Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Жизнь

Музы Елены Герасимовой

Не заметить её в толпе невозможно. Елена Герасимова – дизайнер, модельер, каждый её наряд – произведение искусства.
Музы Елены Герасимовой


Не заметить её в толпе невозможно. Елена Герасимова – дизайнер, модельер, каждый её наряд – произведение искусства.

- Да? – удивляется Елена. - Не замечала… Считаю, что женщине тогда комфортно, когда она чувствует себя стильной, женственной и полностью соответствующей своему имиджу. Именно тогда она забывает, что на ней надето и выглядит абсолютно естественно. Я говорю это всем своим клиенткам. Надо найти ту одежду, которую хочется нести на себе. И тогда всё будет органично.
- Вы, наверное, с младых ногтей наряды куклам придумывали?
- Конечно. У меня мама служила в Корее и привезла оттуда удивительной красоты одежду, на которую я, девчонка, наглядеться не могла. И были у меня удивительные тётки, которыми я восхищалась – тем, как они одеваются. Помните, эти женственные причёски, платья, которые украшали женщину?..
Потом стала сама придумывать, рисовать наряды – и не только куклам, но и себе, и подружкам… А первое платье, прошедшее полный путь от рисунка до готовой одежды, я сшила в старших классах. Тогда как раз до нас докатилось всё, что касается стиляг. Я во всё это просто влюбилась. И вот, помню, сошью вечером – мама утром порвёт. Не разделяла она моих вкусов.
- Вы сами воплощаете свои идеи?
- Да. Шить я стала ещё в театре, когда поняла, что мало растопыривать пальцы, насаждать идеи, надо ещё и профессией владеть. И я села за машинку.
- Одно дело – создать модель, другое – шить, это тяжёлая работа…
- Да. И у меня то, что я задумываю, рисую, и то, что получается в итоге, совсем не одно и то же. Как часто я за это в театре по голове получала (смеётся). Но как иначе? Берёшь в руки ткань, прикидываешь – и частенько на выходе модель не узнать.
- Когда вы видите человека, на что смотрите в первую очередь? Как он одет?
- По-разному. Но ведь не мной придумано: встречают по одёжке.
- Вы много работали для театра – не так давно в галерее «Арка» даже состоялась выставка ваших театральных работ. Не думаете продолжить?
- Нет. Из театра ушла по болезни – моя психика с таким объёмом и с этими задачами справлялась трудно. А потом я поняла, какое это счастье и удовольствие – работать с музами.
- Как становятся вашими музами?
- Я должна увлечься человеком – ярким характером, например, необычной внешностью… Никогда не стремилась одевать подиумных девиц, мне это в принципе неинтересно. Почему я любила театр? Потому что для каждой актрисы создавала свой образ, хотела вытащить максимум из каждой женщины. То же и в жизни – явить миру манкость человека, показать, какой он красивый на самом деле.
Я иногда думаю, что в чём-то похожа на хирурга – он обрезает лишнее, помогая человеку, так и я – отсекаю всё ненужное и подчёркиваю лучшее, помогая женщине быть достойной, желанной, яркой.
- Когда к вам приходит женщина, не уверенная в себе, не умеющая подчеркнуть одеждой свои достоинства, и вы являете миру её красоту, вы себя чувствуете Пигмалионом?
- (хохочет) Я иногда молюсь: минуй меня, мания величия… Это растопыривание пальцев, надувание щёк…
Мало думаю о себе, когда работаю. Мне важнее другое – достучаться до этой женщины, найти её, раскрыть. Так что думаю я только о ней.
- Многие кутюрье предпочитают работать с женщинами модельных форм, 90-60-90, а вы?
- А мне интересны нестандартные женщины. Я этап работы для моделей прошла в Доме моды и сразу поняла, что это не моё. Мёртворождённое это дитя, понимаете – от кутюр? Ко мне идут женщины, которые, как правило, уже отчаялись, попробовали всё – бутики в Париже-Милане, дорогущие вещи, а стиля нет, не играет человек, за брендами его и не видно.
Я бы, конечно, хотела, может, окружить себя звёздами и творить для них, но я живу не в Москве и не в Питере, и нужно быть реалисткой.
- Вы сознательно выбираете Владивосток, нет желания уехать?
- У меня, может, желание и есть. И были возможности. Я диссидентка, мне хорошо в Европе, меня там понимают и ценят. Но муж мой – последний из могикан. Никогда никуда не уедет. Всё же есть что-то там, наверху, что говорит: сиди здесь, здесь твоё место…
- И тем не менее морской стиль вас вдохновляет…
- Конечно! Наша квартира очень хорошо расположена, мне видны два залива… Красота! С тех пор, как мы туда переехали, я счастлива. В этой квартире у меня появилась мастерская. Я не могу ходить на работу куда-то к определённому времени, сидеть там положенное количество часов… Мне надо сразу много делать, быть между борщом и машинкой…
- Мне кажется, что ваша работа сродни волшебству, вы из гадких утят лебедей делаете…
- Ой, не надумывайте, это вы лишку хватили. Хорошая работа, да, творческая, но ничего такого. Физически она меня не тяготит, если придумалась модель – я хожу, гуляю, только о ней и думаю… Да, я ходок – не люблю транспорт, везде пешком. Для того и поместилась в центре города, чтобы всё под рукой. Так вот во время ходьбы всё и прорабатывается: технология, например, детали…
- Какие ткани вы предпочитаете?
- Без разницы. Всё идёт от модели, но, конечно, ткань должна быть натуральная. Это моё условие.
- Говорите ли вы себе: всё, в этом месяце больше не работаю?
- Да. И всегда говорю: ко мне можно прийти, но я не назначаю сроков. Может, и год вы будете ждать платья… Я понимаю, что это не самое лучшее качество, и пытаюсь даже анализировать себя, исправлять, но ничего не могу поделать. Я могу шить только тогда, когда у меня волосы на руках шевелятся, образно говоря. Когда я полностью растворена в идее.
- А на себя хватает времени?
- Конечно нет! В этом году совсем себе не шила.
- Вы любите юбки?
- Конечно! Я – за даму в шляпке и юбке. Это женственно, это красиво. Мне часто мужчины рассказывают про своё отношение к брючным женщинам. Если бы эти женщины слышали, если бы знали, как они мертвы для мужчин, как непривлекательны… А потом – многие женщины за брюки прячут свои проблемы.
- Есть ли в мире моды люди, которых вы уважаете?
- Антонио Марес, Кензо, например. Александр Васильев – человек с отличным вкусом, с ним приятно поговорить.
- А если бы вам привели женщину с явными проблемами со стилем и попросили одеть, сменить имидж в рекордно короткие сроки – смогли бы?
- Конечно! Это же ужасно интригующая задача! И у меня такие случаи были. Как приятно, когда видишь, как женщина несёт платье, как она в нём естественна и свободна… Но иногда и обратное бывает – у меня дома, на примерке, она в платье – как на празднике. А приходит в общество – и зажимается. Это и обидно, и тяжело, и грустно.
- Вы работаете только с женщинами или с мужчинами тоже?
- Конечно, и с мужчинами.
- А кто пластичнее?
- Это зависит от человека. Бывают и мужчины, которые готовы носить дизайнерские вещи…
- Есть ли у вас ученики?
- Нет у меня такого дара. Меня много лет зовут во ВГУЭС, но я-то знаю, что ничего не выйдет.
- Как вам кажется, с момента перестройки, слома железного занавеса мы стали одеваться лучше?
- Нет. Мы по-прежнему провинция. И по-прежнему очень неграмотны в моде. Вы бывали на мастер-классах по кимоно? Как грустно, что русский костюм никогда не будет так носиться, так уважаться, как национальные костюмы Японии или Кореи. Русские люди всегда куда-то хотят в другие края, своей русскости стесняются, отторгают, а на выходе – ничего, культуры нет, только понты… Посмотрите на нас. Где мы? Кто мы? Бедная Россия…
- В магазины одежды вы ходите?
- Я как туда зайду, так сразу чувствую желание выйти. Что везут к нам – это же ужас! Спокойно гулять по магазинам могу только в Японии, в Европе, где стразики и голые животики не заменяют стиль и где бренд не подменяет вкус. Даже в Китае сейчас магазины хороших торговых марок выглядят лучше, чем наши: светлые, просторные, продуманные… А у нас – незнамо что.
- Вы оптимистка?
- Хочу ею быть. Жизнь прекрасна, это такой дар, что ему нельзя не улыбаться. И с каждым годом я ощущаю это всё острей.
- Отдых для вас…
- Природа. Где можно много ходить, дышать, смотреть… Мы ведь на земле для того, чтобы выращивать духовность, ограничивать себя, а не потреблять безумно. Это понимаешь лучше именно в общении с природой.
- Что такое стиль?
- Присутствие вкуса. Если его не дано – выращивай, интересуйся, блюди свою индивидуальность.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Они хотели нас взорвать
Они хотели нас взорвать

В ходе двух десятков обысков в краевом центре обнаружены большое количество религиозной литературы «узконаправленного» содержания, оружие, боеприпасы, противотанковый гранатомёт «РПГ-26» и самодельные взрывные устройства массового поражения – «хаттабки».

Одна сцена – 60 гитар

Во Владивостоке неделю будет проходить второй Международный гитарный фестиваль.

А город подумал … МЧС тренируется
А город подумал … МЧС тренируется

Два дня, с 5 по 6 августа, над Амурским заливом проходили плановые тренировки спасателей Дальнего Востока.

Музыка для железной дороги

К профессиональному празднику железнодорожников заслуженный артист России композитор Юрий Рабинович, долго время руководивший дворцом культуры железнодорожников, преподнёс сюрприз ветеранам Владивостокского отделения Дальневосточной железной дороги – под

Графу Николаю – вечная слава!

Торжественные мероприятия, посвящённые памяти генерал- губернатора Восточной Сибири графа Николая Муравьёва-Амурского пройдут 11 августа во Владивостоке.

Последние номера
журнал