Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Русские без России

Как наши сделали Америку богатой

С Джоном Уайтом меня свёл счастливый случай. Как-то на одном званом обеде в Голливуде меня познакомили с четой пожилых американских актёров, имевших русские корни. Бабушка одного, приехавшего ещё из Санкт-Петербурга, снималась в немом кино. Дед другого, б
Как наши сделали Америку богатой

Мне показалось, дверка старенького «Мерседеса» обидчиво крякнула, когда я усаживался в автомобиль.

- Конечно, машину давно пора поставить на вечную стоянку, - заметил Джон, - но я не могу отказать себе в удовольствии прокатиться на ней ещё раз. Несколько десятков лет назад мой отец, уходя на покой, оставил её мне как талисман будущего богатства. Как у нас в Америке говорят: «Money begets money». А у вас: «Деньги делают деньги». Правда, говоря о богатстве, мой отец имел в виду образ жизни.

Место под чужим солнцем

С Джоном Уайтом меня свёл счастливый случай. Как-то на одном званом обеде в Голливуде меня познакомили с четой пожилых американских актёров, имевших русские корни. Бабушка одного, приехавшего ещё из Санкт-Петербурга, снималась в немом кино. Дед другого, бывший колчаковец, участвовал в конной массовке в знаменитом фильме о Робин Гуде. Узнав, что я интересуюсь русскими, приехавшими в Америку в далёкие времена, актёры познакомили меня с другом семьи. Им оказался Джон Уайт.

Вообще-то он должен зваться Иваном Беленьким. Такую фамилию носил его отец, уроженец Владивостока. В 30-е годы, когда он покинул родину и оказался в Америке, Беленький вынужден был сменить имя: в то время здесь даже в белом эмигранте подозревали приверженца идей коммунизма. Иван Беленький – Уайт довольно быстро выбился в люди, сколотив небольшое состояние. А его сын, о котором идёт рассказ, входит в первую десятку самых богатых американцев на западном побережье Америки.


Занимаясь великим исходом русских из России, мне пришлось провести немало времени в архивах, и, только познакомившись с судьбами тысяч и тысяч эмигрантов, понимаешь: покинуть родину и уехать в чужую страну – это не просто перейти из вчера в завтра. Это большое потрясение, от которого трудно оправиться в течение всей жизни. Это горькое чувство оторванности от всего родного.

Если для русских, которые приехали в Америку на заработки ещё в ХIХ веке, во главу угла ставились экономические мотивы, так или иначе примирявшие человека с непривычной обстановкой, то для тех, кто вынужден был покинуть Россию по политическим соображениям – после окончания Гражданской войны или Второй мировой, это была борьба за существование, попытка после катастрофы построить новую, успешную жизнь.

Мало кто знает, что в Америке к 1917 г. проживало около полутора миллионов выходцев из России – это официальная статистика. А что говорить о тех, кто был вынужден покинуть родину после окончания Гражданской войны? Их были миллионы. Все они по-разному вписались в жизнь Америки. Лучше других устроились в США студенты. Место под солнцем нашли также мелкие служащие и квалифицированные рабочие. Они пополнили средний класс, где уровень заработной платы и стандарты жизни были значительно выше, чем в России. Из представителей интеллигенции наиболее удачно устроились инженеры и врачи.

Сложнее пришлось русским эмигрантам с военным прошлым: сказывались отсутствие востребованной профессии, пережитые трагедии, психологическая надломленность. Они, как правило, становились уборщиками или разнорабочими на заводах. Этот путь отчасти прошёл и Беленький-старший.

- Воспитывая меня, отец любил повторять: «Есть люди, родившиеся в рубашке, - вспоминает Джон, пока мы мчимся по скоростной дороге. – Но с ними неинтересно. А вот самому всё пробить – это другое дело!». Мне это утверждение тоже по душе.

Фамилию купил у каторжника, но дорого


Многочисленные возможности, которые предоставляла русским эмигрантам первых волн демократическая Америка, создавали весьма благоприятные условия для предприимчивых людей: каждый мог использовать свой шанс. И здесь уместно вспомнить биографию ещё одного русского эмигранта – Ивана Васильевича Кулаева, большого друга семьи Беленьких. Она напоминает судьбу главного героя из романа Джека Лондона «Время не ждёт». Приключений, которые выпали на долю этого удачливого предпринимателя, с лихвой хватило бы на десяток увлекательных книг.

Достаточно сказать, что по сей день во Владивостоке, в районе Народного проспекта, работает мукомольный завод, созданный Кулаевым.

Впрочем, эта фамилия досталась будущему коммерсанту случайно. Его отец Василий Акимович Орлов, бывший крепостной князя Никиты Трубецкого, за участие в восстании очутился на каторге. На этапе, отправляясь на поселение в Енисейскую губернию, он встретился с Василием Кулаевым, у которого через несколько дней выходил срок. Орлов за солидное вознаграждение договорился поменяться с каторжником именами. И, соответственно, временем отсидки.

Спустя два дня Орлов-Кулаев был на свободе. Понятно, что он не мог вернуться в родные места и решил заняться коммерцией в Красноярской губернии. Покупая у киргизов скот, он вместе с сотоварищами перегонял его на енисейские прииски. И всё складывалось удачно, пока главный партнёр не украл у Кулаева весь капитал. Тот чуть было не покончил жизнь самоубийством, спасла жена: «Не деньги нас наживали, а мы их», - смогла она успокоить мужа.

Иван тогда получил наглядный урок жизнестойкости. Он с раннего детства привык помогать отцу, а в 16 лет завёл собственное дело – открыл первый в Сибири медеплавильный завод. На следующий год он стал полным хозяином и распорядителем всех коммерческих предприятий отца, внезапно скончавшегося в самом расцвете лет. Азартный по натуре, Иван Кулаев стал золотопромышленником. Это было очень рискованное занятие. Но и здесь удача не покидала молодого предпринимателя. Уголовный элемент его не трогал, зная о его недюжинной силе. Был случай, когда промышленник ударом ножа убил наповал большого медведя, напавшего на него в тайге.

Начавшееся строительство Уссурийской железной дороги привело Ивана Кулаева во Владивосток. На одном из торгов он «выхватил» у местных предпринимателей подряд на строительство большого участка дороги. И сдал его в срок и с отменным качеством. Дальше - больше: вскоре ему доверили строительство на самом сложном участке – через Хинганский хребет. И опять он оказался на высоте.


Иван Васильевич полюбил Дальний Восток. Его деятельная натура первопроходца нашла здесь большой простор для деятельности. Кулаев строил дома, заводы, прокладывал дороги. Быстро сообразив, что Приморье и Маньчжурия скоро станут житницей не только для русского Дальнего Востока, но и для всей Юго-Восточной Азии, предприниматель решил расширить дело. Прежде всего он объявил «войну» американским и канадским компаниям, которые ввозили сюда зерно. Скупив все мельницы и взяв большой кредит в Русско-Азиатском банке, Кулаев начал строительство мукомольных заводов, оборудуя их по последнему слову техники. Он открыл свои предприятия в Никольск-Уссурийском, Владивостоке, в Маньчжурии, в Хабаровске.

В то время девизом у Кулаева были слова: «Только не прозевать и не умничать!». Коммерция была для него чем-то вроде спортивных состязаний: он всегда и во всём стремился быть первым. Чем он только не занимался: строил пивоваренные и маслобойные заводы, владел пароходством на Амуре, скупал недвижимость в Харбине. Пришедшая революция мало изменила уклад жизни предприимчивого предпринимателя, разве что диапазон его деятельности расширился… Он открыл новые предприятия в Америке и Канаде. И всюду имел успех.

И меценатствовал он по-русски, с размахом, от всей души. Строил православные храмы в Харбине, Тяньцзине, Шанхае и даже в Америке. Открывал школы для русских детей и содержал русских стипендиатов по всему миру. Посылал деньги в Толстовский фонд и в Европу, чтобы поддержать соотечественников в трудную минуту. Не забывал он и о покинутой родине. Понимая, что нельзя объять необъятное, Кулаев создал в конце жизни Благотворительно-просветительский фонд, куда завещал все свои деньги.

Иван Васильевич Кулаев скончался 26 ноября 1941 года в Голливуде в возрасте 84 лет.

В наследство – «Мерседес» и томик Даля

Предпосылкой для успешной жизни русских в Америке во все времена было прежде всего умение сохранить собственную культуру, уклад жизни и при этом способность достаточно органично воспринимать другое культурное пространство. Может быть, поэтому и мой новый знакомый Джон Уайт так уверенно чувствовал себя в новых американских реалиях.

- Как у вас говорят: делу время – потехе час? - продолжал сыпать русскими пословицами Джон Уайт-Беленький, пока мы ехали в престижный гольф-клуб.

Казалось, русские пословицы и поговорки заготовлены у него на все случаи жизни. Позже я узнал, что отец Джона оставил на память сыну старинный томик Владимира Даля. До сих пор чтение этой книги является его любимым занятием. Но, вероятно, Джон, русский по крови, всё же не умел отдыхать как истинный американец.

- Пожалуйста, подождите меня, - сказал он извиняющимся тоном. – Мне нужно перекинуться парой фраз. Дела не отпускают даже здесь.

И он на некоторое время препоручил меня заботам седовласого американца, у которого, как оказалось, тоже были русские корни: его прапрабабушка-тлингитка была замужем за русским охотником из Российско-Американской компании. После продажи Аляски он так и остался жить здесь.

Узнав, что наше знакомство с Джоном состоялось всего несколько дней назад, американец очень удивился: «Джон практически не заводит новых друзей… Мы считаем его хорошо отлаженной машиной для делания денег. Его состояние уже перевалило за миллиард, а он продолжает ездить на стареньком «Мерседесе», сентиментально цепляясь за память об отце…».

* * *

От редакции. Буквально на днях во Владивостоке, в издательстве ВГУЭС, вышел библиографический справочник Амира Хисамутдинова «Русские, которые сделали Америку богатой».

Автор : Амир Хисамутдинов

comments powered by Disqus
В этом номере:
Фальшивый блеск провинциального бомонда
Фальшивый блеск провинциального бомонда

Завтра во Владивостоке пройдёт прелюбопытное мероприятие – светский раут. Как гласит пресс-релиз, распространённый организаторами, «это не просто мероприятие для деловой и светской элиты – это событие высочайшего уровня не только по масштабам организации,

Скептицизм Степашина адекватно оценён
Скептицизм Степашина адекватно оценён

Президент России Дмитрий Медведев поручил главе Счётной палаты Сергею Степашину проконтролировать использование бюджетных средств, выделяемых на строительство моста от Владивостока к острову Русскому, который планируется построить к саммиту АТЭС 2012 года

Мы будем приватизировать теперь по-новому?
Мы будем приватизировать теперь по-новому?

Комитет по экономической политике и собственности краевого парламента на своём заседании рассмотрел вопросы приватизации государственного имущества Приморского края, сообщает управление по взаимодействию со СМИ краевого Законодательного собрания.

Сбербанк отказывается от обеденных перерывов

С 15 октября все отделения Сбербанка в Москве и Санкт-Петербурге станут работать без обеденного перерыва. До конца года на новый режим работы перейдут отделения банка по всей стране. Право закрываться на обед останется лишь у небольших отделений, которые

Во Владивостоке отменили очередные торговые центры

Вновь в столице Приморья гремят скандалы, связанные с застройкой. Глава Владивостока Игорь Пушкарёв отменил ещё ряд постановлений прошлой администрации на разрешение и перепрофилирование строительства. Экспертная коллегия при управлении муниципального иму

Последние номера