Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Мой личный Владивосток

Загадочный Диомид

Для девчонки, чьё детство прошло в районе фабрики «Заря», что могло быть настоящим приключением в черте города? Конечно, поездка на другую «окраину» Владивостока – на Диомид! По советским временам, мягко скажем, не ближний свет.
Загадочный Диомид

Для девчонки, чьё детство прошло в районе фабрики «Заря», что могло быть настоящим приключением в черте города? Конечно, поездка на другую «окраину» Владивостока – на Диомид!

По советским временам, мягко скажем, не ближний свет. Если на общественном транспорте, то надо было дождаться автобус-«двойку», доехать до Луговой и там пересесть на маршрут «чуркинской» линии. Или доехать до центра на троллейбусе и прокатиться на морском трамвайчике до Диомида. Времени этот вариант тоже отнимал немало, да ещё всегда надо было иметь в виду расписание катеров. Правда, вариант с катером мне нравился больше – можно было любоваться городом с акватории Золотого Рога.

Но, конечно, вне конкуренции была поездка на машине. Это когда мы все вместе – папа за рулём дедушкиных «Жигулей», мама, братишка и я – пассажиры. Иногда с нами ездила бабушка, и тогда на заднем сиденье «жигулёнка» было тесновато.

Понятия «автомобильная пробка» в то время не существовало, впрочем, как и дороги на Вилкова, например. До Диомида ехали довольно долго, и улицы микрорайона мыса Чуркина – с густыми деревьями вдоль дороги, почти без машин, едва ли не деревенские – казались мне просто другим миром...

Поездки «на Диомид» были не для развлечения. Случались они тогда, когда в нашей семье появлялись свободные деньги, что было нечасто, или когда требовалось что-то купить из разряда «дефицита» – ткань на платье, туфли или ботинки, зимнее пальто... Так что ехали мы не просто так – а в конкретное место. Универсальный магазин – большой, красивый, двухэтажный, с широкой лестницей – вот самая главная приманка Диомида. Наверное, это был магазин потребкооперации, потому что там – хорошо помню – существовал отдел для пайщиков, в котором всегда на витрине были дефицитные товары. Впрочем, и во всех остальных отделах, как правило, что-то «выбрасывали». Мы становились в очередь, а пока она неспешно продвигалась, можно было сбегать в расположенный рядом с магазином павильон, где продавался квас, иногда – пиво на разлив и почти всегда – мороженое на развес. Так что для меня и брата поездка на Диомид, даже если взрослые возвращались несолоно хлебавши, всегда была удачной: на машине покатались, квасу попили и мороженое съели! Чем не праздник? Еще большим удовольствием были только поездки – всё так же «за товарами» – в Тавричанку. Сначала по двухполосной федеральной трассе, мимо ростральной колонны и Пятого Ключа, где у дедушки и бабушки была дача, потом по ужасно пыльной грунтовке до Тавричанки... Ощущение воли, полёта, которое охватывало нас, трудно с чем-то сравнить.

В общем-то поход «за товарами» в детстве с мамой или бабушкой вписал в память почти все более или менее известные магазины Владивостока 70-х... Обувной на проспекте 100 лет Владивостоку, магазин «Новинка» на Фирсова, «Детский мир» на автовокзале (посидеть на ободке бассейна, который располагался в центре зала и потрогать плавающие там надувные игрушки было большим удовольствием), магазин «Сказка» на улице Вострецова, ГУМ и «женский ГУМ», обувной на остановке «Картинная галерея», магазин «Парус» на Эгершельде, до которого ещё добраться надо было, потому что автобус № 1 ходил с какими-то невероятными промежутками, магазин «Подарки», во дворе которого однажды мы с мамой, выстояв жуткую очередь, купили ковёр. И ехали с этим ковром в троллейбусе, и несли его домой, тяжёлый, пахнущий немного прелью, гордые и довольные... А ещё мы никогда не оставляли без внимания книжные магазины. До сих пор с нежностью думаю о книжном рядом с кинотеатром «Искра» и книжном в районе автовокзала – именно в этом магазине каким-то чудом мы купили «Три повести о Малыше и Карлсоне» Астрид Линдгрен, книгу, которую я листала всю дорогу до дома и в кровь разбила колени, увлёкшись и не заметив выбоины в асфальте.

С высоты сегодняшнего дня трудно понять, как родители умудрялись одевать нас, детей, и сами одеваться в тогдашних условиях. Если бы не бабушка, чьи золотые руки умели творить всё – от зимнего пальто с капюшоном до платья-матроски. Скучную белую маечку брата мама и бабушка превратили в дивную сказочную вещичку, сделав аппликацию в виде малинового медвежонка. Вообще воспитать вкус в одежде тогда было трудно. Помню, как едва ли не треть женщин Владивостока ходила в болгарских зелёных босоножках на платформе – и мама в том числе. В город их завезли довольно много – и все одного цвета. Босоножки были красивые, а главное – импортные, и никто не заморачивался их ярким зелёным цветом, подходившим далеко не ко всякой одежде.

Три лета подряд – когда мне было 8, 9 и 10 лет – мы уезжали отдыхать на всё лето на Шамору. Снимали малюсенький, без всяких удобств, только с электричеством домик в городке из таких же «реечных коттеджей» – зелёных и голубых. Снять такой домик, кстати, было очень непросто – желающих провести отдых на Шаморе с относительным комфортом (вода из резервуара, туалет «типа сортир» рядом с речушкой, впадавшей в Шамору) было куда больше, чем домиков. И мы делили дни между пляжем, волнами, купанием, покупкой молока «у деревенских»... Мама была с нами, а папа приезжал на выходные, иногда вечером после работы... Каждый вечер мы ходили по пляжу на длинные прогулки – мимо палаток «дикарей». Горели костерки, слегка пахло дымком, волны набегали на берег. Из всех летних дней детства самые памятные – эти, шаморские. Интересно, что дорога на Шамору как была тогда – извилистой, опасной и узкой – так по сию пору такой и осталась...

Ещё одной традицией в нашей семье был ежегодный поход в фотоателье на проспекте 100 лет Владивостоку (оно и сегодня там находится – на первом этаже девятиэтажки). К этому походу для меня и брата шились или покупались нарядные одёжки, мама с папой тоже одевались очень красиво. Мы шли фотографироваться не спеша, чтобы не упасть и не испачкаться. А в ателье – странные, но интересные запахи, красивые люди на красивых фотографиях, выставленных как образец; дяденька-фотограф, накрывающийся чёрной тканью за фотоаппаратом на треножнике. Трудно иногда сдержать слёзы, глядя на фотографии, где моим родителям меньше лет, чем мне сейчас, где папа жив и полон сил, где мама такая красивая, что дух захватывает, и где у нас всё-всё впереди...

Автор : Людмила ВЛАДИМИРОВА

В этом номере:
10 августа – День строителя
10 августа – День строителя

«Сегодня профессия строителя как никогда важна и востребована. В Приморском крае реализуются значимые проекты, в том числе – подготовка к саммиту АТЭС. Решить эти задачи возможно только с помощью слаженного труда десятков тысяч специалистов – архитекторов

Противостояние. Почему  вместо детского сада строят 22-этажный дом?
Противостояние. Почему вместо детского сада строят 22-этажный дом?

В газете «Владивосток» от 25 июля 2008 года была опубликована статья «Новострой по соседству: проблема или польза? Куда и как расти краевому центру?». В ней излагалась позиция группы компаний «Капитал-Строй» на ситуацию со строительством многоэтажного дом

Большие загадки «малой войны»
Большие загадки «малой войны»

Со времени вооружённого советско-японского конфликта у озера Хасан миновало 70 лет, а «белых пятен» не становится меньше.

Невеликое переселение

На прошедшем вчера во владивостокском Доме переговоров заседании коллегии при губернаторе Приморья рассматривались столь актуальные вопросы, как реализация госпрограммы переселения соотечественников в 2007-2012 гг. и своевременная уплата работодателями ст

Парламентские «каникулы» в СИЗО затягиваются
Парламентские «каникулы» в СИЗО затягиваются

Суд по делу депутата Законодательного собрания Приморского края Дмитрия МУДРОВА может затянуться до середины следующего года, считает его коллега по приморскому парламенту Владимир БЕСПАЛОВ.

Последние номера
журнал