Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Экономика, финансы

В дальневосточном крае периодически возникают энергетические кризисы. Местные власти винят в них центр. Но так ли это?

В дальневосточном крае периодически возникают энергетические кризисы. Местные власти винят в них центр. Но так ли это?

В дальневосточном крае периодически возникают энергетические кризисы. Местные власти винят в них центр. Но так ли это?

/font>

Июньская комиссия Минтопэнерго, работу которой мне довелось наблюдать от начала и до конца, сделала все, что могла. “Срастила” Приморскую ГРЭС с дешевым углем Лучегорского разреза. Убедила губернаторство уничтожить льготные тарифы для граждан и повысить их. Повысила тарифы и для предприятий. Ввела систему прозрачных счетов с автоматическим делением средств между энергетиками и угольщиками.

На совещании в краевой администрации 30 сентября приехавший из Москвы с очередной антикризисной комиссией первый заместитель главы Минтопэнерго России Сергей Кириенко хвалил губернатора Евгения Наздратенко: собираемость денег с потребителей повысилась. Еще месяц-другой - и ежемесячный сбор достиг бы желанных 50 миллиардов рублей:

- Чуть-чуть не хватило, чтобы отключений электричества больше не было. Технологических причин для обесточивания нет. Когда мы приезжали в мае, запасы угля имелись только на некоторых станциях. Сейчас они в 2,5-3 раза выше, чем на тот же момент 1996 года. “Дальэнерго” по сбору средств поднялось с 15 миллиардов до 45 в сентябре. Но теперь люди срываются из-за нетерпения...

Когда С. Кириенко бросили упрек в том, что федерация оставила край без финансовой подмоги из-за секвестра бюджета, он заявил:

- Секвестр - противная вещь. Приморье получило 45 миллиардов рублей дотаций на энерготарифы вместо 60. Но по секвестру ему было положено только 15 миллиардов... С точки зрения энергобаланса есть регионы и похуже...

Тем не менее это от отключений край не спасло. Ибо промышленность не заработала, военные заказы не пошли. Транссиб остался дорог, и порты поэтому не ожили. Судоремонтные заводы края, придавленные транспортными издержками и налогами, вздули цены, и теперь судовладельцы предпочитают ходить на ремонтные заводы Южной Кореи. Изменить эту ситуацию Минтопэнерго не в силах. Правительство же имеет бюджет, который слишком мал для такой огромной страны. Сегодня он почти вдвое меньше бюджета России 1992 года. Вот почему губернатор Евгений Наздратенко доказывает: трансферт (финансовая помощь) краю урезан на триллион.

Заложники казны

Разорвать путы этого кризиса можно. Энергетике нужны потребители: мощная индустрия, которая и за электричество платить будет, и зарплаты приморцам обеспечит, и налоги в бюджет перечислять станет.

Ее Приморью не хватает. В советские годы край был рыбодобывающим регионом, который выступал еще в роли “сервисной площадки” для мощной группировки вооруженных сил. Приморье питалось за счет военного бюджета.

С началом реформ, когда этот источник сильно “усох”, экономика Приморья превратилась в полуколониально-сырьевую. Лов рыбы, добыча морской биомассы, “челночная” торговля с Китаем или вывоз подержанных машин из Японии не нуждаются в электричестве приморских станций.

Оборонная отрасль края - на издыхании. На 1 сентября 1997 г. задолженность федеральной казны по линии оборонного заказа предприятиям края достигла 513 миллиардов рублей. Завод “Звезда”, ремонтирующий и утилизирующий атомные лодки, ждет от правительства 137 миллиардов. Безработица в городе страшная - на одно вакантное место претендуют 114 человек.

Не лучше положение и в Арсеньеве, где работало ПО “Прогресс”, кузница противокорабельных ракет “Москит” и некогда - кандидат на производство вертолетов “Черная акула”. ВВС в августе были должны заводу 9,5 миллиарда рублей, ВФ - 8,5 миллиарда. Планы производства вертолетов сворачиваются. “Прогресс” не может перейти на гражданскую продукцию: средств на перевооружение нет. Делать гражданские вертолеты? Внутренний рынок прочно занят московским, казанским, таганрогским и ростовским заводами, а ведь еще нужны средства на разработку новых моделей, на их испытания и сертификацию.

Б. Ельцину уже ушло тревожное письмо его представителя в Приморье: объемы производства на “Прогрессе” по сравнению с 1991 годом упали до 5,3 процента. Сокращение оборонного заказа поставило завод на грань краха - он уже успел взять под заказ кредит в 150 млрд. рублей.

Если изучить список структур, которые должны приморским предприятиям, то поражаешься обилию пометок “в/ч” (“войсковая часть”) и “федеральный бюджет”. Сокращение высокотехнологического и оборонного производства в стране “вывело из строя” приморские объединения “Бор” и “Дальполиметалл”. Первый должен за энергию (на 30 сентября) 421 миллиард, второй - 121 млрд. Энергоснабжение Дальнегорска из-за этого оказалось под угрозой краха.

То есть периодические кризисы в Приморье порождены и остановкой оборонной отрасли, недофинансированием структур Минобороны на его территории. А это - неплатежи за энергию, тепло и топливо. Это - безработица, нестабильность и немощь краевого бюджета. Само Приморье с “оборонной проблемой” не справится: либо нужно финансировать заказы для ВПК края, либо закрывать предприятия и обустраивать людей. А это тоже очень недешево.

Первый заместитель министра топлива и энергетики РФ Сергей Кириенко 30 сентября заявил: гасить федеральные долги энергетике Приморья придется очень долго.

Есть ли надежда на “промышленную тягу”?

Можно ли рассчитывать на быстрое оживление краевой индустрии? Сейчас тарифы для предприятий в крае достигли 666 рублей за киловатт-час. Или примерно 11 центов. Для сравнения: промышленность в соседнем Китае получает киловатт по 4,5 цента, южнокорейская - по 4,2 цента, японская - по 6,5 цента. Иными словами, даже если приморцы затащат на свою территорию предприятия “Самсунга” и “Мицубиси”, им тоже придется несладко.

Вот почему сегодня Е. Наздратенко обращается к президенту с просьбой принять политическое решение о снижении тарифов до среднероссийских 300 рублей. Он говорит: предприятия и основная масса граждан неплатежеспособны. Да, это убыточно для энергетики края. И опять он просит дотаций из федерального бюджета, дабы энергетика не рухнула и край не замерз в зиму, проев запасенное на зиму топливо. Но денег в федеральном бюджете нет! С. Кириенко же уверен: высокие тарифы - плод бесхозяйственности в краевом ТЭКе.

Есть ли надежды на иностранные инвестиции? Приморье слишком далеко от относительно богатых и густонаселенных районов европейской России. Ставить здесь сборочные производства или шоколадные фабрики невыгодно. Иностранцев гораздо больше привлекают Новгород или Москва. Японцам, китайцам и корейцам выгоднее вылавливать здесь рыбу и морепродукты самим (или скупать их), вывозя для переработки в свои страны. Там и налоги меньше, и энерготарифы. И разгула криминалитета нет. А мафия в Приморье настолько сильна, что при желании и самого губернатора из кабинета вынести может.

И давайте учтем еще один неприятный для нас факт: Приморье может потерять даже последний шанс стать перевалочной базой для потока грузов, которые идут из Азиатско-Тихоокеанского региона в Европу. Ведь рядом бурно растет стабильный, сильный Китай. Он привлекает громадные вложения в развитие своих портов, изо всех сил возрождает Великий Шелковый путь, по которому грузопоток потечет в обход нашей страны.

Чтобы привлечь в Приморье инвестиции, способные спасти положение, нужно хотя бы на время создать здесь “поле стабильности”. Профинансировать оборонку, снизить тарифы. Заодно снизив и для перевозок по Транссибирской дороге. Но как?

Вопрос из разряда риторических.

“Непрозрачные” затраты

Попробовать снизить себестоимость киловаттов и гигакалорий? Но акционерные “Приморскуголь” и “Дальэнерго” по закону не подчиняются краевой администрации. Более того, они конфликтуют с нею. И оба они - без оборотных капиталов. Им не на что снижать себестоимость. На угольщиках же еще висит колоссальный груз из убыточных шахт и городов при них. И если завтра в топливно-энергетическом комплексе края под корень извести все случаи воровства, все случаи махинаций с бартерными расчетами, энергия все равно останется дорогой. И снова нужны затраты бюджета на закрытие убыточных шахт, на создание новых рабочих мест в Приморье. А бюджет дыряв и секвестрирован!

Однако это одна сторона дела. Москве давно следует влезть в дела “Приморскугля” и навести в них порядок. Взять хотя бы случай с одной из последних надежд Приморья - компанией “ЛуТЭК”, скрещением мощной теплостанции и лучегорского разреза № 2, которая через год-другой может дать краю дешевые киловатты. Лицензия на разрез с дешевым углем принадлежит частной компании “Энергия Востока”, которая, по утверждениям и Минтопэнерго, и губернатора, не инвестирует средства в его развитие. На днях она проиграла суд. Но если бы она добилась своего, то вся затея с дешевым электричеством рухнула бы. Е. Наздратенко, приветствуя создание “ЛуТЭКа”, оправдывался: лицензия на разрез была передана краевой администрацией из рук “Приморскугля” в руки “Энергии Востока”... по инициативе самого руководителя “Приморскугля” Анатолия Васяновича в конце 1995 года.

Выход для Приморья - в обеспечении энергостанций дешевым местным углем. Но кто и когда в последний раз пробовал разобраться в ценах на приморское топливо? И насколько обоснованы смутные слухи о том, что приморским станциям навязывают дорогой уголь, завозя его из Якутии и даже из Китая, тогда как дешевый, из разрезов, уходит на экспорт?

Смешение в одном “Приморскугле” убыточных и выгодных предприятий действительно “затемняет” цены на топливо. Давно пора сделать ценообразование “прозрачным”, чистым от непроизводительных расходов. Сделать это сам “Приморскуголь” не в силах. Сергей Кириенко 30 сентября заявил: кризис во многом предопределен неудачной приватизацией, разодравшей единый энергокомплекс края на 2 акционерные “вотчины” - угольную и теплоэлектрическую. И теперь приходится с трудом расхлебывать “кашу” 1992-1994 годов, пытаясь скрещивать угольные копи и электростанции. Тогда как правовой основы для такой ликвидации “ваучерных разрушений” явно не хватает. Это - целиком дело Москвы.

Наконец, Приморье нужно газифицировать, чтобы сократить потребление электричества в жилом секторе. Но “Газпром” делать это не рвется, боясь обвинений в супермонополизме.

Так что для удешевления приморской энергии надо переделать целую гору дел, за которую еще никто толком не брался.

Можно изгнать из кабинетов и губернатора, и его заклятого противника - мэра Владивостока. Или даже казнить их. Но только от этого проблемы никуда не денутся. Приморский кризис уже вышел за рамки персоналий. Он глубоко системный.

Кризис власти

Мы говорили о нем в каждом нашем репортаже из Приморья. Скажем еще раз: в крае - двоевластие, административный аппарат полупарализован, между губернаторством и мэром Владивостока Виктором Черепковым идет настоящая война. Напомним: ее породила сама Москва своей хаотичной политикой. И это противостояние еще больше усугубляет кризис. Черепков глаголет о том, что наздратенковский мэр оставил ему в наследство огромные долги, что администрация края выдирает из бюджета города целые статьи доходов, ввергая его в разруху. Губернатор же заявляет: вот мэрия перестала финансировать даже “Скорую помощь”, и мы теперь берем на себя эти затраты.

Оба противника сцепились насмерть, и под ногами борющихся уже хрустят осколки приморской экономики. Обстановка все больше напоминает военные операции. И вот уж у Черепкова в распоряжении оказался отряд молодых людей на джипах, организованных как настоящее боевое подразделение, дежурящих при мэре круглосуточно. И он отдает им приказания через портативную рацию: “Буря! Я Гром!” Сам был тому свидетелем. Черепков - ультралиберал. Он жаждет суровейших проверок “Дальэнерго” и “Приморскугля”, считая их преступными сообществами, которым выгодно держать высокие тарифы и терроризировать Москву, чтобы выбивать из нее деньги. Он выдвигает шокирующую идею: пусть каждая котельная станет независимым АО и пусть подключает к себе всех желающих, разрывая улицы и перекладывая трубы. А что же Наздратенко? Не стоит переоценивать его влияние, а тем паче демонизировать личность губернатора. На июньском совещании по поводу повышения тарифов для граждан и передачи функций перепродавцов энергии в ведение “Дальэнерго” я видел, как с ним спорят главы администраций районов, как подчеркнуто независимо держит себя мэр Находки.

Надо искать выход из тупика. Ибо пока продолжается “гражданская война” в крае, его энергетика и вся экономика катятся к черту на рога. Надеяться на то, что кризис “рассосется” сам собой, нельзя. Наздратенко и Черепков избраны народом, уголовных дел против них не ведется, и законных оснований для их смещения просто нет.

Кто промарширует по Алеутской

?

Чем грозит текущее развитие ситуации? Еще в августе аналитический центр консервативно-великодержавных кругов “Арии” предсказал: кризис повторится, грянут скандалы в верхах, и Приморье в конце концов провозгласит себя Дальневосточной республикой. Тогда же лидер украинской националистической УНА-УНСО Дмитро Корчинский заявил, что его организация борется за вычленение Приморья в отдельное государство, ибо эта земля обитаема украинскими переселенцами. Можно отнестись к этим пророчествам как к несерьезным выходкам экстремистов. Однако есть тревожные обстоятельства. Автор этих строк, присутствуя на заседании администрации края, слышал гневные речи одного из должностных лиц: Москва, дескать, заставляет нас принимать непосильные тарифы ради изыскания средств! А деньги можно достать - оставляя в крае четверть от таможенных пошлин, собираемых в Приморье.

Напомним, что самостоятельная таможенная политика - удел суверенных стран. И что лозунг “Даешь Дальневосточную республику!” появился в крае снова и совсем недавно. Люди здесь устали и измучены энергокризисами, которые накатывают постоянно, волнами. А это очень хорошая питательная почва для экстремизма.

Надо во что бы то ни стало переломить ситуацию. В административном хаосе Приморье превращается в бочку без дна, из которой “свистят” миллиарды долларов. “Дальрыба” и “Дальморепродукт” погибают, у опасной черты - Владивостокская база тралового и рефрижераторного флота. В приватизированном Приморском пароходстве танкеры зарегистрированы на Мальте и острове Мэн, которые и получают с них налоги. Судовладельцы, конечно, говорят: если платить их по российским нормам - разоримся. Но и это тоже - не дело.

В краевом управлении ФСБ мне рассказали, что капитаны-рыболовы вовсю занимаются “черным” бизнесом, тайно сбывая рыбу за наличную валюту прямо в море. Поймать их за руку нет сил, нет средств на содержание штата агентов, внедренных в экипажи судов. И миллионы долларов, которые могли бы пополнить казну и дать краю средства хотя бы на решение проблемы убыточных шахт, утекают в карманы дельцов.

Приезжая во Владивосток с перерывами в полгода-год, всегда остаешься с тяжелыми впечатлениями. Город разваливается. В гавани стоят ржавые суда. Здесь рождается расколотый надвое жуткий мир. Деградирующие кварталы основной массы жителей - и загородные особняки богатых. Со своими мини-электростанциями и портативными котельными.

Какие демоны народятся в этом мире? И кто в конце концов промарширует по Алеутской? Потеря Приморья для России конца XX века по тяжести своей сродни потере выхода к Балтийскому морю в начале XVII столетия...

Автор : Владимир КУЧЕРЕНКО, “Российская газета” (c cокращениями)

comments powered by Disqus
В этом номере:
Трамвай врезался в “Золотой Рог”

Ранним утром в понедельник в самом центре Владивостока произошла необычная авария - трамвай на полной скорости сошел с рельсов на повороте с Алеутской на Светланскую и врезался в здание гостинично-торгового комплекса “Золотой Рог”.

Международный конфликт на капустном поле

Трагически закончились выходные дни для одного из российских граждан. С диагнозом проникающее ножевое ранение груди, резаные раны голени, сильная кровопотеря и шок он доставлен в больницу в Михайловском районе.

“Пар” из воинского эшелона

Тревожное сообщение поступило в 2.30 ночи 13 октября с железнодорожной станции Уссурийск. Там в воинском эшелоне начал “пускать пар” вагон с перекисью водорода, предназначенный для одной из войсковых частей.

По распадкам Седанки прошелся пал

Сильный низовой пожар был зафиксирован в воскресенье в 22.30 в пригороде Владивостока от станции Седанка в сторону горы Острой. Горели жухлая трава, кустарник и замшелые пни по сопкам и распадкам.

Олимпийцы стартуют в Приморье

Во Владивостоке в течение нескольких дней находился первый вице-президент Национального олимпийского комитета России Владимир Логинов. Визит носил рабочий характер. Чиновник НОКа встречался с представителями спортивной общественности и властных структур, знакомился со спортивными сооружениями и базами Владивостока. Дело в том, что спортсооружения планируется использовать для подготовки и акклиматизации олимпийцев России.

Последние номера