Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Праздник

Погоны ей к лицу!

Именно этой фразой: «Женщине погоны к лицу!» - завершили мы разговор c Еленой Михайловской, начальником межрайонной уголовно-исполнительной инспекции № 1 ГУФСИН России по Приморскому краю, подполковником внутренней службы.
Погоны ей к лицу!


Именно этой фразой: «Женщине погоны к лицу!» - завершили мы разговор c Еленой Михайловской, начальником межрайонной уголовно-исполнительной инспекции № 1 ГУФСИН России по Приморскому краю, подполковником внутренней службы.

- Расскажите, как приходят к вам ваши подопечные?

- После получения решения суда человека к себе вызываем повесткой. Он приходит, мы знакомим его с условиями отбытия наказания, предупреждаем о мерах взыскания, если условия будут нарушены, и так далее. Рисуем, так сказать, перспективу. И обязательно подчёркиваем, что условный срок – это, по сути, последний шанс вернуться к нормальной жизни, задуматься, исправиться, что многое зависит от человека, что есть надежда на лучшее, что не всегда срабатывает стереотип, мол, условный срок – это репетиция перед лишением свободы. И это правда. Пусть не всегда, но мы видим, что те, кто прочувствовал, понял, становятся на путь исправления.

Елена Александровна светло, заразительно рассмеялась – и мы продолжили неспешное чаепитие. Кто бы мог подумать, что в таком серьёзном месте работают такие милые, красивые женщины?

- 12 марта уголовно-исполнительной системе России исполняется 130 лет, - рассказывает Елена Михайловская.

А в мае 90 лет собственно нашим инспекциям. У нас множество задач, среди которых - исполнение наказаний, не связанных с лишением свободы, то есть условные сроки, испытательные… Занимаемся мы также исправительными работами – трудоустраиваем осуждённых к этому виду работ на предприятия (по предварительному согласованию с органами местного самоуправления), обязательными работами – почасовой бесплатный труд на благо государства; контролируем граждан, лишённых по приговору суда права заниматься каким-либо видом деятельности – торговлей, например, или медициной. Кроме того, женщины, получившие отсрочку исполнения приговора в связи с наличием малолетнего ребёнка, тоже относятся к нашей компетенции. Отсрочку дают до достижения ребёнком возраста 14 лет. И представьте, всё это время мы приходим с проверками, следим за семьёй, по сути, дети вырастают на наших глазах.

- Где чаще можно застать ваших инспекторов – в кабинетах или на участках?

- Думаю, 50 на 50.

- Ваши функции ограничиваются только надзором, нет воспитательной составляющей?

- Мы должны проводить воспитательную работу с теми, кто осуждён к исправительным и обязательным работам, с остальными же - профилактическую. Но фактически профилактика подразумевает элемент воспитания. Мы обращаемся в трудовые коллективы, в инспекцию по делам несовершеннолетних, к участковым, семьям. И знаете – люди откликаются. Берут и на поруки. Идут навстречу и учителя, и жёны, и матери.

- К вам приходят те, кто не очень, наверное, расположен к душевным беседам и воспитанию. Удаётся достучаться до ваших подопечных?

- Не могу сказать, что они такие уж несговорчивые приходят. Другое дело – готов ли человек понять и принять те слова, которые ему скажут, принять душой, разумом, готов ли корректировать своё поведение. И, конечно, наши инспектора постепенно становятся психологами – учатся убеждать, анализируют поведение своих подопечных. Тех, кто категорически не хочет исправляться, людей с по-настоящему трудным характером очень немного. Я бы сказала, единицы.

Знаете, что нас больше огорчает? Что мы-то даём шанс человеку, а вот окружающая ситуация… Устроить на работу условно осуждённого совсем непросто. Как правило, это работа копеечная и очень грязная. С другой стороны, рецидивов среди тех, кто осуждён к обязательным исправительным работам, у нас почти нет.

- У вас в штате все женщины?

- Из 50 человек личного состава – двое мужчин, - смеётся Елена Александровна.

- А как вам кажется, почему так? Неужели женщины более подходят для такой работы?

- Без участия мужчин, конечно, трудно. Возможность поговорить с осуждённым по-мужски – это много значит. Но женщины справляются неплохо. Может быть, потому, что мы можем лучше понять, например, детей. Или женщин, которых среди наших подопечных тоже немало.

- Считается, что женщина – это мягкость, доброта. Не стали ли вы жёстче в процессе работы?

- Нет. Конечно, в чём-то мы меняемся. Мои друзья говорят мне: ты стала судить резче. А я думаю - становимся мудрее и внимательнее. Лучше понимаем жизнь. Знаете, - снова улыбается Елена Михайловская, - бывает, что заходит человек в кабинет, ещё слова не сказал, а я по глазам понимаю, по какой статье он осуждён. Однажды, помню, попала с друзьями в большую компанию. Только зашла – сразу, взглянув, определила, кто из присутствующих наш, так сказать, человек. И, как выяснилось потом в разговоре, не ошиблась.

Но мы не черствеем душой, если вы об этом. А то, что мы носим погоны, что устав заставляет нас быть дисциплинированнее, воспитывает характер, так это даже неплохо. Мне кажется, что у женщины в погонах на работе меньше шансов заниматься тем, что в быту называется «бабским» - сплетничать или бездельничать… У нас и взаимовыручка развита, и ответственность, мы более внимательны друг к другу… Я считаю, что погоны женщине к лицу.

- Сюсюкать, наверное, с вашими подопечными не приходится?

- Конечно. Знаете, многие из них ведут себя… Пропустил проверку – и начинает потом придумывать, прятаться, ну как малый ребёнок. Ищем, находим, привлекаем в помощь участковых. Но чаще просто ходим по адресам вдвоём. Особенно в такие места, знаете… Пользующиеся дурной славой. А как раз там чаще всего и живут наши подопечные. А на островах, где работу вообще найти трудно, нередко наши клиенты живут в брошенных домах.

- Есть расхожее мнение, что условное наказание бессмысленно, ничему человека не учит…

- Ну что, за неуплату алиментов человека в колонию отправлять? Нет, пусть лучше работает и платит. А дети... Они, конечно, разные бывают, но ведь не все малолетние преступники – люди с деформированной личностью. Нет, шанс нужно давать всем…

- Приходилось ли вам слышать слова благодарности от тех, с кем вы работаете?

- Вот так, чтобы именно благодарили осуждённые, – нет. Но от близких, от членов семей – да, слышим. Может быть, человеку самому как-то неловко. Но иногда встречаю на улицах своих бывших подопечных – улыбаются, здороваются. И с праздником поздравляют, бывает…

- А мне однажды совершенно незнакомый человек подарил цветы. Это уже потом, когда он ушёл, я вспомнила, что это бывший осуждённый, - вступает в разговор начальник 23-й уголовно-исполнительной инспекции Первомайского района Лариса Перерва. - Спасибо, сказал, за то, что в нужный момент вы помогли, нашли правильные слова, сейчас в моей жизни всё нормально.

- Доброе отношение мы чувствуем чаще, намного чаще, чем резкое, оскорбительное… - говорит Елена Александровна.

- 8 Марта впереди. Вы сами себя поздравляете?

- Ну что вы! Мы же дружим и с УВД, и с судебными приставами, и с прокуратурой, и с судом. 8 Марта для нас – день самых тёплых слов. Но и друг друга поздравим, как же без этого? Ой, а за столом-то праздничным мы всё про работу говорим! Нет бы про детей или там мужей, - хохочет подполковник Михайловская. - Мы даже о близких так не говорим, как об осуждённых! А что удивляться? В среднем на каждого инспектора приходится по 50-70 осуждённых, а то и больше. Вот на чём работа сказывается, так это на нашем свободном времени. Его так мало! А где-то есть театры, концерты, на которые не остаётся времени… Вот тогда бывает жаль…

- Да, мы часто тратим и вечера, и выходные на то, чтобы найти людей, которые категорически не желают выполнять условия отбывания наказания, - поддерживает коллегу начальник уголовно-исполнительной инспекции № 5 по Фрунзенскому району Ирина Праслова. - Я вот все выходные января провела под дверью одного осуждённого, ловила. Нашла и провела беседу! И была счастлива, что выполнила работу!

- Но понимают ли ваши семьи вас?

- Да. У меня, - говорит Лариса Владимировна, - дочь намерена работать в нашей службе. И уже помогает.

- Вы чувствуете удовлетворение от своей работы?

- Да. Бывает трудно. Я однажды, не лукавя, сказала: мне повезло. Я с удовольствием всегда иду на работу и с радостью возвращаюсь домой. Желаю вам такого же счастья!

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Погоны ей к лицу!
Погоны ей к лицу!

Именно этой фразой: «Женщине погоны к лицу!» - завершили мы разговор c Еленой Михайловской, начальником межрайонной уголовно-исполнительной инспекции № 1 ГУФСИН России по Приморскому краю, подполковником внутренней службы.

Девушка с жезлом. Инспектор ДПС тоже бывает красивым
Девушка с жезлом. Инспектор ДПС тоже бывает красивым

«Какой красивый инспектор!» - водитель проезжающего автомобиля буквально свернул шею. Не каждый милиционер с полосатым жезлом слышит в свой адрес такие слова. А Оксана Петренко, старший лейтенант, инспектор ДПС ОГИБДД УВД по Советскому району г. Владивост

Капитан Татьяна
Капитан Татьяна

Появления в Приморье женщины-капитана дальнего плавания мы ждали давно. После ухода легендарной Анны Щетининой с капитанского мостика он оставался без женского присмотра почти полвека. И вот это случилось. В минувшем году теплоход «Капитан Кириченко» п

Погиб каждый второй. Взрыв в селе Воздвиженка унёс жизни нескольких человек
Погиб каждый второй. Взрыв в селе Воздвиженка унёс жизни нескольких человек

Вчера ночью в селе Воздвиженка взорвались баллоны с бытовым газом в 2-этажном панельном доме на улице Ленина, 57-б. Есть погибшие и раненые. Как сообщили «В» в пресс-службе Главного управления МЧС, трагедия произошла примерно около часа ночи 5 марта. Сам

Их в живых осталось только семеро...
Их в живых осталось только семеро...

На месте трагедии побывали журналисты «В». Вот их первые впечатления. На подъезде к взорвавшемуся дому стоит множество машин скорой помощи, милиции и ГАИ, технических и пожарных служб, и – самое страшное – «Тихой обители». Часть дома превращена в руины. В

Последние номера