Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Политика

Главный редактор “В” Валерий Бакшин беседует с губернатором Приморского края Евгением Наздратенко

Главный редактор “В” Валерий Бакшин беседует с губернатором Приморского края Евгением Наздратенко

Главный редактор “В” Валерий Бакшин беседует с губернатором Приморского края Евгением Наздратенко

- Верю ли я? Если бы не верил, то здесь бы не работал, жил бы где-нибудь за океаном, куда перекочевали некоторые видные прежде приморские деятели. Поверьте, такая возможность у меня была...

Недавно по телевидению показывали очередной съезд компартии Китая. По-разному показывали, кто-то даже с иронией. Но ведь на этом съезде говорились интересные вещи: надо без поспешной приватизации подвести государственные предприятия к рыночной экономике. Скажите: а разве это не был путь России? Единственный разумный путь? И разве огромный Китай не подсказывал нам, что нужно делать в той или иной экономической ситуации?

- Подсказывал. Еще на заре перестройки к нам во Владивосток приехала делегация горкома КПК из города Муданьцзяна, и китайские коммунисты говорили своим товарищам из Владивостокского горкома: вы идете не тем путем, нельзя начинать с политики, экономика главнее...

- И они, как это ни горько, доказали свою правоту! Но ведь пример КНР в России мало кого чему-нибудь научил. Вот и сейчас мне, в том числе и со страниц вашей газеты, то и дело говорят: не занимайся политикой! А я уже давным-давно никакой политикой не занимаюсь - я занимаюсь только экономикой. Что в Дальнегорске, что здесь, во Владивостоке.

И постепенный переход каждого предприятия к рыночной экономике - вот был путь развития нашего государства. Но мы взялись решить экономические вопросы политическими методами и что получили? Если сейчас в нашем государстве в полном объеме действует рыночный механизм, то почему с меня, с губернатора, спрашивают за экономические результаты деятельности акционерных обществ, в управление которыми я по российскому законодательству вмешиваться не имею права? Если сейчас в нашем государстве действует рыночный механизм, то почему тогда определяющие составные жизни дальневосточников - железнодорожные, авиационные, энергетические тарифы, налоговые сборы, портовые сборы определяются государством? Тот же 600-рублевый тариф за электроэнергию нам сейчас диктуется федеральными структурами.

Но мы поторопились провести акционирование практически всей экономики, прежде всего тяжелой промышленности. Мы не учились на примерах акционирования легкой промышленности, не искали самые разумные пути, а взяли и акционировали энергетику, гражданскую авиацию, угольную и нефтедобывающую промышленность, связь, банки, сейчас же пытаемся отыграть назад, а назад уже нельзя, законы мешают - наши, российские, законы. Торопились - и спешка эта прошла по человеческим судьбам, по судьбам пенсионеров, учителей, врачей, энергетиков, шахтеров, по судьбе всего российского народа. Но тогда возникает вопрос: ради чего мы проводим реформы? Если только ради реформ, ради экспериментов, то почему бы эти эксперименты не проводить в отдельно стоящем здании где-то в Подмосковье? Экспериментируйте себе на здоровье, истязайте себя - хотите плетьми, хотите реформами. А государство, если сможет, поможет вам светом и горячей водой. Но проводить эксперименты над целой страной - это просто безумие.

Став во главе края, я говорил с трибуны краевого совета, что 3 года мы будем выкарабкиваться из той экономической трясины, в которую завело нас правительство первых реформаторов. Но я даже не предполагал, Валерий Викторович, что дальше будет весь этот маразм, я надеялся, что дальше созидание будет. Я ведь сам хозяйственник, привык реальными делами заниматься и каждый год вводил или шахту, или фабрику, или какой-нибудь горный комплекс. А сейчас чем губернатор Приморского края гордится? Что очередной приют для стариков открыл?

- Но и без приютов для ветеранов, без детских домов сейчас, увы, не обойтись...

- Да, увы, не обойтись. И я, как губернатор, доволен, что мы хотя бы чуть-чуть снимаем остроту этой проблемы.

- Я думаю, что всю остроту этой проблемы мы поймем только в начале будущего года, после деноминации, когда люди получат свою мизерную зарплату или пенсию не в сотнях тысяч, а в нескольких сотнях рублей. Скажем, преподаватель университета получит 900 рублей, учитель - 500, пенсионер - 400, но ведь до гайдаровской реформы реально они получали намного больше. Теперь же за квартиру, за свет, за лекарства, за многое-многое другое надо платить значительно больше, чем до экономической реформы, а получать наши люди стали значительно меньше. И когда счет пойдет в рублях, но не в тысячах, до людей еще раз, теперь гораздо больнее, дойдет, до какой нищеты опустило их государство. Это будет психологический шок. И как бы терпелив ни был российской народ, этого шока он может не стерпеть.

- Согласен - это очень больной вопрос. Не случайно же так активно обсуждается проблема сохранения хотя бы тех вкладов, чтобы были у российских людей до гайдаровской "терапии", скажем, 3 тысячи останутся 3 тысячами, не 3 рублями, пусть даже и без сбербанковских процентов - и это будет по справедливости. Согласен, что это достаточно частный вопрос, но для многих российских людей, особенно пенсионеров, это жизненно важный вопрос. Люди верили государству (а Сбербанк по своей сути всегда был государственным банком), копили деньги, планировали: это вот детям, это - внукам, это - себе (порой лишь на собственные похороны), и вдруг скопленные деньги волей того же государства стали ничем.

Но есть ведь и другая сторона этого вопроса: что эта деноминация даст государству? И я вам честно говорю: не знаю. Возможно, то, что задумал Центробанк, - это и разумно, но я пока не видел ни одного толкового и полного обоснования этого очень сильного по своим экономическим и политическим последствиям решения.

Да и не собираются они открыто объяснять некоторые свои решения. Вот ко мне как-то приехала очередная карповская бригада из Москвы - предлагали обанкротить "Спасскцемент", "ДВМП", "Прогресс", "Бор" и еще 3 приморских предприятия. Так они, похоже, пытались обанкротить "Самарские моторы", на чем и погорели. И цели, и задачи этой идеологии в целом по стране были одинаковыми. Я бы эту идеологию назвал даже не фашистской, а хуже - фашисты хоть свое государство создавали, а что создавали Гайдар и его команда?

О топливно-энергетическом комплексе

- Мы сегодня с вами постоянно балансируем между политикой и экономикой, и я не могу не затронуть самую, пожалуй, тяжелую проблему - состояние топливно-энергетического комплекса Приморья. Об этом немало говорится и пишется, поэтому затрону только один ее аспект. Недавно в газетах "Приморье" и "Красное знамя" было опубликовано открытое письмо группы руководителей приморского ТЭКа (Васянович, Кирясов, Полещук и др.) президенту России Борису Ельцину и председателю правительства Виктору Черномырдину.

Лично я считаю это письмо удивительно циничным. Честно говоря, ожидал подобного от Васяновича (все помнят его поведение на губернаторских выборах, и многие поняли этого человека), от Кирясова, который давно уже занимается преимущественно политикой, но не думал, что такое письмо сможет подписать генеральный директор "Дальэнерго" Василий Полещук. И самое циничное в этом письме - просьба "срочно полностью переподчинить руководство топливно-энергетическим комплексом Приморского края (предприятия ОАО "Приморскуголь" и ОАО "Дальэнерго") в федеральное подчинение". Зачем дурить народ? Расчет этой политической акции, видимо, лишь на то, что большинство приморцев не знают, что ОАО "Приморскуголь" и "Дальэнерго" в отношении "подчинения" никакого отношения к Приморскому краю не имеют - их хозяева, обладающие контрольным пакетом акций, сидят в Москве, и именно московские деятели командуют своими подчиненными во Владивостоке, командуют и Васяновичем, и Полещуком. А как вы оцениваете это письмо?

- Сначала я просто усмехнулся - ведь подобные обращения уже были. Все мы помним скандальную ситуацию вокруг одного такого обращения. Его еще не приняли в санатории под Владивостоком, а московское телевидение уже передавало его текст - не учли, видимо, разницы во времени.

Вы, Валерий Викторович, ведь были в зале, когда у нас во Владивостоке господин Савостьянов озвучивал указ президента, по которому все федеральные полномочия в крае передавались представителю президента. После этого я вышел на трибуну и сказал, что этим указом я отстранен от энергетики, что теперь за приморскую энергетику взялось федеральное правительство. И я эти 5 месяцев был фактически отстранен от энергетики, я не имел права подписать ни одного финансового документа, связанного с федеральными средствами. И вдруг появляется это обращение! Но если руководители, его подписавшие, честные люди, то пусть скажут всем приморцам, кто является акционерами и "Дальэнерго", и "Приморскугля", кто руководит этими акционерными обществами - все увидят, что и "Дальэнерго", и "Приморскуголь" находятся в федеральном подчинении и работают только по командам из Москвы. Так что этим господам еще нужно от губернатора? Чтобы он молчал в той ситуации, что складывается в топливно-энергетическом комплексе края? Но мне, в отличие от тех господ, что подписали то обращение к президенту и премьер-министру, не безразлично, как живется Приморскому краю. Поэтому я и добился в свое время принятия 1001-го постановления правительства. И сейчас ищу и предлагаю новые и новые решения проблемы. Не подходит один путь, пойдем другим. Но снижать стоимость киловатт-часа мы все равно будем.

К примеру, "ЛуТЭК". Сколько мы его пробивали? Три года. А кто был против? Некоторые руководители ТЭКа. Но край будет получать теперь 240 миллиардов рублей НДС. Эти деньги раньше мы отправляли в Москву, получая назад крохи вместе с попреками. Столько лет топтания на месте, невосполнимых потерь, политического ажиотажа, страданий населения, чтобы очевидное стало реальностью. Это ведь тоже дотирование энергетики и снижение стоимости энергии.

Это что - политика, как считают некоторые мои оппоненты? Нет, это экономика. И смею заверить их: в том, что значит стоимость киловатт-часа для промышленности, я разбираюсь хорошо. А если бы я занимался политикой, то давно бы принял заманчивые столичные предложения президента. Но я не хочу идти в политику, я хочу заниматься хозяйством в близком, родном для меня Приморском крае.

Но почему-то кое-кто думает, что борьба за реальные для дальневосточной экономики железнодорожные и энергетические тарифы, за разумные налоговые сборы - это политика. И мне говорят, дескать, мы не должны бегать в Москву за деньгами, а должны организовать работу здесь, в Приморье. Отвечаю. Мы эту работу в Приморье организуем, да еще как! Хлеба своего вырастили в этом году удивительный урожай, угольные разрезы разрабатываем и получаем уже свой дешевый уголь, школы строим, больницы ремонтируем, детей учим, ученых поддерживаем, новые технологии внедряем… И если у нас что-то здесь получается, так это скорее вопреки, чем благодаря общей экономической политике государства.

Мне непонятно наше экономико-правовое поле. Оно не поддерживает тех, кто производит, создает, а обеспечивает только перераспределение, перекраивание, перепродажу, секвестрирование... И все это на запасах прочности, созданных предыдущими поколениями. Страна перестала заботиться о воспроизводстве людских ресурсов. Повысилась смертность среди пожилых людей, беременную женщину на улице увидишь, удивляешься - такая редкость. Мне говорят: не надо кивать на центр. Но ведь авторы этого "светлого пути", на котором мы сейчас спотыкаемся, не в прошлом, они продолжают придумывать все новые эксперименты и удивительным образом делать "непрофессионалами" всех вокруг. Мне говорят: слишком много борьбы, вот ладили бы с Чубайсом, и краю было бы хорошо. Так почему же плохо и там, где, казалось бы, ладят. Почему в других регионах тоже бастуют, не выплачивают зарплату и еще хуже - не выдают пенсии?

Я не считаю себя борцом. Я больше люблю созидать и считаю, что за 4 года мы в крае сделали немало. А если спорю, то за конкретные интересы приморцев. А в Москву мы будем бегать. Никуда мы не денемся. Потому что таково финансовое устройство страны. И разве не я все эти годы предлагаю эту систему изменить? Для этого нужно немного. Всего лишь дать возможность регионам, имеющим потенциал, самостоятельно развиваться, используя свою специфику, свои ресурсы. Но именно центр не заинтересован в этом. Перераспределяя деньги, он держит субъекты федерации на коротком поводке. Когда надо - затянет, надо - отпустит. Потому мы уже много лет создаем свободную экономическую зону "Находка", потому не реализуются другие перспективные проекты. И потому нас до бесконечности будут обвинять в некомпетентности и непрофессионализме. Потому пока мы исправляем здесь ошибки приватизации, объединяя предприятия ТЭКа, самого главного приватизатора называют "лучшим финансистом года". Или другой абсурд: мы, оказывается, должны организовывать работу на атомных лодках, ядерном щите страны, которые стали ненужными военно-морскому флоту. Их ведь десятки стоят у приморских берегов. И мы содержим их за счет жителей края.

- По нашим данным, таких лодок около 50.

- А сколько еще ожидается. И пока хоть одна лодка стоит с невыгруженной активной зоной, завод "Звезда" должен быть. И это реальные расходы федерального бюджета, а не скрытая инфляция! Вот опять мы привезем 40 миллиардов или 16 миллиардов, Кондратов их выбил, или Рудь, или Горячева помогла (кстати, она очень активно включилась в эту проблему и помогла поставить в ремонт одну атомную лодку), не это ведь главное.

- То, о чем мы сейчас с вами, Евгений Иванович, говорим, уже не раз звучало и в ваших выступлениях, и в газетных материалах. Но для многих приморцев большие проблемы нашей экономики достаточно далеки - о них они вспоминают, лишь когда в их квартирах отключают свет или когда приходится оплачивать значительно возросшие счета за электроэнергию. Но в свое время, когда очередная комиссия из Москвы обосновывала повышение энерготарифов для населения, нас убеждали, что если приморцы будут больше платить за свет, то и отключать их дома не будут. Сейчас все мы платим за электроэнергию прямо "Дальэнерго", тарифы для населения взвинчены до невероятных размеров (лично я, как и многие приморцы, плачу по 600 рублей за киловатт-час, тогда как в среднем жители России платят по 125 рублей), однако отключения жилых домов возобновились, да и промышленности от этого легче не стало.

- Да, было обещано, что за счет повышения тарифов для населения удастся понизить беспредельные тарифы для приморской промышленности. Но ведь нельзя даже сравнивать энергопотребление населения и промышленности. Чтобы снизить энерготарифы для промышленности хотя бы на 20 процентов, надо поднять тарифы для населения в несколько раз, что практически невозможно - не выдержат таких тарифов наши люди. Им бы дать чуть-чуть заработать, чуть-чуть оклематься от той страшной нищеты, в которую загнало их родное государство. Но есть и другая сторона этого вопроса.

Вот мы были в ЦДУ, на распределительном щите "Дальэнерго". И говорят мне инженеры: раньше, когда неслась с "Востокэнерго" команда сбросить 30 мегаватт нагрузки, то было просто - надо было на час выключить какой-нибудь комбинат, а сейчас 30 мегаватт сбросить невозможно - комбинаты-то, заводы, все крупные энергопотребители стоят, поэтому, чтобы сбросить 30 мегаватт с населения, надо отключить полгорода Владивостока. Стоит ведь промышленность!

Но и эти, и другие сугубо экономические вопросы должны регулироваться государством. Ведь только на законодательном уровне можно снять морской НДС с ввоза энергоресурсов, с ввоза оборудования, с воспроизводства основных мощностей. Если не может Государственная дума решить эти вопросы, то отдайте их в ведение Приморского края. Ведь не случайно же когда-то царь сделал Владивосток открытым портом - и очень быстро город вырос, окреп. И при коммунистах была государственная политика развития Дальнего Востока. А у нас сейчас что? Оставшиеся на словах программы?

И последние 5 месяцев приморской энергетикой руководили именно из Москвы, руководил Минтопэнерго. Но ведь не случайно сам Кириенко, человек умный, разбирающийся в экономических вопросах, сказал мне: "Я понимаю, Евгений Иванович, что не выживет Приморье при 600-рублевом тарифе, поэтому необходимо политическое решение президента - вбить в бюджет, так же как на оборону, на космос, на науку, и дотировать дальневосточную экономику". И я говорил, говорю и буду говорить о том, что необходимо ввести среднероссийский энерготариф - не в технологическом, а в чисто экономическом плане: где дешевая электроэнергия, ввести акцизы, где дорогая - доплатить. Но ведь это может сделать только Москва! Вот в чем заключается государственное регулирование!

Борис Николаевич на последнем Совете федерации сказал о необходимости государственного участия в экономике. И мы все, главы субъектов федерации, его поддержали в этом, потому что давно в этом убеждаем, об этом просим и считаем единственно правильным, в отличие от Коха, который вел совершенно противоположную политику.

Но для этого необходимо, чтобы люди в правительстве поднялись до понимания всей огромной державы, до понимания значимости каждого российского региона, в том числе и Приморского края, для будущего России. Как, к примеру, мы уговаривали Диденко: поставьте, Юрий Григорьевич, хоть один корабль в "Дальзавод". Он поставил, а тут цены на электроэнергию поднялись, в "ДМП" подсчитали: в Сингапуре ремонт обходится в 3 раза дешевле. Поэтому куда "Дальморепродукт" теперь будет отправлять свои плавбазы на ремонт? В "Дальзавод"? Нет, конечно, не враги они своего же акционерного общества. Почему бы руководителям нашего ТЭКа не пойти на тот же "Дальзавод" и не спросить и директора Кучеренко, и простых рабочих: а почему вы не работаете? И я уверен, на "Дальзаводе", на других предприятиях края, которые практически остановлены, найдут, что ответить энергетикам.

Или другой пример: периодически меня обвиняют в закупках китайского угля. Но ведь не Наздратенко закупает тот уголь.Если и закупают его, то конкретный хозяйствующий субъект - "Дальэнерго". И если китайский уголь в 3 раза дешевле, если он в 2 раза калорийнее нашего, то какой уголь выгоднее закупать "Дальэнерго"? Но мы бьемся за сбыт партизанского угля, потому что думаем о судьбах наших шахтеров.

И ведь не случайно многие предприятия (примеры тому - Владивостокский морской торговый порт и гостиница "Хендэ") начали ставить свои электростанции, свои теплогенераторы - это оказалось выгоднее, чем покупать электроэнергию и тепло у "Дальэнерго". А если все пойдут таким путем, то что останется от "Дальэнерго"? За счет кого оно будет жить?

О взаимоотношениях с Москвой

- 5 месяцев назад президент часть ваших полномочий передал своему новому представителю в Приморском крае генералу Кондратову. Нужно сказать, что должность полномочного представителя президента России в субъекте федерации давно вызывает повышенный интерес – уж очень необычны его функции и полномочия, особенно после последней реорганизации. В Чечне, с которой все никак не может разобраться Москва, недавно взяли и попросили представителя президента России покинуть "суверенную территорию".

К счастью, у нас не Чечня. И в то же время недавно даже такой осторожный политик, как председатель Совета федерации Егор Строев, заявил по поводу института полномочных представителей президента, что Кремль начинает "с помощью лома выстраивать из центра параллельную власть. Есть люди, - говорил Строев в интервью журналу "Эхо планеты", - которые почему-то страшатся избранного губернатора, и они подталкивают к переходу на совершенно иную систему построения государственной власти". Очень тактичное, но одновременно и очень жесткое заявление. Председатель Государственной думы Геннадий Селезнев просто-напросто назвал представителей президента "надсмотрщиками".

На мой взгляд, генерал Кондратов, сам того не желая (человек он военный), попал в воронку конфликта не между Наздратенко и центром, а между всеми субъектами федерации и определенными силами в Кремле, жаждущими диктовать всем и вся свои собственные законы.

- Я уже не первый говорю о том, что у федеральной власти какие-то странные представления о государственном устройстве. Когда шло памятное мне заседание Совета федерации по ситуации в Приморском крае, вдруг встает губернатор Брянской области Рябов - у него, оказывается, представителем президента России является мэр города (представляете: у нас Черепков - представитель президента?), и зал буквально завелся. Берет слово губернатор Свердловской области Россель и говорит: у меня ведь был прекрасный представитель президента, но его "съели" только за то, что мы дружно работали. Так же поступили у нас с Игнатенко - дескать, он с Наздратенко слишком дружно работает. Ведь это осознанная политика: держать страну в раздоре, в сварах...

- К сожалению, у нас в Приморском крае этот конфликт вышел за рамки спора о государственном устройстве России. Генерал Кондратов, выполнив указ президента о назначении его полномочным представителем президента, остался и начальником управления ФСБ. И конфликт ушел в совсем иную плоскость, особенно после вашего интервью журналу "Профиль".

- Согласен, тем более что отделять одну должность Виктора Евгеньевича от другой просто невозможно. Действительно, есть возмущение офицеров управления ФСБ по поводу интервью в журнале "Профиль". Но если и говорить о нецелевом расходовании денег, то это как раз сейчас можно отнести к УФСБ в связи с теми новыми задачами, что перед ним поставлены из Москвы. Ведь задача ФСБ - это разведка и контрразведка, это защита нашего государства, на все остальное - это политические задачи, которые, я уверен, 90 процентов офицеров нашего УФСБ не хочет выполнять.

Я никогда не говорил, что из нашего управления уволились самые лучшие и остались самые плохие. Нет, для журнала "Профиль" я сказал, что многие хорошие офицеры уволились. Если кто-то будет отрицать этот факт, то я найду много таких примеров. И нынешние офицеры ФСБ готовы заниматься и нераскрытыми убийствами, и экономическими преступлениями (а приватизация - это чисто экономическое преступление перед народом), но их же сейчас заставляют заниматься чистой политикой.

Помните, господин Савостьянов говорил о расхищении рыбных запасов, но кто должен этим заниматься: губернатор Наздратенко или ФСБ? Однако именно я, как губернатор, стал проводить операции "Рыба", именно я писал Барсукову, тогда директору ФСБ, о том, что государство не должно мучить российских рыбаков, обкладывать их непомерными налогами, отдавать территориальные воды России в безраздельное пользование иностранных рыбаков. Ведь сейчас экономически выгоднее продавать рыбу, например, в Корею, но только не у себя в России. Или другой пример: вы можете объяснить, почему дальневосточная рыба у нас, на Дальнем Востоке, дороже, чем в столице, в Москве? Вот о чем ФСБ должна думать.

- Вы же вроде бы хотели встретиться с офицерами управления ФСБ?

- Я не раз обращался к Виктору Евгеньевичу с просьбой о такой встрече, мне хочется рассказать этим людям о том, что происходит в стране, о своем видении ситуации, но меня пока туда не зовут. Вместо этого сообщается, что губернатор отказывается от такой встречи. И я вновь говорю, теперь через вашу газету, что готов в любое удобное для офицеров УФСБ время встретиться с ними и ответить на любые их вопросы.

- Понимаю, что затрагиваю очень больные для вас вопросы, но, увы, я просто обязан это делать. И мой очередной вопрос - о конфликте с Черепковым. Конечно, он многоплановый, но, на мой взгляд, очередное его обострение произошло тогда, когда мэр Владивостока стал выяснять, кто должен финансировать больницы, школы, другие учреждения городского хозяйства. Неужели в нашем государстве настолько не прописаны законы или это дурь только нашего города?

- Те 23 врача, что подписали заявление в суд с просьбой освидетельствовать мэра Владивостока, они профессионалы. Вот и ответ на ваш вопрос.

Вы когда-нибудь слышали, чтобы мэр, к примеру, Находки, заявлял, что губернатор в его городе должен сделать дорожную разметку, чтобы мэр Арсеньева потребовал от губернатора оплачивать городскую "Скорую помощь"? Ведь не задают подобных вопросов ни мэр Лесозаводска, ни мэр Дальнегорска, ни мэры других приморских городов. Только этот твердит, что "Скорую помощь", роддома, музыкальные школы и многое-многое другое из городского хозяйства должен финансировать край, а когда депутаты его спросили на комиссии, чем он будет заниматься, ответил: "А за мной контроль". Да у нас и без того хватает контролеров. В прессе навязывают мнение, что все беды оттого, что мэр и губернатор не могут поладить. Встречался я с ним, говорил. Но разве дело во встречах? Или в личных взаимоотношениях? Это было бы слишком просто.

Вот вам пример. С появлением в крае нового представителя президента многие жители в надежде изменить ситуацию в городе стали обращаться к нему. И я скажу вам: Кондратов очень часто с Черепковым встречается. А что во Владивостоке изменилось к лучшему? Ничего. Так что же теперь обвинить Виктора Евгеньевича в том, что он не может поладить с Черепковым? Ведь все мы понимаем, что это было политическое решение - вернуть человека за 2 дня до начала выборов. Ведь им не Черепков был нужен, им Наздратенко мешал и мешает.

- Вы довольны работой нынешнего состава краевой думы, срок полномочий которой истек, но которая все же решила поработать до декабря?

- Провокационный вопрос.

- Знаю, что наши оценки работы нынешнего состава краевой думы расходятся, но я не могу в нашем сегодняшнем разговоре не коснуться думы, потому что считаю ее деятельность после истечения двух лет, на которые приморцы избрали депутатов, нелегитимной.

- Это большой и сложный вопрос. Дума состоит из живых людей. Кто-то мне нравится, кто-то нет. Есть ошибки, есть достижения…

Если бы они раньше приняли выверенное решение по мэру города Владивостока, тогда бы мы могли выйти на выборы мэра и справиться с той болезнью, что охватила Владивосток.

- Евгений Иванович, когда вы соглашались переехать из Дальнегорска во Владивосток, вы думали, что придется всем этим заниматься?

- Нет, конечно. Но уже тогда я был не согласен со многими положениями реформирования экономики. Я не мог согласиться с тем, как шла приватизация. Но, к сожалению, к моему приходу она уже практически завершилась. И смею вам сказать, что набил много шишек, но не считаю, что совершил много ошибок.

Да, в экономическом плане возможности губернатора не велики, и бюджет края не безразмерный. Это прежде всего отражается на социальной сфере края, на наших ветеранах. И только спасибо нужно сказать Миськову, Москальцову, Мельникову, Кучеренко, Диденко, Тарабарову, многим другим директорам. Это мужественные люди. Они не только борются за выживание своих предприятий, но и противостоят некоторым "суперрыночникам", желающим всех обанкротить, прибрать все к своим рукам. При этом они вопреки всем запретам, вопреки интересам своих акционерных обществ содержат социалку, помогают ветеранам. Ведь разве могут наши старики жить на пенсию, что платит им государство? Я считаю, что пенсию старикам надо поднять не на 10 процентов, как сейчас, а раза в два. И как бы тяжело с финансами ни было, я не допущу задержки пенсий - а потом пусть московские комиссии разбираются, где Наздратенко взял деньги для пенсионеров.

Но если с выплатой пенсий, пусть и в их нынешнем мизерном размере, мы в крае справляемся, но в других социальных вопросах ситуация намного сложнее. Так, моя великая мечта - повысить заработную плату учителям и вовремя ее выдавать. Мы можем еще выучить поколение детишек, чтобы они прорвались к высоким технологиям и сделали нашу Россию великой экономической державой. Мы должны сейчас с вами биться, чтобы не сократились институты, чтобы мы остались самой образованной державой. Поэтому мы выпускаем бесплатные учебники и возим крестьянских детей за границу - они должны знать, какую жизнь можно создать своим трудом. И мы будем это делать, нравится это кому-то или не нравится.

А разве можно ругать сейчас глав администраций городов и районов? Да у них бюджеты зависят от предприятий, которые сейчас не работают. Нищие у них бюджеты, а больницы-то финансировать надо, школы содержать надо. Вот стоит Ярославский комбинат, так откуда возьмет деньги глава Хорольского района? Ведь никто из глав не хочет зла своей территории. Также - ни один губернатор. Все хотят только процветания и своему региону, и всей стране. Но если бы все зависело только от губернаторов! Что, губернаторы руководят энергетикой?

- Вам теперь часто предлагают сменить Владивосток на столицу, но вы отказываетесь. Не нравится команда?

- Не буду скрывать: не нравится.

- Если бы была возможность, вы бы смогли собрать команду, которая могла бы руководить страной?

- В стране есть сильные личности, которые могли бы в корне изменить ситуацию. Россель, Лужков, Чуб, Стародубцев... Это люди, пропустившие все эти реформы через себя, через свое сердце. Это может быть сильная команда.

- И стать премьер-министром?

- Каждый должен пройти свой путь становления, уровень развития, получить опыт руководства отраслями промышленности. У меня такого опыта нет.

О личном

- Вы уж извините, что влезаю в сугубо личную жизнь, но недавно из передач одной радиостанции узнал, что у вашего сына Алексея был день рождения. Если не секрет, как вы его отмечали?

- Да, нашему младшему исполнилось 17 лет, Андрюшка на год старше. В тот день мы сходили в "Кук", но там вырубили свет, поэтому горячее не подали, ограничились салатами, вина налили - я внимательно посмотрел на Лешку, потому что сам я очень сдержанно отношусь к спиртному. А вечером Алешка пошел с друзьями на какую-то молодежную тусовку, поэтому увидел я его только утром, еще раз поздравил.

- А кто его по радио от имени собаки Вассы поздравлял?

- Действительно? Это, наверное, Андрей придумал, дети есть дети. Вассу, конечно, любят. Московская сторожевая - это громадная собака, такая зверюга, но подойдет, уткнешься в ее шерсть лицом - и вся твоя усталость, вся накопившаяся злость уходит. А когда возвращаешься из долгой командировки, Васска начинает тебе что-то рассказывать на своем собачьем языке. Алешка даже как-то сказал ей: "Васска, не стукачь, шеф уедет в командировку, а ты с нами останешься". Любишь это животное как дитя. Хотя, конечно, и проблемы возникают - из-за нее, к примеру, не уедешь всей семьей в отпуск.

- Свою будущую специальность ваши сыновья сами выбирали или и вы в этом участвовали?

- Не давил, хотя меня самого сильно тянет к экономике. Андрей вообще с детства увлекался машинами, поэтому он и выбрал авторемонтный факультет. А Лешенька в детстве хотел стать врачом, а потом вместе с группой одноклассников пошел на юридический.

- У вас не было желания отправить их учиться за границу?

- Честно говоря, нет, хотя предложения были, даже из околопрезидентских кругов. Но и у нас с женой не было желания, чтобы мальчики уезжали, и мальчишки сами проявили свою позицию: "С чего это вдруг, отец, мы поедем..." И я их понимаю. По моему мнению, российская школа - самая лучшая на планете Земля. Да и наше высшее образование в своей основе очень высокое. Поэтому мальчишки учатся здесь, учатся средненько, как почти все российские мальчишки.

- Знаю, что работа для вас - главное в жизни. Но бывают дни и часы, когда вы отдыхаете. Знаю, что вы периодически уезжаете в Ольгинский район, бывает, отдыхаете в Южной Корее. Что для вас отдых?

- Вы, конечно, знаете, что такое Евгеньевское в Ольгинском районе, поэтому поездки туда трудно назвать отдыхом. И не только из-за лечебных процедур. В последний раз мы пробыли в Евгеньевском 5 дней, и каждый день было не менее трех делегаций, даже жена моя возмутилась: ради чего мы сюда приехали? А в Корее мы с Галей были ровно 4 дня, звонки из Владивостока, конечно, были, каждый день я получал информацию, но после этого мы уходили на пляж, забитый людьми до ужаса, но там меня никто не знал, я засыпал на песке, шел в море, достаточно грязное, потому что это городской пляж, но было просто хорошо от того, что рядом была Галя, что никто не дергает, что можно хоть чуть-чуть побыть с самим собой.

- А за рулем вы отдыхаете?

- Да, я часто езжу на автомашине по краю, недавно был в Кировке. Люблю садиться за руль и еду, еду, еду... 200, 300 километров... Мне за рулем хорошо.

- И гонять любите...

- Может быть... Но тем не менее за рулем мне хорошо.

- А своя машина есть?

- Сейчас нет, а раньше была. Сначала был "жигуленок" 011-й, очень долго на него зарабатывал, потом была "Волга-2410", а сейчас как-то не до машины - ржаветь будет. А когда мы жили в Дальнегорске, то часто с мальчишками, со своими, соседскими, по воскресеньям уезжали на речку.

- Как губернатор, вы сейчас живете на государственной даче, а в своей квартире на "Гайдамаке" бываете?

- Редко - я ее так и не доделал. Там, когда сделали ремонт, в квартире выше (то ли у Хмельнова, то ли выше) протекли батареи, и квартиру нужно ремонтировать заново. (Кстати, я не считаю, что Игорь Николаевич Хмельнов - вор и преступник, и к этому человеку я отношусь с очень большим уважением. Это классный российский офицер, и я не понимаю, зачем сломали судьбу этого человека.) Поэтому в той квартире мы пока не живем. Если бы, конечно, жизнь подстегнула, то мы бы порядок там навели.

- А дачу строите?

- Пока стоит только фундамент, и давно стоит. Строить ее, конечно, надо, но не до стройки мне сейчас.

Автор : - Первый вопрос мне бы хотелось задать не губернатору Наздратенко, который уже вошел в политическую элиту Российского государства (даже на ХV съезде Коммунистической партии Китая вас вспомнили), а российскому гражданину (ведь все мы прежде всего граждане

comments powered by Disqus
В этом номере:
Сахарку не желаете?

Не успела скрыться с кровными стариковскими деньгами аферистка, обещавшая взамен обеспечить их угольком по льготным ценам, как в Хороле объявился новый “благодетель”. На сей раз простакам был обещан сахар по дешевке.

Налоговый инспектор-взяточник должен быть наказан по всей строгости

Президиум Приморского краевого суда отменил по протесту прокурора края “за мягкостью назначенного наказания” приговор Советского районного суда в отношении гражданина Б., который был осужден за получение взятки.

Совет думы благословил и. о. мэра

Николай Литвинов, председатель думы Приморского края, обвинил местные средства массовой информации в геноциде против законно избранных депутатов.

Первый юбилей колледжа

5 лет исполнилось одному из первых негосударственных общеобразовательных учреждений города - “Wise-колледжу”.

60-летие - на футбольном поле!

Итог футбольному сезону в Лесозаводске подвела встреча на стадионе “Спартак” ветеранов города и железнодорожного поселка Ружино. Как и обычно, эту встречу спонсировал предприниматель из ЧП “Деметра” Владимир Пилипенко, бывший тренер детской спортивной юношеской школы гороно, подготовивший в свое время ряд известных в городе и крае юных бегунов.

Последние номера