Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Гость «В»

Мама лётчика и моряка постарается «вылечить» здравоохранение Владивостока

Может быть, сегодня и существуют в России дети, на вопрос «Кем ты хочешь быть, когда вырастешь», отвечающие: президентом! Или – губернатором! А в то время, когда росла Елена Щёголева, дети мечтали быть водителями, учителями, продавцами… А Лена хотела быть
Мама лётчика и моряка постарается «вылечить» здравоохранение Владивостока

Может быть, сегодня и существуют в России дети, на вопрос «Кем ты хочешь быть, когда вырастешь», отвечающие: президентом! Или – губернатором! А в то время, когда росла Елена Щёголева, дети мечтали быть водителями, учителями, продавцами… А Лена хотела быть врачом.

Спасать и даровать жизнь

- Всегда – врачом. Сколько себя помню. Мама была врачом, и друзья родителей – медики, у меня были игрушки – наборы «Айболит»… При этом понимала, что медик – это боль, кровь, страдания, но всё равно профессию романтизировала. Хотела спасать, даровать жизнь.

- И никогда в своём выборе вы не разочаровались?

- Никогда! Учёба в медицинском институте сложная и отнимает много времени, но ни тогда, ни позже, когда стала работать, я ни разу не пожалела. Вы знаете, лет пять назад я шла по своей поликлинике, о чём-то думала и вдруг поймала себя на отчётливой мысли: как хорошо, что я – врач!

- А какие принципы, взгляды, существующие в семье ваших родителей, вы перенесли в собственную и постарались привить своим детям?

- Я всегда знала и чувствовала: родители нас любят. Ни разу в этом не усомнилась. И всегда знала, что я люблю маму, отца, брата…

Отец был очень требовательным в плане воспитания, но в то же время объективным. Да, он мог строго поговорить, жёстко спросить, но – только за дело! При этом умел и похвалить, и поддержать. Мама была очень мудрая женщина, она всё понимала интуитивно, всегда находила со мной и Костей общий язык, и мы не имели никаких секретов от родителей. Мама всегда говорила: если ты что-то натворила, лучше расскажи, и мы вместе обязательно найдём выход. Мои родители научили меня и тому, что никогда нельзя открещиваться от родных, какими бы они ни были.

Вот это: любовь взаимную, открытые отношения, справедливую требовательность и уверенность в том, что тебе всегда помогут, тебя поймут, я старалась взрастить и в своей семье, так старалась воспитывать сыновей: в любви, ответственности друг перед другом…

Я знаю, что такое ностальгия

В 1980 году Елена Борисовна окончила лечебный факультет медицинского института, уже будучи замужем и имея маленького сына.

- Учиться мне было легко, но если бы не помощь мамы, не знаю, как бы я справилась с учёбой и домом, - говорит она. – К сожалению, Алёша очень много болел, и мы с мужем решили уехать, сменить климат – и выбрали Севастополь. Я пришла в тамошний горздравотдел, показала свои документы, сказала, что мечтаю быть офтальмологом, но таких вакансий не было, мне предложили травматологию. Ну что ж… Пошла по этому пути и не пожалела. Травматолог имеет возможность видеть результат свой работы в короткие сроки, практически здесь не бывает хронических больных… Ты видишь, что действительно помогаешь! Кроме того, эта специальность вырабатывает решительность, выносливость, безотказность… Травматология – это как на войне. Быстрое принятие решений – причём взвешенных и ответственных - основа основ. И хочу сказать спасибо моим замечательным учителям, команде, которая всегда была рядом, людям, которые готовы были подсказать, подставить плечо, что-то показать личным примером. Для девчонки после института, по сути не имеющей практических знаний, это было очень важно!

- Вы можете сравнить Владивосток и Севастополь?

- Безусловно, между ними есть что-то общее: море например. Или видимый морской военный колорит…

Но Севастополь – город южный, белокаменный, солнечный, всегда небо голубое, море тёплое, рядом Ялта, Алупка, и эта лёгкая праздность – она есть, чувствуется. Владивосток – город более суровый, сильный, что ли…

Привыкала к Севастополю я трудно. Первое время писала письма домой каждый день! Мне отлично известно, что такое ностальгия. Иногда как нахлынет – и тебе ни до чего нет дела, тебе просто хочется домой, в родной Владивосток!

Мы живём открыто

Семья Щёголевых – уже с двумя сыновьями - вернулась во Владивосток через 15 лет. По сути – пришлось начинать всё сначала, но здесь были родные люди, дом, родные стены которого всегда помогают…

- И вы снова пошли в медицину?

- Конечно. Я уже к тому моменту заведовала отделением больницы в Севастополе, в горздраве мне предложили стать завотделением восстановительного лечения в детской психоневрологической больнице. Поскольку травматология и восстановительное лечение, в принципе, идут рядом, перекликаются, я согласилась. Потом была главврачом в поликлинике, потом возглавила детскую клиническую больницу.

- Что для вас было самым сложным в карьерном росте?

- Приходилось многому учиться. Например, отдавать распоряжения старшим. Затем – разграничить рабочие и личные отношения. Я человек контактный, всегда дружила с коллегами, сложно было и дружбу сохранить, и панибратство не поощрять… А самое сложное было научиться говорить «нет», уметь быть жёсткой и требовательной, когда это необходимо.

- Было ли для вас лёгким принятие решения о переходе на работу в мэрию.

- Нет, не было. Вы правильно говорите: нет таких детей, которые мечтают стать чиновниками. Ни ребёнком, ни взрослым я не мечтала уйти из больницы, хотя предложения поступали. А вот когда во время предвыборной кампании Игорь Сергеевич Пушкарёв приехал в больницу на встречу с сотрудниками, я поняла, что это тот человек, с которым можно и нужно работать, и что работа будет настоящая! Я поверила: его слова – это не просто некий ритуал, а настоящая программа к действию. И потому, когда от Игоря Сергеевича поступило предложение, я его приняла со спокойным сердцем.

Да, эта работа находится в несколько другой плоскости, нежели то, чем занималась раньше, но, по сути, управленческой работой в здравоохранении я занимаюсь последние 14 лет. Первая задача, которую себе поставила: детально разобраться в ситуации, сложившейся в системе здравоохранения Владивостока, определить приоритетные направления развития. А дальше жизнь сама заставляла очень быстро всё решать: нужно было готовить конкурсы и аукционы на ремонт объектов здравоохранения; разрабатывать муниципальные программы; готовить проект бюджета… Постепенно познакомилась со всеми лечебными учреждениями Владивостока, с их проблемами…

- Есть ли надежда, что вашими усилиями – и всей команды городской администрации – Владивосток вообще и его здравоохранение в частности будут «вылечены»?

- По идее, я должна бы здесь сказать бодрое «да!». Но скажу так: мы делаем для этого всё возможное. Но есть объективные, типичные для ситуации в здравоохранении всей страны проблемы. Материально-техническая база устарела и требует финансовых вливаний. Конечно, мне могут сказать, мол, с деньгами каждый может, а вы попробуйте без денег, но мастерство врача не поможет, если не будет достойной материально-технической базы… И кадров у нас не хватает. Я несколько лет прихожу на распределение в ВГМУ, вижу, какие требования выдвигают выпускники, насколько высоко себя ценят и чего хотят от жизни. Не скажу, что это плохо – хотеть многого и сразу, но это желание чаще всего ведёт их в частное здравоохранение. И наша задача – сделать привлекательной работу муниципального врача и медицинской сестры. Как? Улучшив условия их работы, обеспечив достойную заработную плату и оптимизировав сам процесс работы. Сегодня, например, после многолетнего перерыва закупаем автотранспорт для детских поликлиник города.

- У вас перед глазами был опыт вашего брата, вы знали, что жизнь городского чиновника становится объектом публичного внимания…

- Мне нечего скрывать. Семья у нас самая обыкновенная, живём мы открыто, друзей у нас много, от людей не прячемся. Старшему сыну Алексею уже 29 лет, он окончил морской университет по специальности «судовой механик», много лет отдал морю, сейчас работает 2-м механиком и параллельно учится в том же МГУ по специальности «экономика и управление предприятием». У Алексея семья, невестка моя тоже врач, внучке, Маринке моей, уже пять лет! Илье, младшему, 23 года. Он выбрал себе более романтическую профессию – окончил Ульяновское высшее авиационное училище гражданской авиации, живёт в Москве, работает в «Аэрофлоте», летает вторым пилотом на «Ту-154». В ближайшее время пройдёт переобучение, будет управлять аэробусом.

- Вы предоставляли детям свободу выбора профессии?

- Как сказать… Алексей решил после школы пойти по стопам отца, и против я ничего не имела. Илья же в 6-м классе сказал, что хочет быть космонавтом. И мы думали, что это детское, пройдёт. А в 9-м классе он сказал: знаешь, мама, космонавт летает всего раз или два в жизни, а я хочу – всё время. И буду пилотом. Перед нами встал вопрос: что делать?.. И мы с мужем решили, что не вправе лишать сына мечты. Я сама повезла его в Ульяновск. Он поступил! Сам! Конечно, я волновалась. Потом три года подряд в отпуск ездила только в Ульяновск. К сыну. Он, тьфу-тьфу, не давал поводов для волнений. И как приятно было в прошлом году на выпускном слышать от преподавателей: парень у вас с головой! И – хвастать так хвастать! – скажу, что сейчас Илья в том же училище заочно учится по специальности «менеджмент на воздушном транспорте».

- Чем вы балуете своих сыновей, когда семья собирается вместе? Вкусненьким?

- У нас традиция: на Новый год мы всегда вместе. Илья прилетает обязательно, Алексей, если не в море, невестка, внучка. И на столе – мамины пельмени ручной лепки, мамин холодец, мамина буженина и мамина селёдка под шубой. Все любят!

- Дети живут отдельно, на домашние дела много времени не остаётся… А как вы отдыхаете?

- По-разному. Муж у меня охотник, я с лёгкой душой его отпускаю, да и сама люблю бывать на природе. Шашлыки, разговоры… А лучший отдых – с внучкой! Это от всего отключает. Она щебечет, что-то рассказывает, а ты понимаешь, как же хорошо жить! И с книжкой, кстати, посидеть – отдых, и в театр сходить. Мы с мужем – заядлые театралы.

- Кто ваш любимый автор?

- Виктория Токарева. Есть вещи у неё, зачитанные, что называется, до дыр. «Инфузория-туфелька», к примеру. Людмила Улицкая. Люблю её «Медея и её дети», чудесная вещь, изумительная! «Казус Кукоцкого»…

- Вы по-прежнему для домашних – доктор?

- Ну, в мелочах полечить я сумею. Но считаю, что серьёзную медицинскую помощь нужно получать у специалистов, которые ведут постоянную практику.

- Когда рабочий день закончен, работа остаётся в этом кабинете?

- Я знаю, что так надо бы… Но чаще всего она приходит со мной домой. Жизнь такая…

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Кошелёк на ножках

Война войной, а обед по расписанию, и собралась моя хорошая знакомая, несмотря на все ужасы финансового кризиса, которым нас так активно пугают, к родным. В Магадан. На Новый год. В прошлом году полёт туда-обратно обошёлся ей в 16 тысяч родимых. Знакомая

4 ноября – День народного единства
4 ноября – День народного единства

«4 ноября наша страна отмечает День народного единства. Он празднуется в память о событиях 1612 года, когда силами народного ополчения из Москвы были изгнаны польские интервенты. Освобождение русской столицы четыре столетия назад стало символом не только

Погуляем у гавани

4 ноября, в День народного единства, для жителей и гостей Владивостока запланирован ряд праздничных мероприятий. В частности, с 11 до 13 часов на Спортивной Гавани пройдёт городской праздник, организатором которого выступило управление культуры администра

Сохраним архитектурный колорит
Сохраним архитектурный колорит

«Игорь Сергеевич, одна из самых острых проблем Владивостока и главная причина оттока населения – дорогое жильё. В городе мало строят, причём ведут в основном точечную застройку, которая сама по себе «головная боль». Будет ли меняться ситуация?..»

Мехколонна развернулась на Сапёрном

Механизированная колонна ДСК «Владивосток» на острове Русском завершила рубку просеки (в соответствии с порубочными билетами) до мыса Новосильского. Сейчас на северо-восточной оконечности полуострова Сапёрного развернулись масштабные земляные работы. Таки

Последние номера