Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Общество

Насильно соседу мил не будешь

На фоне распространения массовых духовных и материальных наборов ценностей Запада творчество нынешних российских драматургов, поэтов, художников, музыкантов, режиссёров, видимо, не выделяется самобытностью и уникальностью.
Насильно соседу мил не будешь

((фото:14544:r:250:Японский режиссёр Акира Куросава в 1951 году
экранизировал роман Достоевского «Идиот»))На фоне распространения массовых духовных и материальных наборов ценностей Запада творчество нынешних российских драматургов, поэтов, художников, музыкантов, режиссёров, видимо, не выделяется самобытностью и уникальностью.

Добавьте к этому недостаточность культурных контактов, и всё это выливается в отсутствие интереса к стране, непонимание её характера, менталитета. Незнание рождает страх и созданный сегодня японскими СМИ образ огромной, холодной страны, где вместо воды пьют водку и делают только ядерные боеголовки, пугает верноподданных императора Акихито.

Между тем российское классическое наследие хорошо известно в Японии. На 25-м российско-японском симпозиуме учёных ДВО РАН и района Кансай, который прошёл 7-8 сентября во Владивостоке, бурно обсуждался доклад профессора университета «Аояма гакуин» Хакамады Сигэки «Восприятие русской культуры японцами и японской культуры русскими». Профессор Хакамада хорошо ориентируется не только в культурных традициях Японии, но и России. Он пять лет прожил в Москве, его сводная сестра – известный политик Ирина Хакамада, среди его друзей бывший премьер Евгений Примаков.

По словам Хакамады, поколение японцев, родившихся в начале прошлого века, хорошо знали творчество русских философов, классиков и современников – Николая Гоголя, Фёдора Достоевского, Михаила Арцыбашева. И даже Александры Коллонтай, которая стала не только первой в истории России женщиной-послом, но и активно занималась пропагандой идей феминизма и равноправия в семейных отношениях.

Мама профессора, родившаяся в 1909 году, писала в своём дневнике, что с удовольствием читает произведения революционерки Коллонтай, очень популярные на тот момент в Японии. Как утверждают специалисты, в Японии издана вся русская классика. Так, только роман Льва Толстого «Война и мир» здесь издавался 11 раз. В 1951-м культовый режиссёр Акира Куросава экранизировал роман Достоевского «Идиот», по мнению Хакамады, сумев точно передать дух и глубину произведения русского классика. Если японец не читал Достоевского, то его нельзя назвать интеллигентом, утверждает Хакамада. Видимо, поэтому изданная непривычным для нынешнего времени огромным тиражом в миллион экземпляров книга «Братья Карамазовы» разошлась достаточно быстро.

Но и в России «японщина» (выражение профессора Хакамады) не воспринималась как экзотика, скорее, как свежие течения в искусстве – постмодернизм и авангардизм. Японские мотивы есть в творчестве многих русских классиков. Гастроли в 1928 году в Москве театра Кабуки оказали сильное влияние на Сергея Эйзенштейна, Всеволода Мейерхольда. Последний, как утверждали современники, заинтересовался японским методом передавать зрителю музыку настроений, музыку ярких красочных пятен. То есть делает выводы Хакамада, диаметрально противоположные менталитеты двух наций послужили причиной взаимного интереса, глубокого понимания и принятия культуры друг друга.

На вопрос из зала, а какие российские фильмы сейчас популярны в Японии, Хакамада сумел вспомнить только старую добрую классику – «Броненосец Потёмкин» и «Пётр I» Сергея Эйзенштейна. Из самого современного – фильмы Тарковского «Сталкер» и «Зеркало». Правда, оговорился Хакамада, его смотрит только элита японской интеллигенции. Получается, что современная культура, быт, мировоззрение россиян неизвестны в Стране жёлтых хризантем. К тому же слишком часты в речи профессора университета «Аояма гакуин» ссылки на мнения только части общества, пусть и элиты – интеллигенции.

– Русский и японский менталитеты гораздо ближе, чем кажется на первый взгляд, – не соглашается с японским коллегой заведующий Центром внешней политики Японии Института истории археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН Владимир Кожевников. –Хакамада ссылается на мнение интеллигенции, а я на историю развития обществ, которая у нас очень похожа. И в Японии, и в России большинство населения традиционно составляли крестьяне. За многие века у них выработалось коллективное сознание сельской общины. Это делает наши менталитеты схожими, может быть, этим и объясняется интерес к японской культуре и её понимание в России. Она была востребована не только творческой интеллигенцией, которая искала новые формы в искусстве. Большинство россиян были далеки от постмодернизма, но это не мешало им ценить японскую живопись, поэзию, театр в 20-30-е годы, 60-80-е годы прошлого века. Японская поэзия трудна для понимания человека, который не знает культуру этой страны, но поэтические сборники раскупаются моментально. Так, в середине 80-х мне не достался сборник стихов средневековой Японии «Манъёсю», потому что его разобрали читатели, далекие от Японии, не японисты. Значит, в этих, пусть непонятных на первый взгляд стихах есть что-то близкое сердцу русского.

Интерес публики до сих пор не угасает к искусству составления букетов – икебана, к чайной церемонии, к японской кухне, одежде. Популярны и специфические японские комиксы и мультфильмы – манга, аниме.

Владимир Кожевников считает, что в России отношение к Японии намного позитивнее, чем в Японии к России. Его мнение основано на результатах опросов общественного мнения в обеих странах. Но не вопрос «северных территорий» стал тому основной причиной, полагает учёный. Общаясь с японцами, учёный пришёл к выводу, что причин «нелюбви» к России в Японии гораздо больше. Одна из них – наличие политических стереотипов. Их формируют местные СМИ в условиях отсутствия информации о современной России. Северный сосед ассоциируется с холодом, водкой и ядерными боеголовками.

– Как-то Евгений Примаков спросил меня, – рассказывает профессор Хакамада, – почему в Японии такое негативное отношение к России. И я ответил так: «Спросил большой волк маленького зайца: «Я тебя люблю, почему ты не любишь меня?»

– Взаимопонимание двух народов намного зависит от того, – считает Владимир Кожевников, – насколько они воспринимают культуру друг друга.

А что мы делаем, чтобы наша современная культура стала популярна в Японии? Сегодня в Японии знают поп-группу «Тату». Борщ пробовали многие, но этого мало. Произведение Достоевского, выпущенное миллионным тиражом, на который ссылается Хакамада, и моментально раскупленное, опять же представляет собой образец русской классики, традиционно популярной в Японии…

По словам Кожевникова, поток культуры должен быть «агрессивным» – в хорошем смысле этого слова. Но для начала необходимо, чтобы она стала интересной нашим соседям, а не только нам самим.

Автор : Татьяна Ярмоленко Александровна

comments powered by Disqus
В этом номере:
Жёсткие меры к руководству ТЭЦ-2

Посетив Владивостокскую ТЭЦ-2, губернатор Приморья Сергей Дарькин сделал распоряжение о подготовке обращения в прокуратуру края и Министерство энергетики РФ по поводу проверки эффективности работы этой станции, входящей в приморский филиал Дальневосточно

Мост в будущее
Мост в будущее

Капсула – посланием потомкам была заложена в основание одной из опор будущего моста через бухту Золотой Рог во Владивостоке. Возводится она в районе 37-го причала.

Зона детской

В прошлом году количество преступлений и правонарушений, совершённых на территории образовательных учреждений края, не превышало пятидесяти. С начала этого года почти на четверть снизилось число учащихся, привлечённых к уголовной ответственности.

Им целого «Мира» мало
Им целого «Мира» мало

В воскресенье во Владивосток прибыл океанский лайнер The World («Мир»).

Опера на Фастовской

Театр оперы и балета будет построен во Владивостоке в районе улицы Фастовской. Место определено бесповоротно и окончательно, уже готовится проект будущего храма Терпсихоры и Полигимнии.

Последние номера