Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Общество

Повернись к торпедам грудью

Недавно на новостных лентах прошла малозаметная для непосвящённых (в первую очередь жителей «сухопутных» российских регионов) информация, которая у многих владивостокцев – особенно не один десяток лет связанных с морем – может вызвать целую гамму чувств:

Недавно на новостных лентах прошла малозаметная для непосвящённых (в первую очередь жителей «сухопутных» российских регионов) информация, которая у многих владивостокцев – особенно не один десяток лет связанных с морем – может вызвать целую гамму чувств: от незамутнённой ностальгии до не менее искренней зависти и острого ощущения комплекса неполноценности.

Вот это сообщение в кратком изложении.

15 января в Грецию пришло необычное судно – пароход Hellas Liberty серии легендарных «Либерти», ранее называвшийся Arthur M. Huddel. Пароход вышел из Норфолка, Вирджиния, США, 6 декабря прошлого года. До июля прошлого года ветеран Второй мировой войны пароход Arthur M. Huddel числился в составе Резервного флота США и стоял на рейде Форт Юстус. Между Грецией и США была достигнута договорённость о передаче парохода Греции, где он пройдёт ремонт и реконструкцию и станет плавучим музеем. Пароходы серии «Либерти» сыграли огромную роль не только во всей Второй мировой войне, но и в судьбе Греции, её послевоенного судоходства. В ходе войны торговый флот страны был практически уничтожен, причём много судов погибли, доставляя различные грузы для союзников. После окончания войны США на выгодных условиях передали Греции 104 судна типа «Либерти», получивших в стране название «Благословенная сотня» – именно эти суда положили основу возрождению греческого торгового флота (который сегодня является едва ли не крупнейшим в мире. – Ред.). Классификационное общество США Американское Бюро Судоходства выделило Институту истории морского флота Греции 250 тысяч долларов на реконструкцию судна. В США в качестве плавучих музеев имеются ещё два судна типа «Либерти» – John W. Brown (в Балтиморе) и Jeremiah O’Brien ( в Сан-Франциско).

… «Либертосы» – так ласково называли их моряки-дальневосточники, тысячам которых довелось в своё время работать на этих пароходах. Одним из них, легендарным «Жаном Жоресом», командовала не менее легендарная Анна Ивановна ЩЕТИНИНА. А ряд других остались силуэтами на бронзовых плитах у памятника погибшим морякам торгового флота, что в центре Владивостока.

Считается, что эти пароходы стали одним из существенных факторов, повлиявших на ход – и на исход – Второй мировой. Когда мировой транспортный флот был близок к коллапсу, когда крупнейшие европейские верфи контролировались нацистами – или напрямую, или с помощью подводных лодок и бомбардировщиков, в Америке была принята программа строительства массовой серии однотипных транспортов практически конвейерным способом. Таких объёмов мировое судостроение прежде не знало: программа предусматривала строительство 2742 судов на 18 судостроительных верфях Тихоокеанского и Атлантического побережья США и Канады, насчитывавших 170 стапелей. Столько в результате даже не понадобилось: последнее, 2710-е судно было спущено на воду 30 октября 1945 года, уже после капитуляции Японии.

В разгар войны, в 1943 году, каждый месяц на воду сбрасывалось со стапелей более 100 (!) судов типа Liberty. В среднем их строили за 42 дня, рекорд – четыре дня! Понятно, что сделано это было в целях рекламы, однако за прошедшие почти 70 лет рекорд этот никем не побит.

Занятно, что поначалу и в США, и в мире к этим судам отнеслись более чем настороженно, их даже называли «гадкими утятами». Однако благодаря простоте конструкции, удобности, надёжности и функциональности «гадкие утята» быстро превратились в «прекрасных лебедей». Было у них и ещё одно великолепное качество – универсальность: только среди основных, т.е. наиболее распространённых модификаций проекта числятся сухогруз, танкер, госпитальное судно, десантное судно. В Европе хорошо знают, что без этих «универсалов» операция Overlord (высадка союзников в Нормандии 6 июня 1944 года) вряд ли была бы возможной.

125 «либертосов» были потоплены подводными лодками противников, 6 – надводными кораблями, 30 – авиабомбами, 5 – увлекли в пучину камикадзе, 34 – подорвались на минах. Потери, кстати, относительно невелики, если учитывать, что суда этого типа составляли основу трагически известных конвоев PQ и в целом эксплуатировались преимущественно в районах непрекращающихся боевых действий. В одной из «самодеятельных» советских песен тех лет была такая строчка: «…Повернись к торпедам грудью, «Либерти»…».

Ещё 280 судов погибли в результате штормов и аварий – нормальная статистика для торгового морского флота тех лет.

Считалось, что эти суда строятся на один, максимум два рейса. Если оно хотя бы раз перебросило военные грузы через океан (Тихий или Атлантический), то его строительство уже оправдало себя. Во владивостокском порту в течение всей войны Liberty оставались главным «клиентом». Для нужд фронта и промышленности они перевезли миллионы тонн грузов – специальные сорта стали, станки, паровозы, авиационный бензин (по самым осторожным оценкам, треть от всего потреблённого на фронте).

И всё-таки «либертосы», как настоящие трудяги, отпахали по всему миру не один десяток лет. Советский Союз (в том числе Дальневосточное пароходство), получивший по ленд-лизу десятки судов этого класса, эксплуатировал их «на ходу» вплоть до начала 70-х, некоторые ещё и во вьетнамской войне успели поучаствовать. Да и потом многие из них продолжали оставаться в строю в качестве плавмастерских или баз для морских учебно-курсовых комбинатов. Ещё в начале 90-х несколько Liberty можно было увидеть и в бухте Золотой Рог.

Насколько я знаю, наш последний «либертос», «Александр Невский», функционировал, стоя на мёртвом якоре, в качестве учебного центра по борьбе за живучесть в районе мыса Чумака, возле мореходной школы, известной в городе как «шмонька». Но и он, похоже, разделил печальную участь своих собратьев и был бездарно продан на «гвозди»…

Что имеем – не храним, потерявши – плачем. Мы можем петь и плясать под дудки, возвещающие о том, что Владивосток – восточные морские ворота России, а наша история славна и неизбывна. Но, кроме скромного «Красного вымпела» и оказавшейся на берегу подводной лодки «С-56», предъявить нам, по большому счёту, нечего. Последние годы витает в воздухе идея о необходимости восстановления (или реконструкции) транспорта «Маньчжур», с борта которого фактически и был основан Владивосток. Однако пока это только идея. А уж что касается «либертосов», которые мы бездумно утратили в качестве металлолома, обменяв их боевую сталь на тут же проеденные дензнаки, – тут и говорить нечего. Только кулаки сжимаются от бессилия.

Поворачивавшиеся грудью к торпедам легендарные суда оказались неспособны противостоять историческому беспамятству и обыденной алчности.

Жалко до слёз.

Остаётся лишь надежда: может, и нам американцы подарят такое судно под музей – у них в резервном флоте продолжают стоять ещё несколько десятков «либертосов»…

Автор : Андрей Островский Вадимович

comments powered by Disqus
В этом номере:
Льготников Владивостока ждут с документами
Льготников Владивостока ждут с документами

Во Владивостоке продолжается реализация муниципальной программы предоставления дополнительных мер социальной поддержки по обеспечению проезда в пассажирском транспорте общего пользования на 2009 год. Эти меры включают ежеквартальные выплаты на проезд в ав

Оленевод митингует

3 февраля, с. Вольно-Надеждинское. Митинг протеста против ущемления экономических и социальных прав жителей посёлка Оленевод собрал на центральной площади Надеждинского района более двухсот участников. Население посёлка Оленевод Надеждинского района – свы

Автоинспекторы ударят по очередям

С 27 января регистрационно-экзаменационные подразделения госавтоинспекции в Приморье начали работать по новым, «исправленным и дополненным» правилам. Хорошо известный всем имеющим отношение к регистрации автомобилей людям приказ МВД № 59 «О порядке регист

Учёные ДВО РАН выводят нанотехнологии на чистую воду
Учёные ДВО РАН выводят нанотехнологии на чистую воду

В Дальневосточном отделении Российской академии наук вызревают многообещающие проекты, которые могут быть реализованы совместно с госкорпорацией «Роснанотех». Об этом «В» сообщил председатель ДВО РАН, директор Института химии ДВО РАН академик Валентин СЕР

Почему Приморье – не Поволжье?
Почему Приморье – не Поволжье?

«Все эти выступления в поддержку правого руля так называемого, а потом выступления против повышения таможенных пошлин в итоге привели к тому, что стало ясно: пора обратить внимание на развитие какого-то серьёзного производства на территории». С этим откро

Последние номера
журнал