Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мой личный Владивосток

Политический козёл Васька

Я родилась в 1923 году в Забайкалье, где мой отец гонял остатки белогвардейских банд, потом мы переехали в Никольск (Уссурийск), а уже с 1934 года жили во Владивостоке. На второй центральной улице – 25-го Октября. И в то же время – как в деревне. Потому ч

Я родилась в 1923 году в Забайкалье, где мой отец гонял остатки белогвардейских банд, потом мы переехали в Никольск (Уссурийск), а уже с 1934 года жили во Владивостоке.

На второй центральной улице – 25-го Октября. И в то же время – как в деревне. Потому что в то время улица 25-го Октября была длиннее и была вымощена брусчаткой, а по бокам – тротуары, в центре – рельсы, по которым ходил трамвай.

Причём ходил он до краевой больницы (это были два красивых трёхэтажных здания), затем рельсы по Врачебному переулку поворачивали к Покровскому парку. Церковь уже была взорвана, но тут и там были видны остатки оградок от могил. Дальше от парка трамвай шёл по Куперовой пади на Первую Речку.

Наш дом стоял на углу Авроровской. Чтобы попасть к дому, нужно было идти мимо японского храма – это было одноэтажное деревянное здание с удивительно красивой крышей – приподнятой книзу, а на фронтонах – отлитые из гипса фигурные украшения. Храм стоял на подпорной каменной стенке, вход был обращён на восток, прикрыт козырьком на столбах, а к двери вели три широкие мраморные ступени. Как правило, двери всегда были закрыты и только в редкие праздники распахивались, а возле них собирались японцы в строгих костюмах и японки в кимоно и под зонтиками.

Училась я в школе № 59 – деревянной четырёхлетке. Она стояла на Китайской улице напротив цирка, а цирк был примерно в том месте, где теперь рынок на улице Прапорщика Комарова. Потом построили новую светлую школу № 75, там я и окончила семь классов.

В Куперовой пади располагалась и Корейская слобода, тесно застроенная низенькими фанзами. У каждого дома – труба, только торчала она не из крыши, а из земли рядом. Трубы делали из крепких длинных досок – метров шесть, иногда и больше. И были они частенько выше самих фанз. Мне довелось побывать в гостях в корейской фанзе, и я поняла, что это за трубы. Фанза устроена очень интересно: нижняя часть вкопана в землю, там располагаются два котла, вокруг корчаги с водой и дрова, полки, на которых – обычная посуда и кухонные приспособления. Трубы от котлов идут под верхней частью, всё гладко замазано глиной, трубы выходят за стеной – в ту самую деревянную. Верхняя часть называется «кан», там всё застлано чистыми циновками, стоят сундучки и лежат свёрнутые одеяла, на полках – ярко начищенная медная посуда, стоят низенькие столики, за ними едят, стоя на коленях. В кане всегда очень тепло и чисто, и ходят там только босиком.

За железной дорогой были Кунгасный завод и лесопилка, всё было завалено брёвнами, досками… Левее стояли три барака для работников завода. Ещё дальше – песчаный берег, засыпанный щепками и морской травой, любимое место нашего купания. А ещё дальше – электростанция, которая всегда сбрасывала в море горячую воду. Это место так и называли - «горячка». Нам, детворе, горячая вода не нравилась, а старики сидели там часами, лечили радикулит. Однажды три китайца привели китаянку, которая тяжело передвигалась. Она закатала брюки (китаянки всегда ходили в брюках), села на берегу и опустила ноги в горячую воду. На её ноги мы боялись смотреть – они были похожи на копыто. Потом мне мама объяснила: китаянка не больная, просто девочкам в Китае, ещё маленьким, плотно бинтуют ножки, и они скрючиваются, остаются маленькими.

Вообще с китайцами в те времена русские жили дружно. Разве что детвора несознательная их дразнила: «Ходя, дай тянучку!». Китайцы сердились, топали ногами и кричали: «Твоя шовиниста!».

Китайцы торговали на Семёновском базаре. Собирались в артели по 6-7 человек, арендовали огороды у русских. Урожай везли на тележках на базар – или в корзинах на коромысле, там оставляли одного продавца и снова шли работать на огород. На свой Новый год они и сами красиво наряжались, и даже лошадей ярко украшали – вплетали в гриву красные ленточки.

В Семёновском ковше на берегу с лодок торговали рыбой, ракушками, крабами, там хозяйничали корейцы. По Авроровской они ходили на свою слободку. Выглядело это так: впереди идёт важный кореец, руки за спину, курит длинную тонкую трубку с маленькой шишечкой на конце. Сзади – жена, на спине у неё платком привязанный ребёнок – только головка чёрная мотается да ножки голые торчат. На голове женщина несёт большой тюк или глиняную корчагу с водой. С водой в городе тогда было плохо. Седанку уже освоили, но колонок в городе было мало, мы ходили за водой к колодцу, он располагался в старых каменоломнях (сейчас там ЦДЮТ). Колодец был очень глубоким, мы, дети, чтобы вытащить ведро, собирались по нескольку человек и крутили по очереди ручку…

Если хозяева не сдавали огород в аренду, то держали домашний скот – коров, свиней. За молоком мы в магазин не ходили, брали у соседей. Да и молочница, жившая в пригороде, раз в неделю привозила молоко в бидонах. До тех пор, пока Хрущёв не заставил всех коров сдать в колхозы, молоко мы пили каждый день… А в колхозах коров пустили под нож от бескормицы.

Ну а мы тогда купили козу. Вскоре она принесла козлёнка. Прошло время, и мама сказала отцу – мол, не зря ли на козлёнка молоко тратим. Отец взял нож, пошёл в сарай, подошёл к козлёнку, взял его на руки – а тот вдруг обернулся и лизнул отца в лицо, как в губы поцеловал! Что тут было! Отец бросил нож, закричал: «Я не живодёр!». Так козлёнок и остался, назвали его Васькой. Мы обожали с ним играть и научили бодаться. К лету козлик вырос, стал бродяжничать по окрестностям, еду себе сам добывал, даже на базар сам ходил, а мы его оттуда за рога домой тащили. И всё равно он убегал.

Отец мой работал в тресте зверосовхозов, что располагался на Ленинской, 9. И вот однажды вышел он с работы, дошёл до перекрёстка с 25-м Октября. Тогда это был очень тесный перекрёсток: на месте «Белого дома» стояла деревянная двухэтажка, на углу – аптека. На небольшом возвышении стоял обязательно регулировщик, хоть и было машин очень мало. И видит отец: наш Васька старается забодать регулировщика - разбегается и бьёт его рогами под коленки. Милиционер жезлом отмахивается, кричит: «Чей козёл?», народ вокруг хохочет… Время тогда было лихое – 37-й год, отец побоялся сказать, что это наш козёл, ушёл от греха. А Ваську мы с тех пор больше не видели…

Автор : Людмила ПОДГУРСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Фальшивый блеск провинциального бомонда
Фальшивый блеск провинциального бомонда

Завтра во Владивостоке пройдёт прелюбопытное мероприятие – светский раут. Как гласит пресс-релиз, распространённый организаторами, «это не просто мероприятие для деловой и светской элиты – это событие высочайшего уровня не только по масштабам организации,

Скептицизм Степашина адекватно оценён
Скептицизм Степашина адекватно оценён

Президент России Дмитрий Медведев поручил главе Счётной палаты Сергею Степашину проконтролировать использование бюджетных средств, выделяемых на строительство моста от Владивостока к острову Русскому, который планируется построить к саммиту АТЭС 2012 года

Мы будем приватизировать теперь по-новому?
Мы будем приватизировать теперь по-новому?

Комитет по экономической политике и собственности краевого парламента на своём заседании рассмотрел вопросы приватизации государственного имущества Приморского края, сообщает управление по взаимодействию со СМИ краевого Законодательного собрания.

Сбербанк отказывается от обеденных перерывов

С 15 октября все отделения Сбербанка в Москве и Санкт-Петербурге станут работать без обеденного перерыва. До конца года на новый режим работы перейдут отделения банка по всей стране. Право закрываться на обед останется лишь у небольших отделений, которые

Во Владивостоке отменили очередные торговые центры

Вновь в столице Приморья гремят скандалы, связанные с застройкой. Глава Владивостока Игорь Пушкарёв отменил ещё ряд постановлений прошлой администрации на разрешение и перепрофилирование строительства. Экспертная коллегия при управлении муниципального иму

Последние номера