Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Общество

Ванга из Новосысоевки

Этот старый деревянный дом с синими ставнями на улице Советской в селе Новосысоевка под сенью гигантских вязов знают не только местные жители. К нему на протяжении многих лет не зарастает народная «тропа». Люди идут и едут сюда, к Марфе Семёновне Кашпур,
Ванга из Новосысоевки

Этот старый деревянный дом с синими ставнями на улице Советской в селе Новосысоевка под сенью гигантских вязов знают не только местные жители. К нему на протяжении многих лет не зарастает народная «тропа». Люди идут и едут сюда, к Марфе Семёновне Кашпур, за помощью: излечить от хвори тело, душу, услышать мудрое слово. Многим, говорят, помогает. Денег за «визит» она не берёт.

Надо слушать сердце

Вчера, 14 августа, ей исполнилось 93 года. За свою большую жизнь, вместившую революцию, подённую работу на барина, повальный голод, колхозные трудодни от рассвета до заката, войну, звание Героя Социалистического Труда, депутатский статус самого высокого ранга – Верховного Совета СССР, Марфа Семёновна сохранила удивительное качество – она всегда остаётся самой собой, при любых обстоятельствах.

И сегодня не изменяет своим жизненным принципам: делать добро, не желать никому зла, работать по совести. Годы согнули спину, натрудили до боли узловатые руки, почти полностью лишили зрения. Но какой в ней сохранился запас духа, мудрости, терпения, любви к людям.

Мы приехали к ней на интервью в один из знойных летних дней. У Марфы Семёновны был посетитель. Стали ждать. Людмила Данилова, директор историко-краеведческого музея Яковлевского муниципального района, любезно согласившаяся проводить к легендарной землячке, рассказывает: «Марфу Семёновну нередко называют приморской Вангой. Но это не всё. Она сегодня единственный Герой Социалистического Труда в районе. Пенсию получает хорошую - персональную, союзного значения. Всё уходит на семью: дочь - инвалид по зрению, внуку тоже помощь нужна. Что касается положенных ей по закону «богатых» льгот, она, можно сказать, ни разу этим не воспользовалась. Вот такая она, наша Марфа Семёновна, золотой души человек.

Наконец плотно прикрытая дверь распахнулась, из неё вышел мужчина средних лет. Хозяйка пригласила войти. В невысокой горнице с белёной перегородкой мы увидели Марфу Семёновну. Маленькая, щупленькая. На голове – синий шерстяной платочек, повязанный низко, по самые глаза, поверх платья тёплая кофта, несмотря на жару, в правой руке – камешки.


- Садись, милая, с чем пришла, - голос у бабушки оказался сильный, приятного тембра.

Узнав цель визита, Марфа Семёновна согласилась немного «поговорить на диктофон» и сфотографироваться – только в другом платочке, праздничном, с цветами по белому полю.

Но прежде она слегка притронулась пальцами к моему запястью, коснулась волос, сокрушённо вздохнула: «Почему сердце не бережёшь? Сердце надо слушать, оно с небом связано. Научись не переживать по пустякам. Всё будет так, как будет».

Счастье по вербовке

Судьба Марфу с детства не баловала. Отца Семёна Митрофановича Шаповалова, отказавшегося вступать в колхоз, как противника коллективизации репрессировали. Больше о нём никто не слышал. Было это в Курской области, в маленькой деревушке Котиловке. Семья осиротела. Настали для Марфы, её мамы Матрёны Антоновны и пятерых младших сестрёнок и братишек чёрные времена. Но не такая она была, чтобы сдаваться. Недаром ещё восьмилетней девочкой умудрилась за два лета заработать и скопить три рубля. Была сторожком – отгоняла собак от кузовков со снедью, которые работники приносили в поле на обед. В день пан платил ей по три копейки. На первую Марфину «зарплату» отец, тятя, как его звали в семье, лошадь купил.

Но как ни трудилась семья, в 1933-м, в самый лютый голод, умерли у Шаповаловых три сыночка и бабушка. «Я сама зашивала их в простыню, - вспоминает Марфа Семёновна. – Хоронили всех в общей могиле. Сколько тогда нашего мира погибло».

Марфа Семёновна пересыпает свою речь смачными малороссийскими словами. Вот уже, считай, 70 лет, как живёт в Приморье: попала сюда в 1939 году по вербовке, спасаясь от голода, а всё родной говор пробивается.

- Нас тогда восемь человек приехало: двое мужиков и шесть девчат, - продолжает свой рассказ Марфа Семёновна. – Встречать никто не вышел. Спасибо, в колхозной конторе поселили.

Так они в колхозе и остались. Марфа у себя на родине дояркой была. Здесь, в Новосысоевке, она и познакомилась со своим будущим мужем – Михаилом Кашпуром. Он только что из армии пришёл: красивый, статный. Был секретарём местной комсомольской организации. А ещё замечательно играл на трубе. Это была суждённая встреча. Через неделю Михаил Пантелеймонович сделал Марфе Семёновне предложение. Они поженились. И этот дом, в котором сейчас она живёт, вместе строили. Здесь появились у них дети. Первой родилась Раечка (она рано умерла, двух годков от роду). Потом, в 42-м, – Лёнечка. Мужа забрали на фронт год спустя, в 43-м.

Уж как досталось ей без него! На трудодни ничего не давали, несмотря на то, что колхоз не бедный был. Война – не положено.

- Помню, подвяжу маленького сыночка к печке на полотенце, а сама – в поле, - вздыхает Марфа Семёновна. – Ничего, всё перемогла. Вернулся мой ненаглядный в 45-м, живой, только весь израненный, контуженный. Несмотря ни на что, мы ещё двух детей нажили: Ларисочку и Юрочку. Муж у меня ласковый был, заботливый, только от ран страдал очень. Помогала ему как могла. Лечила. Вот уже почти 40 годков как без него. А сердце до сих пор забыть не может. Я однолюбка.

Эта страшная потеря была не единственной. Судьба приготовила Марфе Семёновне немало испытаний: забрала обоих сыновей, невестку, которую она любила, как родную дочь, внука. Вот когда она от горя едва на ногах устояла, все глаза выплакала…

Овощные рекорды

Но всё это случится позже. А пока, в далёком 1948 году, её с тремя классами образования назначают бригадиром овощеводов. И крестьянская хватка, сметливость, огромное трудолюбие сделали своё дело. Она сама работала за троих. И другим спуску не давала. Вывела бригаду в передовики. Не ради собственной корысти. Просто по-другому трудиться и жить она не умела. И не умеет…

Вскоре передовой опыт Марфы Кашпур по возделыванию овощей подхватили другие колхозы. Она одной из первых стала применять органоминеральные смеси, внедряла новые сорта. Урожайность помидоров, огурцов в начале 60-х гг. в её бригаде составляла 217 центнеров с гектара (на отдельных участках собирали до 300 центнеров овощей с га)! А сахарной свёклы – 224!

В апреле 1966 г. ей было присвоено звание Героя Социалистического Труда, а неделю спустя, 7 мая, Первый секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, прибывший во Владивосток, вручил орден Ленина и Золотую Звезду «Серп и Молот». К слову, на её Звезду находилось немало охотников, особенно в смутные перестроечные времена. Сберегла. Немало документов, фотографий из своего архива она передала в музей. А архив у Марфы Семёновны богатый, если знать, что с 1967 по 1969 г. она была депутатом Верховного Совета СССР. Избрал её на эту должность северный регион Приморья. Вот когда она уже на государственном уровне, в комиссии старейшин, обсуждала проблемы сельского хозяйства, которые знала не понаслышке.

А вообще за свою долгую трудовую жизнь (до 80 лет работала, пока сил хватало) она была и членом правления колхоза, и депутатом советов всех уровней начиная с сельского. Не загордилась. Не отошла от людей. Наоборот, стала к ним ещё ближе.

Два камешка: один - с Белого моря, другой – с Чёрного

- Марфа Семёновна, когда вы почувствовали, что можете исцелять людей?

- Я всегда это знала, это жило во мне, - охотно отвечает она. – Только раньше этим не занималась, разве что мужа своего поддерживала. Дар мне от бабушки Евгении перешёл.

А людям стала помогать много-много лет спустя. Как-то само собой получилось. Я каждого человека чувствую. Многие не только с хворями обращаются. Иногда им просто нужно верный совет дать. Выслушать. Поддержать. Платы никогда не беру. От благодарности – хлеба, молочка – не отказываюсь.

- А себе помочь можете?

- Нет. Правда, одну рану на руке всё же залечила, долго она меня мучала.

- Что за камешки вы держите в руке, когда с людьми беседуете?

- Возьмите, посмотрите, - Марфа Семёновна неожиданно кладёт мне в ладонь два теплых морских окатыша размером с яйцо куропатки, один - светлый, другой - тёмный. – Их мне сынок привёз. С Белого моря и с Чёрного. Он лётчиком был. Эти камешки трижды освящённые. Помогаю не я. Бог. И молитва.

- Как вы справляетесь с домом, с таким большим огородом?

- Дочь помогает. И внук. В Арсеньеве у меня есть однокомнатная квартира со всеми удобствами, мне её как Герою Соцтруда дали. Но я не могу оставить этот дом, который с мужем строили почти 70 лет назад. Здесь родились наши дети. Не могу забыть землю, на которой трудилась. И допустить, чтобы огород - 46 соток - бурьяном зарос. Земля нас кормит, держит, шанует. И век наш должен быть на земле. Она ждёт наших рук. Жаль, что люди сейчас не хотят этого понимать.

- Откуда силы берёте?

- Встаю в шесть часов. Трижды читаю «Отче наш». И другим советую это делать. Молитва отстраивает человека, очищает, помогает собраться с мыслями, с духом. И начинаю потихоньку что-нибудь робить по дому. Человек не может быть здоровым и счастливым, если он не любит трудиться. А ещё если пьёт горькую, пиво, курит или наркоманит. Вот где беда нас одолевает!.. Я сама никогда не прикасалась к спиртному. И моя мама тоже. Она 99 лет прожила. А мне наказывала прожить до ста. Но я не уверена, получится ли.

Россию жалко. Закон у нас слабый, а нужен крепкий. И согласия между властями нет: один в луг, другой – в плуг, третий – в чечевицу. А всё потому что прежде о себе пекутся, не о народе. Но ведь ума-то никто не даст, не продаст, если своего нет.

Держитесь, люди добрые, своего ума. Не теряйте совести. Трудитесь. И тогда всё у вас будет хорошо. Это мой вам наказ. И будьте здоровы!

На этих словах мы попрощались. Как только вышли из дома, увидели двух женщин: пожилую и молодую. Они ожидали на крылечке своей очереди. И помощи…

Автор : Тамара Калиберова Николаевна

comments powered by Disqus
В этом номере:
Десять лет после дефолта…
Десять лет после дефолта…

В ближайшее воскресенье, 17 августа, россияне смогут отметить знаменательный, но невесёлый, юбилей – 10 лет со дня дефолта. Пережили ли россияне экономический кризис 1998 года?

Мэрия Владивостока призывает решать вопросы точечной застройки в правовом поле

Информационное агентство «Восток-Медиа» распространило материал о теме, которая активно обсуждается в средствах массовой информации Приморского края. Речь идёт о точечной застройке в городе Владивостоке. Наиболее ярким примером стало противостояние руков

Город выполняет обязательства

Глава Владивостока Игорь Пушкарёв обещал увеличить размер компенсации за перевозку муниципальных льготников автотранспортным предприятиям города. В минувшую среду на заседание к главе города, посвящённое проблеме вокруг перевозки льготников в общественном

«Напористый» пришёл на помощь

Спасением вьетнамских моряков сразу трёх судов занимается в эти дни российский экипаж морского буксира «Напористый» ЗАО «Судоходная компания «РИМСКО» из Владивостока. Чрезвычайное происшествие произошло на этой неделе у берегов Индокитая.

Поле чудес по-приморски
Поле чудес по-приморски

На финансовом рынке России нынче раздолье. С одной стороны, это очень хорошо – люди могут выбрать финансовые услуги, максимально подходящие для них. С другой - доверчивые граждане легко попадаются на крючок самым разнообразным финансовым мошенникам.

Последние номера