Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Книжная рецензия

В западне

«Кензо Китаката – самый известный мастер так называемого якудза-романа, экс-президент Ассоциации писателей-детективщиков Японии, признанный классик жанра и лауреат множества национальных премий» - так написано на обложке романа «Клетка». Лоцман, никогда п

«Кензо Китаката – самый известный мастер так называемого якудза-романа, экс-президент Ассоциации писателей-детективщиков Японии, признанный классик жанра и лауреат множества национальных премий» - так написано на обложке романа «Клетка». Лоцман, никогда прежде с «якудза-романом» не сталкивавшийся, слегка волновался, снимая эту книгу с полки. Но очень уж хотелось узнать, чем же отличается обычный детектив от «якудза-романа».

В процессе чтения Лоцман понял, что «якудза-роман» - это не столько классический, сколько психологический детектив. И что проблемы людей, когда-то принадлежавших к криминальным кругам и пытающихся стать на путь исправления, одинаковы – что в Японии, что в России… И неважно, как зовут главного героя – Иванов или Такино. Потому что душа человека рвётся и тоскует независимо от того, где этот человек живёт… Нет, Кензо Китаката не обходится без того, что называется «местным колоритом», но все эти детали быта настолько органичны и знают своё место, что совершенно не отвлекают от главного в книге…

«Такино помнил, что однажды сказал им Сакурай: «Банда погибла. Ничто не тянет вас назад. Вы свободны. На вас, парни, даже нет уголовных дел. Подумайте сейчас. Завтра вы оба можете стать чистыми и никогда не оглядываться назад»…

Кензо Китаката исследует мир главного героя не торопясь, вдумчиво. Он пытается понять – чего не хватает человеку, у которого появился шанс изменить судьбу, почему его дорожка в конце концов становится кривой. Удивительно, но, рассказывая о жизни бывшего бандита, автор обходится без мата, без пышного описания кровавых сцен. Может быть, потому, что Китаката-сан – мастер? А мастер понимает, что не это главное в хорошей литературе.

День за днём, проживая жизнь вместе с Кацуя Такино, читатель словно сам входит в шкуру героя. Это, знаете ли, нелегко – понимать, что стоишь на краю и что вот-вот сделаешь шаг в пропасть…

Ещё одна, на взгляд Лоцмана, привлекательная черта романа «Клетка» - его мужественность. В том, что это написано мужчиной, можно не сомневаться. Нет лишних слов, нет многостраничных описаний. «Клетка» - роман сдержанный, даже немного суровый, но полный внутренних страстей, бушующих в герое и до поры до времени не вырывающихся наружу…

Кацуя Такино живёт в клетке. Пусть не видно прутьев, пусть их даже невозможно пощупать руками, но он-то знает… Он знает, что в эту клетку загнал себя сам и что каждый его шаг делает прутья всё более прочными и оставляет ему всё меньше шансов вырваться на свободу. О том, каково это – жить в клетке, которую выстроил для себя сам, Лоцман не задумывался. Во всяком случае, до тех пор, пока не снял с полки роман Кензо Китаката.

Автор : Ваш Книжный Лоцман

comments powered by Disqus
В этом номере:
«Бастион» не сдаётся
«Бастион» не сдаётся

Три дня в Находке проходило открытое первенство Приморского края по фехтованию.

Страховой приём жалоб от пациентов

В крупных поликлиниках и больницах Приморья будут работать представительства страховых медицинских организаций.

Турслёт в Пушкинском

Имена лучших представителей туристической индустрии Приморья объявят во Владивостоке 28 сентября. В этот день в Пушкинском театре состоится церемония награждения победителей регионального конкурса «Лидеры туриндустрии Приморья», приуроченного к Всемирному

Литература на колёсах
Литература на колёсах

Вчера от библиотеки имени Басаргина отправилась в путь литературная экспедиция «Наследие Ивана Басаргина», организованная управлением культуры администрации города и Владивостокской централизованной библиотечной системой.

Морская прогулка не задалась…

Шесть человек сняли с терпящей бедствие яхты у Русского острова во Владивостоке.

Последние номера