Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Соседи

России и Китаю ещё предстоит узнать друг друга

Внушительный список регалий Виктора Ларина (на фото) – доктора исторических наук, профессора, директора Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН пополнился ещё одной строкой. В первой половине февраля Виктора Лаврентьев
России и Китаю ещё предстоит узнать друг друга


Внушительный список регалий Виктора Ларина (на фото) – доктора исторических наук, профессора, директора Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН пополнился ещё одной строкой. В первой половине февраля Виктора Лаврентьевича избрали председателем правления Приморского отделения Общества российско-китайской дружбы (ОРКД). Его заместителем избрана директор Восточного института ДВГУ Анна Хаматова. Валерий Бутов, возглавлявший правление прежде, теперь стал его почётным председателем. О сегодняшних планах Общества и российско-китайских отношениях в целом – наш разговор с Виктором Лариным.

Наука наводить мосты

– Виктор Лаврентьевич, выстраивается настоящая «научная вертикаль»: если ОРКД в целом возглавляет академик Титаренко – директор Института Дальнего Востока РАН, то во главе Приморского отделения встали вы. Получается, именно учёные сегодня находятся в авангарде неофициальных связей между Россией и Китаем?

– У учёных более широкие интересы, чем у предпринимателей или политиков. Нас интересует не только то, что происходит сегодня, но и причины, возможные перспективы. Кстати, до Михаила Леонтьевича Титаренко Общество возглавлял Сергей Леонидович Тихвинский – фигура в китаеведении очень известная, так что можно сказать, что это достаточно давняя традиция.

– Какова сегодня роль «народной дипломатии» в отношениях между РФ и КНР и какое место здесь должно занимать Приморское отделение Общества российско-китайской дружбы?

– В советское время народная дипломатия в нашем регионе играла большую роль, в 90-е годы её значение, к сожалению, несколько снизилось, потому что международные связи, казалось, стали общедоступными. Но сегодня мы видим, что проблемы, существовавшие в 80-е и 90-е годы, не решены до сих пор. Поэтому главная задача Общества – активизировать каналы, которые позволят жителям Приморья лучше узнать и понять Китай. К примеру, наш страх перед «жёлтой угрозой», на мой взгляд, во многом возникает из-за того, что Китай в России не знают и не понимают. Не понимаешь – начинаешь бояться, естественная человеческая реакция.

Нам следует усилить культурный, образовательный, научный обмен, оказывать содействие бизнесу. Ведь деловая культура Китая отличается от нашей, и порой контракты рушатся просто потому, что переговорщики говорят на разных языках (даже не имею в виду китайский и русский языки). Сегодня в правлении Приморского отделения ОРКД широко представлены не только наука и образование, но и бизнес, властные круги. Мы ощущаем серьёзную поддержку со стороны администрации Приморского края и Законодательного собрания, власти понимают необходимость этих неформальных, неофициальных каналов. Можно вспомнить, что официальные связи Приморского края с Китаем, которые были разорваны в 70-е годы, восстанавливались в конце 80-х изначально именно по линии Общества советско-китайской дружбы.

Первоочередная наша задача – принятие нового устава, перерегистрация Общества и всех его индивидуальных и коллективных членов. После этого начнётся более конкретная работа, которая не должна ограничиваться правлением. Главное – активная инициатива членов Общества, а правление готово поддерживать и реализовывать эти начинания.

Наш ответ Конфуцию

– На 2009-й выпадают и 60-летие КНР, и 40-летие конфликта на острове Даманском, и Год русского языка в Китае… Чего вы ждёте от этого года?

– Самое главное – чтобы события на Даманском, о которых вы говорите, так и остались лишь эпизодом российско-китайских отношений. За 350 лет этих отношений между нашими странами не было ни одной настоящей войны – случай в истории человечества нечастый. Конфликты были – наверное, это естественно, но ни один из них не перерос в войну. Задача в том числе и нашего Общества – чтобы в будущем подобных конфликтов не возникало вовсе.

60-летие КНР – событие очень масштабное. Мы планируем привлечь к этой дате внимание максимально широких общественных кругов, ведь у нас огромное число людей так или иначе связано с Китаем. Начиная с ветеранов, которые больше 60 лет назад освобождали Маньчжурию, и заканчивая первоклассниками, изучающими сегодня китайский язык.

Существует и другая задача. Мы констатируем, что знаем Китай плохо, стремимся, чтобы Китай в России знали лучше. Но это движение должно быть направлено в обе стороны, поэтому перед нами стоит задача пропаганды России в Китае. Ведь сколь плохо знают Китай в России, столь же плохо знают и Россию в Китае. У них тоже существуют определённые фобии. Многие знают Россию по Толстому и Достоевскому, по фильму «А зори здесь тихие…», но современной России не знают совсем. У нас тоже были стереотипы, что Китай – страна бедная, а сегодня многие россияне, попадающие в Пекин или Шанхай, получают культурный шок. Мы регулярно проводим замеры общественного мнения и видим, что эта проблема непонимания существует, хотя в последнее время её острота несколько снизилась, свою роль здесь сыграли Год Китая в России и Год России в Китае.

Китай активно создаёт по всему миру Институты Конфуция – один из них открыт в ДВГУ и, кстати, в прошлом году был признан лучшим в мире из подобных институтов. Ответственный секретарь нашего правления Андрей Калачинский выдвинул идею: почему бы не создавать в Китае, а в будущем и во всём мире Институты Толстого? Толстой – такой же символ России, как Конфуций – Китая, и в то же время величина, признанная во всём мире. Думаю, в ближайшее время мы выступим с такой инициативой и попробуем заручиться поддержкой правительства РФ. Первый институт можно будет открыть в рамках Года русского языка в Китае.

Институты Конфуция создаются при прямой поддержке правительства КНР – это государственная программа продвижения китайской культуры в мире. Фактически мы имеем дело с китайской культурной экспансией. В слово «экспансия» у нас всегда почему-то вкладывают негативный смысл, но любое уважающее себя государство должно заниматься распространением своей культуры за рубежом. Тем более что русские диаспоры существуют по всему миру, и создание таких институтов было бы шагом к объединению соотечественников. Этот шаг потребует серьёзных усилий и финансовых средств, но дело того стоит.

Сегодня у нас есть чёткое понимание того, что от Китая нам никуда не деться, с ним надо жить. Проблема в другом: если китайцы прекрасно знают, что им нужно от России, то мы до сих пор не можем сформулировать для себя, что нам нужно от Китая, какую пользу нам может принести это соседство. У Дальнего Востока много минусов, связанных с отдалённостью от Европы, с климатом, и Китай нередко рассматривается как дополнительный минус. Нужно этот минус преобразовать в плюс, мы должны использовать потенциал Китая для развития Приморского края. Причём развития не только чисто экономического.

Преодолеть застой

– Наверное, приморцев больше волнуют не отношения Москвы и Пекина на высшем уровне, а приграничное сотрудничество. Мы видим, что, несмотря на все бодрые заявления, тот же приграничный торгово-экономический комплекс «Пограничный – Суйфэньхэ» никак не может заработать – причём из-за административных барьеров с нашей же стороны…

– Причина опять же в том, что российская власть не сформулировала своё отношение к Китаю. Вот и получается, что комплекс создаётся, а юридическая база для его работы отсутствует. Тем более что все решения принимаются в Москве, откуда до нашего комплекса очень далеко, и пока президент или премьер не стукнет кулаком, ничего не сдвинется. Я говорю не только о российско-китайских отношениях, но и вообще об отношении федерального центра к Дальнему Востоку. Даже нынешние проекты по развитию Дальневосточного региона появились во многом из-за страха потерять эти территории и держатся только на политической воле руководства страны. Всё это связано с менталитетом российской власти, с её традиционной ориентацией на Запад, отношением к Востоку как к колониальным территориям.

– Виктор Лаврентьевич, сегодня в отношениях между Россией и Китаем много позитива, но всё-таки есть и обратная сторона медали. Какие негативные моменты вы бы могли выделить?

– На высшем уровне у нас действительно очень хорошие политические отношения, есть полное взаимопонимание по большинству международных проблем. Но в последние два-три года наблюдается определённый застой. Это относится прежде всего к экономическим отношениям. Да, торговля стремительно растёт, но мы знаем, как именно она растёт: увеличивается наш экспорт сырья и импорт готовой продукции. О несбалансированности торговли не раз говорилось на самом высоком уровне, но проблема не решается. Да, наверное, сейчас и не может решиться – здесь всё зависит от наших возможностей. Вторая проблема, которая тоже не решается, – это дефицит взаимопонимания и взаимодоверия, из-за которого не развиваются современные формы экономического взаимодействия, в частности инвестиционного.

Некоторый застой наблюдается и в гуманитарных контактах. Мы в какой-то степени устали друг от друга, потому что до сих пор придерживаемся модели отношений, выработанной в начале 90-х годов. Если говорить о Приморье, то наши связи сконцентрировались на провинции Хэйлунцзян, но это, простите, не весь Китай и даже не совсем Китай, это очень специфическая провинция. Сегодня Китай активно сотрудничает с европейской частью России, и нам надо делать то же самое – поддерживать связи со всеми территориями Китая. Нужно расширять зону контактов, это касается и связей между приграничными территориями. Для Суйфэньхэ уже неинтересно взаимодействовать только с Пограничным, население которого в несколько раз меньше. Почему бы тому же Суйфэньхэ не развивать связи с Находкой или с Арсеньевом? Точно так же надо продвигать и российскую культуру в КНР, налаживать связи с центральным и южным Китаем, а не только с северо-востоком и Пекином. Традиционный Китай – это действительно такая экзотика! Думаю, наши соотечественники могли бы с удовольствием ездить отдыхать не в Таиланд, а, скажем, в Нанкин и его окрестности, в Цюйфу – на родину Конфуция или в тот же Сиань, где находится знаменитая терракотовая армия.

Автор : Василий Авченко Олегович

comments powered by Disqus
В этом номере:
Игорь Пушкарёв: о снеге, жилье и саммите АТЭС
Игорь Пушкарёв: о снеге, жилье и саммите АТЭС

Глава Владивостока Игорь Пушкарёв накануне был гостем программы Приморского телевидения «Акценты», где рассказал об актуальных вопросах, которые решаются сегодня в администрации краевого центра. Выдержки из этого разговора мы публикуем в сегодняшнем номер

Поторговали – и хватит!

Во Владивостоке демонтируют незаконно установленные на улицах торговые объекты. Вчера под снос попали киоск с шавермой и павильон «Овощи-фрукты» на остановке «Молодёжная». С ними уже давно воюют жители близлежащего дома. Как рассказала член правления ТСЖ

Экипаж кинули «по-чёрному»
Экипаж кинули «по-чёрному»

Пять месяцев стоит у причала Первомайского судоремонтного завода теплоход «Фёдор Попов», на борту которого корреспонденты «Владивостока» побывали накануне выхода этого номера.

Мы под ракетным прицелом?

Силовые структуры России озаботились последними сообщениями из Северной Кореи: наши соседи готовятся принять на вооружение новые баллистические ракеты среднего радиуса действия. Эти ракеты могут нести боеголовки (не исключено, что и с ядерной начинкой) на

Угроза: сосульки!

Владивостокская поисково-спасательная служба приступила к ликвидации сосулек на общественно значимых объектах.

Последние номера