Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Парк культуры

Железная Катя

Однажды в самолёте по дороге во Владивосток Катя Первушина рассказала соседу о своей профессии. И потом всю дорогу успокаивала впечатлительного дедушку – уж так он Катю жалел, так переживал: «Вас же там не кормят, а нагрузки какие, ай-яй-яй, зачем ты таку
Железная Катя


Однажды в самолёте по дороге во Владивосток Катя Первушина рассказала соседу о своей профессии. И потом всю дорогу успокаивала впечатлительного дедушку – уж так он Катю жалел, так переживал: «Вас же там не кормят, а нагрузки какие, ай-яй-яй, зачем ты такую работу выбрала?..».

– Едва удалось мне, – улыбается Екатерина Первушина, 19-летняя ведущая солистка Самарского театра оперы и балета, обладательница премии «Самарская театральная муза», лауреат конкурса «Арабеск» и конкурса «Молодые дарования России», – объяснить человеку, что балет – это не пытка, хотя и тяжёлая работа, но такая радостная, что это моя жизнь…
Во Владивостоке Катя Первушина уже не дома, а в гостях. Приехала в отпуск. И тем не менее постоянно прибегает в родное хореографическое училище – заниматься, держать себя в форме. И другого пути для балерины нет.

– Вы сейчас работаете в Самарском театре оперы и балета?

– Да. Танцую в «Баядерке», в «Жизели» (вставное па-де-де), в «Лебедином озере» (па-де-труа и танец маленьких лебедей, характерные танцы), в гала-концерте (адажио из «Щелкунчика», па-де-де из «Дон Кихота»). Театр у нас на реставрации, репертуар небольшой, мы ездим на гастроли по Волге – в Тольятти, Новгород, Оренбург, Чебоксары, выступаем на разных сценах в Самаре.
Можно сказать, балетная карьера складывается удачно. Есть творческий рост, и Самарский театр – очень перспективный.

– А почему вы вообще из всех предложений выбрали именно Самару?

– Для артиста немаловажно, кто помогает ему расти, кто руководит коллективом, в котором он работает. Кирилл Шморгонер преподавал в Пермском училище, когда я там училась. Работал и в Пермском театре оперы и балета. Его пригласили в Самару, и он нас с Виктором Мулыгиным, моим постоянным партёром, позвал с собой. Мы согласились.

– Вы в юности возрасте уехали из Владивостока в Пермь – учиться. В какой момент вы поняли, что балет – это ваша жизнь?

– Лет в четырнадцать. Первые года три учёбы я хотела домой, потом поняла, что могу танцевать и что мне это нравится.

– Балетных много, а знаменитых единицы. Как вы думаете, какие нужны качества, чтобы добиться славы?

– Главное – трудолюбие и усердие. Просто так никем не станешь. Ещё важно перенимать опыт и смотреть на то, как работают более опытные люди… В этом смысле Самарский театр оперы и балета – почти что уникален. Нам с Виктором очень повезло с труппой. Мало где есть такой состав и такие хорошие люди. А у нас в труппе дружеские отношения, мы общаемся спокойно и уважительно.

– С Виктором Мулыгиным (кстати, тоже нашим земляком. – Прим. авт.) вы вместе танцуете ещё с училища… Наверное, понимаете друг друга с полуслова?

– Да, и ссоримся редко, только когда нервничаем. У нас слаженный дуэт, с другим партнёром мне тяжелее намного работать.

– Балетный век недолог… Вы ставите перед собой какие-то цели?

– Я полагаюсь на течение жизни. Зачем строить планы, которые могут и не осуществиться? Лучше трудиться каждый день.

– Кем вы восхищаетесь в профессии?

– Галиной Улановой, Екатериной Максимовой. Светланой Захаровой – из нынешних.

– Балет наверняка приносит вам не только радость, но и слёзы?
– Конечно, плачу. Чаще всего – когда что-то не получается или когда устаю уже очень сильно. И это при том, что Кирилл Александрович говорит, что я железная. Поэтому при педагогах стараюсь не распускаться. А критика – вещь полезная, от неё не плачу.

– Вы эмоциональны?

– Конечно. Это очень помогает при работе над партиями, ведь нужно понять и раскрыть образ героини. Эмоции передать – как раз самое трудное, технику-то станцевать просто…

– Вы слышите аплодисменты во время танца?

– Иногда. Если сложный танец, просто сосредотачиваюсь на нём и ничего не слышу вокруг. А так – да, атмосферу зала ощущаю, и когда она доброжелательная – это только подстёгивает, хочется станцевать ещё лучше, такой кураж… Помню, на гастролях в Германии, куда мы ездили с училищем, во время исполнения «Коппелии» я упала. Сцена была покатая, мы к таким не привыкли. А зал меня так поддержал, а я сначала растерялась, расстроилась, хотела чуть ли не уползти со сцены, а потом взяла себя в руки и дотанцевала!
Приятно осознавать, что ты радуешь зрителя. Но я отлично понимаю, что премии, аплодисменты, цветы – это не повод расслабляться. Потому что если расслабишься – потом уже очень трудно собраться. Ведь зритель каждый раз ждёт от тебя большего.

– Расскажите, как строится ваш обычный день?

– Встаю в 8.00, в 10.30 – урок, час занятий, потом каждый идёт на свою репетицию. В 14-15 – перерыв, примерно до 18 часов, затем вечерняя репетиция – до 20, иногда до 21 часа. Домой и спать. Конечно, и на отдых времени хватает. Чаще всего мы с друзьями идём на набережную Волги. Или выезжаем за Волгу с палатками.

– А в еде себя ограничиваете? Стереотип такой: балерины едят листики салата, яблочки, иногда – рыбку…

– Вообще я ем всё. Просто понемногу. А количество репетиций убирает все калории. Ну и с конституцией мне повезло, многие девочки – я знаю – едят именно так, как вы говорили…

– Заработок балетный не слишком велик… Вы выступаете в клубах, например?

– Да, нас, не только меня, приглашают, но мы на это не тратим много времени, потому что хочется ещё и отдыхать… Я бы с большим удовольствием вела уроки для детей…

– Во Владивостоке в родном училище вы только тренируетесь или проводите в том числе мастер-классы?

– Было такое, что, ещё будучи воспитанницей Пермского училища, я по просьбе владивостокских педагогов проводила урок для младших. Сегодня же просто хожу туда разминаться, тренироваться.

– Если во Владивостоке появится театр оперы и балета, приедете?

– Хотелось бы, родной город, все близкие и друзья здесь. С другой стороны, Владивосток очень далеко от мировых балетных центров, и мало шансов, что тебя заметят, да и труппа здесь будет начинающая, неизвестная…

– Вы смотрите балетные спектакли других театров?

– Да, конечно. И на канале «Культура», и если у нас гастроли. На чужих ошибках нужно учиться…
Я смотрю чаще всего как профессионал, ошибки замечаю. Но если спектакль идёт на ровной волне, как положено, я начинаю чувствовать себя зрителем…

– А свои записи?..

– Только как критик. Вижу все промахи, редко бываю довольна тем, что сделала. И потом стараюсь ошибки исправлять.

– Большинство балерин ставят крест на личной жизни, на материнстве…

– Нет, я люблю балет, но мечтаю о семье и детях. Не считаю правильным отказываться от женского счастья. В жизни нужно искать гармонию, а какая гармония в односторонности?

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Уколюсь – и за парту

Во Владивостоке кампания по вакцинации от вируса гриппа начнётся на месяц раньше обычного. Чтобы не допустить массовых заболеваний в детских коллективах, профилактические мероприятия стартуют уже с 1 сентября.

Чебуреки вне закона

Мелкорозничная торговля с 1 сентября этого года будет запрещена на железнодорожном вокзале приморской столицы.

Ильич в клеточку
Ильич в клеточку

Поколение пепси сейчас стоит перед выбором тетрадок к новому учебному году. Их разнообразие приятно удивляет, впрочем, как и цены - от двух рублей и выше.

Плавучий небоскрёб
Плавучий небоскрёб

Сегодня во Владивосток прибывает океанский лайнер Asuka-II.

Не плюй в колодец...
Не плюй в колодец...

Воду из общественных колодцев перед употреблением необходимо отстаивать и кипятить, предупреждает Управление Роспотребнадзора по Приморскому краю.

Последние номера