к которым Матвиенко не раз обращался с предложением о создании музея, его не понимают. Видимо, не дорога им история России...

Автор : Сергей КОЖИН

comments powered by Disqus
В этом номере:
Как Илюха тигра защищал
Как Илюха тигра защищал

Богатым на культурные события самого высокого разряда стал сентябрь. Тут тебе и кинофестиваль, и визуальные искусства, и «ДДТ» с грандиозным шоу на центральной площади. А подвёл итог всему этому пиршеству концерт группы «Мумий Тролль».

Автолестница на пути иномарки

Пожарная автолестница оказалась на пути легковушки «Тойота-Краун» в понедельник вечером на дороге от станции Океанская до бухты Лазурная. Иномарку занесло на мокрой дороге, и только колесо машины спецтранспорта остановило её, сообщили «В» в Приморской пои

С днём рождения, книжкин дом!

Сегодня библиотека-салон имени Пушкина отмечает юбилей – 85-летие.

Осенний поцелуй уходящего лета
Осенний поцелуй уходящего лета

Итоги ежегодного регионального конкурса «Лидеры туриндустрии Приморья» подвели в минувший понедельник в Пушкинском театре.

Пляжная зачистка

Трёхнедельная акция по очистке прибрежной зоны, организованная администрацией города, прошла во Владивостоке.

Последние номера