Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Рождённый в Советском Союзе

Во время экскурсии по кораблю береговой охраны Соединённых Штатов Америки «Сикамор» (Sycamare), который на минувшей неделе находился в нашем порту с дружественным визитом, я услышала хорошую русскую речь. Один из членов команды оказался россиянином.
Рождённый в Советском Союзе

Во время экскурсии по кораблю береговой охраны Соединённых Штатов Америки «Сикамор» (Sycamare), который на минувшей неделе находился в нашем порту с дружественным визитом, я услышала хорошую русскую речь. Один из членов команды оказался россиянином.

– Семён Айнбиндер, – представился он.
На корабле он оказался не случайно. Как и полагается американцу, Айнбиндер проходил срочную службу в армии США, и по законам Штатов полагается пройти переподготовку. Вот так он и попал резервистом на корабль Sycamare.

Его родители из российских евреев. Они эмигрировали из СССР в США, когда Семёну было одиннадцать лет.

– Я не знаю, по какой именно причине это произошло, – рассказал он. – Полагаю, что их было несколько, и одна из них – ущемление прав национальных меньшинств в бывшем СССР. Люди живут один раз и имеют право сами выбирать страну.

– Семён, кем вы работаете?

– Полицейским в Нью-Йорке.

– Тяжёлая работа?

– Я ни разу не испытывал разочарования. В нашем муниципальном департаменте более сотни русскоговорящих служащих.

– Какой именно район Нью-Йорка вы охраняете?

– Я десять лет проработал в Бруклине и полагаю, что функции нью-йоркской полиции нисколько не отличаются от функций муниципальной милиции в любом городе России. Всё это время я дежурил в метро. Оно активно патрулируется полицейскими.

– Можете назвать, какой основной вид преступлений в Бруклине?

– Как и везде, это зависит от района. Там, где живёт беднота, в сводках значатся телесные повреждения, хотя по статистике здесь превалируют кражи. У нас имеется квалификация видов преступлений: кража с человеческого тела или из квартир и другие. Когда я в 1989 году приехал в Нью-Йорк, то там происходило более 3 тысяч убийств в год. Сейчас город изменился, и теперь насчитывается не более 600 случаев за такой же период. Для такого мегаполиса это неплохие результаты.

– А с кем вы работали в паре?

– Обычно полицейский в метро работает в одиночку. И только в последний год у меня был партнёр.

– За это время какое событие больше всего огорчило или, наоборот, удивило?

– Сейчас сразу и не припомню. Ведь их было тысячи. Сложно все перечислить и это при том, что служба в подземке отличается от наземной однообразием. Но это только на первый взгляд. Если здесь что-то происходит, то, как правило, во «вселенских», то есть крупных масштабах. В подземке больше всего самоубийц, которые непременно хотят свести счёты с жизнью под колёсами поезда. В этом случае спасать некого.

По служебным обязанностям мне приходилось задерживать многих людей, и я не считаю эти поступки выдающимися. Правда, один раз арестовал молодого человека, в руке которого был пистолет. Он чуть не застрелил меня. Слава богу, всё обошлось. Это самое запоминающееся происшествие. Вскоре после этого события меня повысили, и сейчас я сержант. Это означает, что теперь не надо выходить на дежурства, а предстоит работать в офисе.

– Семён, в первый месяц осени вся мировая общественность скорбит, вспоминая национальную трагедию, произошедшую в вашей стране 11 сентября 2000 года. Где вы находились в этот день?

– Как и полагается, на службе в метро и старался сохранять спокойствие в тот момент, когда решительно всем вокруг казалось, что мир катится в тартарары. Если честно, то было страшно. Я не знал, что с моей женой, которая находилась буквально в километре от эпицентра. На следующий день я побывал в том самом районе. Всё было, как в кино. Будто я сижу в кинотеатре, а на большом экране, как в плохом фильме, сменяются кадр за кадром, но с той лишь разницей, что покинуть сеанс невозможно. Я жил на Манхэттене, и целую неделю там нечем было дышать, а по улицам летали обрывки бумаг…

– Что символизирует чёрный флаг с надписями на мачте вашего корабля?

– Существует такая традиция, когда судно заходит в порт или на военно-морскую базу, то на мачте поднимается именно такой стяг, как дань памяти о погибших моряках или пропавших без вести. В нашей стране на военных базах даже ставят специальные накрытые столики в столовых.

– Расскажите немного о себе.

– Я женат. Моя супруга также россиянка. У нас двое детей – мальчик и девочка. Сын в этом году пошёл в первый класс, а дочери – 3,5 года, и она устроена в детский сад. По законам нашего штата с четырёх лет малыши посещают его бесплатно, а пока приходится платить.

… Семён Айнбиндер вместе с членами команды корабля посетил достопримечательности нашего города, а потом самостоятельно поднялся на фуникулёре на смотровую площадку сопки Орлиное Гнездо. Я не знаю, какие чувства испытывал он, американский россиянин, любуясь панорамой морского города на тихоокеанском побережье России. Но почему-то думаю, что без ностальгии не обошлось

Автор : Татьяна ГРИГОРЬЕВА

comments powered by Disqus
В этом номере:
«Бастион» не сдаётся
«Бастион» не сдаётся

Три дня в Находке проходило открытое первенство Приморского края по фехтованию.

Страховой приём жалоб от пациентов

В крупных поликлиниках и больницах Приморья будут работать представительства страховых медицинских организаций.

Турслёт в Пушкинском

Имена лучших представителей туристической индустрии Приморья объявят во Владивостоке 28 сентября. В этот день в Пушкинском театре состоится церемония награждения победителей регионального конкурса «Лидеры туриндустрии Приморья», приуроченного к Всемирному

Литература на колёсах
Литература на колёсах

Вчера от библиотеки имени Басаргина отправилась в путь литературная экспедиция «Наследие Ивана Басаргина», организованная управлением культуры администрации города и Владивостокской централизованной библиотечной системой.

Морская прогулка не задалась…

Шесть человек сняли с терпящей бедствие яхты у Русского острова во Владивостоке.

Последние номера