Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Ситуация

После взрыва. Судьбы выживших жильцов и взорванного дома в Воздвиженке пока не решены

Дорогу на кладбище спрашивать не пришлось – она была густо усыпана розами и гвоздиками. По алеющим на снегу цветам мы догнали похоронную процессию, которая растянулась вереницей машин почти на километр. Выехав в Воздвиженку узнать, как помогают пострадавш
После взрыва. Судьбы выживших жильцов и взорванного дома в Воздвиженке пока не решены

Дорогу на кладбище спрашивать не пришлось – она была густо усыпана розами и гвоздиками. По алеющим на снегу цветам мы догнали похоронную процессию, которая растянулась вереницей машин почти на километр. Выехав в Воздвиженку узнать, как помогают пострадавшим от взрыва газа жильцам, мы нежданно-негаданно оказались там как раз в день похорон – их в последний момент перенесли на вторник, 10 марта.

Всю семью – под корень

…Ледяной ветер пронизывает до костей, но промозглая погода не остановила людей, которые пришли проводить в последний путь семью Тумановых – Татьяну, Александра и их дочь Людмилу. В нескольких сотнях метров другая свежая могила – здесь родные и друзья прощаются с Еленой Смолиной, которая также проживала в злополучном подъезде. Остальных погибших похоронят через несколько дней, когда приедут их родные из других городов.

Пожилая женщина в двух шагах от меня начинает скользить по мокрому снегу. Я подхватываю её под руку и слышу:

– Спасибо, дочка. Голова у меня кружится – давление подпрыгнуло, вот и ноги не держат...

Тётя Нина – так она представилась – приехала вместе с мужем из Спасска хоронить свою племянницу и её семью. Последний раз они виделись в декабре – Татьяна приезжала к ним в гости.

– Русланчик тоже не жилец, врачи сказали... Вся семья под корень ушла, вот она беда-то какая, – голос у тёти Нины бесцветный, а глаза выплаканные и беспомощные.

– Санька – парень хозяйственный был, мы с ним работали вместе. Да и на рыбалку не раз ходили, – основательный мужчина лет пятидесяти не спеша подбирает слова. – Давно навели бы у них в доме порядок с газом – и были бы все живы! А то отрезали дом от газоснабжения, бросили людей на произвол судьбы, пусть сами выкручиваются без горячей воды и пищи…

А «левые» канистры с газом в квартирах когда-то всё равно бы рванули.

– Одних хороним, а каково тем, кто выжил? – поддерживает разговор пожилой мужчина. – Вроде как в рубашке родились – спаслись, а с другой стороны, выйдут из больницы – без крыши над головой и вообще без ничего...

«И не надо меня стращать!»


За три часа до похорон мы заехали в Уссурийскую городскую больницу, чтобы выяснить у пострадавших от взрыва людей, какую помощь пообещали им власти. Несмотря на то что о встрече с больными мы договорились с главврачом Л. Г. Волковой за несколько дней до нашего приезда, ни к одному из пяти больных (шестой в тяжёлом состоянии находится в реанимации) нас не допустили. На вопрос о том, что или кто стал причиной этого, вразумительного ответа мы не получили. Сначала объясняли «охранительный режим» заботой о состоянии больных, но после наших недоумённых вопросов, почему этот запрет появился только сейчас, когда люди немного отошли от шока и пошли на поправку, услышали весьма оригинальный ответ:

– Надо было приезжать 7 марта, чтобы поздравить женщин и тем самым завоевать их расположение!

В конце нашей долгой беседы нам передали по телефону через врачей, что больные якобы отказались от встречи с журналистами. Самих больных мы как не видели, так и не слышали. Было что скрывать?

Зато главврач порадовала нас «осведомлённостью» в репортёрской работе, проконсультировавшись по телефону с сотрудницей городской пресс-службы, а затем в течение часа поучая журналистов, как, где и с кем им надо работать, попутно требуя от нас то выключить диктофон... то рабочее задание на командировку и т.п. На наши настойчивые просьбы не чинить препятствий журналистам в сборе материала для этой статьи Лариса Григорьевна раздражённо ответила:

– Не надо меня стращать!

Видя такое упорство, мы вынуждены были довольствоваться только информацией о состоянии здоровья больных, которую нам предоставили заведующие отделениями больницы – Сергей Бердников и Аркадий Козлов. По их словам, самый тяжёлый больной находится в реанимационном отделении (Руслан Туманов). Остальные пятеро выздоравливают. Максимально тяжёлая из пяти больных травматологического отделения – женщина с переломом бедра, в таких случаях предусмотрено до пятидесяти суток стационарного лечения. Раньше всех выпишется дедушка, которому уже за 80 – у него сотрясение головного мозга. К больным приходят посетители, родственники, был представитель городской администрации. Шок у пострадавших прошёл, но состояние у них, естественно, подавленное.

Где им жить?

Ситуацию более-менее прояснила последняя в этот день встреча – с жильцами пострадавшего от взрыва дома 57-б на улице Ленина.

Позвонив в одну из квартир второго подъезда, мы застали вместе с хозяйкой квартиры Инной Герасименко её родственников, друзей и соседей – всего человек восемь. Вокруг стояли собранные вещи.

– Переезжаю к маме в Тимофеевку, – объяснила Инна.– Здесь оставаться просто опасно. Посмотрите, каждую минуту это всё может на голову обрушиться.

Мы огляделись: огромная трещина по всей стене, прилегающей к бывшему когда-то первому подъезду, пластиковые окна деформированы и выдавлены, потолок повело.

– На втором этаже недавно ремонт закончили, зря деньги только выбросили…

– Но вам ведь пообещали отремонтировать квартиры и выделить по 100 тысяч рублей?

– Пообещали, но когда это будет? Вон на похороны родственникам тоже пообещали по 25 тысяч, а когда они поехали получать гробы, им выдали по 19 тысяч, и всё на этом. Им пришлось самим доплачивать.

– А тем, кто в больнице сейчас, обещают комнату в общежитии, – рассказывают женщины. – Вы бы к ним заехали, поговорили, они очень переживают по этому поводу.

– Мы уже заезжали, – отвечаем, – но врачи нам сказали, что пострадавшие не хотят с журналистами общаться.

– Ещё как хотят! Мы-то это знаем, мы у них бываем в больнице и с родными каждый день разговариваем. Вот, к примеру, им сказали, что на работе мужа им выделяют квартиру, а потом выяснилось, что директор об этом ничего не знает.

– Они бы с вами с превеликим удовольствием поговорили насчёт квартир, это их сейчас больше всего волнует. Здесь у меня, например, 53 квадрата. А предлагают взамен 5 квадратов. Или восстанавливать дом. Такие же квартиры и в их подъезде были.

– По телевизору передали, что люди возвращаются и живут в нашем доме, а на самом деле разве в таких условиях можно жить? Из нашего подъезда все съехали, и даже из третьего подъезда многие люди выехали.

– У меня, например, нет на руках заключения экспертной комиссии о техническом состоянии дома, – говорит Инна Герасименко. – И мы пока точно не знаем, будут дом восстанавливать или сносить…

* * *

Как сообщили нам в пресс-службе города Уссурийска, из маневренного фонда администрации Уссурийского городского округа выделены для пострадавших комнаты в общежитиях: на ул. Некрасова, 124, комнаты 10-а, 10-б и комната 34, где есть холодная вода, общий санузел и кухня; на ул. Блюхера, 93 – квартира 511, комнаты № 3 и № 4 – есть горячая вода, санузел в комнатах и общая кухня. Такая же ситуация на ул.Фрунзе, 80, кв.6.

По словам сотрудницы пресс-службы Ольги Дизендорф, пострадавшие жильцы Диброва и Егин будут жить у родных, а у семьи Шамаевых есть ещё одно жильё. То есть воспользоваться выделенными комнатами люди, судя по всему, не предполагают.

Автор : Татьяна НАДЕИНА

В этом номере:
Сергей Дарькин: Кризис не изменил стратегию развития Приморья
Сергей Дарькин: Кризис не изменил стратегию развития Приморья

Губернатор Приморского края Сергей Дарькин в особой когорте открытых политиков. Для Сергея Михайловича нет неудобных вопросов, он всегда готов к откровенному, честному разговору с журналистами. Глубокое знание «предмета» - ситуации во всех сферах жизни кр

Cаммит-2012 пройдёт во Владивостоке
Cаммит-2012 пройдёт во Владивостоке

В начале марта в Москве в ряде профильных министерств РФ состоялись совещания, на которых готовились предложения по минимизации расходов на проведение саммита в рамках реализации подпрограммы «Развитие Владивостока как центра международного сотрудничеств

После взрыва. Судьбы выживших жильцов и взорванного дома в Воздвиженке пока не решены
После взрыва. Судьбы выживших жильцов и взорванного дома в Воздвиженке пока не решены

Дорогу на кладбище спрашивать не пришлось – она была густо усыпана розами и гвоздиками. По алеющим на снегу цветам мы догнали похоронную процессию, которая растянулась вереницей машин почти на километр. Выехав в Воздвиженку узнать, как помогают пострадавш

Покупатель становится редкостью
Покупатель становится редкостью

Люди стали меньше есть. Это отмечают на оптовых базах Владивостока. Полдень, самый разгар закупок на оптовой базе на Калинина. От ларька к ларьку снуют редкие бабушки, к некоторым подъезжают грузовички, что-то то ли выгружают, то ли загружают. Женщина, то

Время насыпать камни. Мосту на Русский не хватает стройматериала
Время насыпать камни. Мосту на Русский не хватает стройматериала

Работы по отсыпке технологического островка у полуострова Назимова для возведения опор моста на Русский ведутся сегодня не в полном объёме из-за недостатка бутового камня, сообщили в пресс-службе ФГУ «Дальневосточная дирекция Росстроя».

Последние номера