Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Без политики

Валерий Дегтярь: «Иванушку» спасают только зрители

«Сколько Иванушек я переиграл в своей жизни!» - улыбается народный артист России Валерий ДЕГТЯРЬ. И удивляться нечему: фактура подходящая – доброе открытое лицо, глаза, не скрывающие эмоций; по натуре – романтик… Но при этом Валерий Александрович констати
Валерий Дегтярь: «Иванушку» спасают только зрители

«Сколько Иванушек я переиграл в своей жизни!» - улыбается народный артист России Валерий ДЕГТЯРЬ. И удивляться нечему: фактура подходящая – доброе открытое лицо, глаза, не скрывающие эмоций; по натуре – романтик…

Но при этом Валерий Александрович констатирует: самые интересные роли в его жизни – и в театре, и в кино, и на телевидении – те, что на сопротивлении…

~~Справка «В»

Валерий Дегтярь (на снимке справа), народный артист России. Работал в театре имени Комиссаржевской, театре Ленсовета. В Большом драматическом театре – 11 лет. Занят в спектаклях «Мария Стюарт», «Копенгаген», «Дорогая Памела», «Ангелова кукла», «Берендеи» и других. Снимался в фильмах «Объяснение в любви», «Захудалое королевство», «Бабушкин внук», «Царевич Алексей», «Охота на Золушку», «Дневник убийцы», «Каменская-2. Я умер вчера», «Гражданин начальник-2», «Фаворский», «Казнить нельзя помиловать» и других. ~~

В 1997 году, будучи уже состоявшимся актёром, имея за плечами такие роли, как Лариосик и князь Мышкин, он пришёл в БДТ.

- Это был естественный ход жизни, дорога жизни сама привела к такому решению, - говорит он. – И в правильности своего решения я никогда не сомневался.

- Вы много заняты в БДТ и в то же время работаете в театре русской антрепризы имени Андрея МИРОНОВА.

- Да.

- Многие противопоставляют антрепризу и репертуарный театр…

- Этот театр антрепризный в хорошем смысле слова. На сцене собираются актёры, работающие в разных репертуарных театрах. Хороших театрах! «Русская антреприза имени Андрея Миронова» - это площадка для встреч, общения и главное – работы не на минуту, потому что некоторые спектакли идут там десятилетиями. И слово «антреприза» в названии – скорее шаг навстречу зрителю. И слово-то само по себе хорошее, просто его можно по-разному наполнять. Ведь остаются в зрительской памяти надолго удачные антрепризные проекты. Любой бродвейский проект – тоже антреприза. А вот когда не видно результата, сошлись на три-четыре месяца, поиграли – и разбежались – вот другое наполнение…

- Кроме того, вы снимаетесь в кино, пробовали себя в роли режиссёра…

- И спасибо судьбе, что она даёт такие возможности. Когда в детстве я читал в повести Анатолия АЛЕКСИНА об актёре, который очень занят, бегает по студиям, то думал, что со мной такого никогда не будет, и очень завидовал. Прошло время, я имею возможность говорить: на сцене, в кино, ведя передачу на канале «Культура», куда меня пригласили с лёгкой руки Андрея ТОЛУБЕЕВА… И от всего я получаю радость, потому что это встречи со зрителем, ради которых мы существуем. Это громкие слова, но понимают и спасают нас только зрители.

- БДТ никогда не страшился высоких фраз, слов, которые сегодня считают даже пафосными, не стеснялся говорить серьёзно об ответственности перед зрителем…

- Да. И я верю в это. Так говорю и так мыслю. Романтизм и максимализм, присущие мне, не позволяют думать иначе. Нынче время скверных слов, с русским языком у нас не очень хорошо… Мне кажется, человек, говорящий не чисто, сквернословящий, и думает так же. А ведь в слове живёт энергия! И что противопоставить всему этому? Высокий штиль. И кто-то, например театр, должен это делать. Не борясь, а отстаивая такой способ мыслить.

- То есть в известном споре Поэта, Комика и Директора у ГЁТЕ вы бы поддержали Поэта? Или вам близка некая золотая середина?

- Не стану спорить с Гёте (улыбается). Жизнь настолько глубока и всеобъемлюща, главное – понять, что, делая какое-то дело, ты либо дополняешь что-то, либо противостоишь чему-то. И всё вместе – и есть жизнь. Если бы всё вокруг было занято театрами и не было, на что поднять глаза, это тоже не был бы выход. Театр – часть жизни, часть дороги, на которую человек может ступить, а может, и нет. К нам приходят тогда, когда у человека почти всё складывается, когда всё так хорошо и без проблем… Или те, кому до такой степени сложно, что идут в театр, чтобы что-то понять, разобраться. Или те, кто просто не может представить жизнь без театра. Человек три часа в зале живёт, пока мы играем. И наша миссия – увлечь его на эти три часа и, может быть, о чём-то рассказать. Как говорят, театр должен, поучая, развлекать и, развлекая, поучать. В том беда и радость театра, что он ищет сам себя. Это наша дорога, мы должны быть на своём месте, когда к нам придут зрители…

- Когда вы пришли в профессию, было советское время, требовались герои совершенно другие, нежели чем сегодня. Времена изменились… Скажите, если бы сегодня вам предложили сыграть Лариосика, вы бы наполнили его иными красками? Или точно такими же, как много лет назад?

– Надо же, кто-то ещё помнит Лариосика… Нет, думаю, что остаются неизменными человеческие ценности, строй чувств души… Тогда же – по моим ощущениям – мы стояли на чистом открытом поле, было легче, несмотря на молодость, разобраться в чём-то. Сегодня идём, скорее, в тёмный лес. Но истины не меняются. И если раздвинуть ветки, можно увидеть, что есть небо…

Да, это звучит романтично, но я романтик по натуре – так же, как Лариосик… Я был рад и несказанно счастлив, когда получил эту роль, даже не поверил, что моя фамилия стоит напротив, на распределении… Было легко играть Лариосика, выражал самого себя. Но прошло много лет, сейчас мне предлагают другие роли – и среди них почти нет солнечных и чистых, наивных людей… Как актёру, мне интересно работать на сопротивление. Но если бы сейчас играл Лариосика, всё равно старался бы обернуться к настоящим человеческим страстям…

Был у меня Мышкин, который не прозвучал в то время – и так должно было быть, потому что публика помнила СМОКТУНОВСКОГО и не надо было затевать эту историю. Но если бы Мышкина играл сегодня, что-то, наверное, повернул бы по-другому, сделал иначе.

- Что вы переживаете острее: удачи или неудачи?

- С некоторых пор я перестал читать рецензии, ибо хорошие – расслабляют, критические – расстраивают. Остаюсь наедине с собой, с удачей или неудачей. Конечно, удача – это хорошо, ведь учатся на ошибках, а растут на успехах, кстати, наша сборная по футболу это подтвердила (мы беседовали с Валерием Александровичем в тот день, когда сборная России выиграла на Евро-2008 у сборной Швеции. – Прим. авт.). Успехи рождают уверенность, а неудачи отправляют тебя туда, где ты находился до начала проекта… Если за 11 лет в БДТ удач и неудач было бы 50 на 50, я бы сказал, что это хорошо, это счастье. И сыграть Отрепьева для меня было неожиданностью и счастьем. Как и Ивана в «ARTе» с прекрасными Андреем Толубеевым и Геннадием БОГАЧЁВЫМ, в «Копенгагене» с Олегом БАСИЛАШВИЛИ, Марией ЛАВРОВОЙ, в «Борисе Годунове» с Кириллом ЛАВРОВЫМ и Валерием ИВЧЕНКО, в «Моей дорогой Памеле» с Людмилой МАКАРОВОЙ и «Аркадии» с Алисой ФРЕЙНДЛИХ…

И в то же время проиграл роль Жоржа Дандена, наверное, потому, что был к ней не готов. Всегда в себе ищу причины провалов, это главная беда, потому что удваиваются, утраиваются все мои комплексы, и радость, потому что, как мне кажется, никого не пытаюсь обвинить.

- «Прошло много лет»… Время превращает вчерашних начинающих в мэтров, аксакалов. Вам легко в этой роли?

- Иногда думаю: что же молодые актёры думают, глядя на нас? (улыбается). Наверное, никогда этого не узнаю, может, это и к лучшему. Никогда не чувствовал себя мэтром и не пытаюсь получать удовольствие от этого положения. Не перестаю с восторгом и удивлением смотреть на тех, кто умнее, опытнее, лучше, чем я. Когда есть такие актёры, на которых смотришь и понимаешь: о, да мне ещё расти и расти… Дай бог никогда не почувствовать себя в роли человека, которому нечего искать и нечего знать.

- Судя по реплике о футболе, в вашей жизни есть место для других страстей…

- Смею уверить и хотел бы надеяться, что да. Жизнь – прекрасна! Вот мы с вами в кафе, за соседним столиком сидит семья – у них праздник или выходной, они обедают, они вместе, это прекрасно, это гармония, к которой мы можем прикоснуться на сцене или не можем…

«Другие страсти» - они, конечно, на первом месте. Просто театр больше времени отнимает, проходит мимо жизнь, а мы, закрывшись в зале, пытаемся её поймать (улыбается), воспроизвести… Жизнь в тысячу раз интереснее, прекраснее, в ней происходит то, что никакому драматургу и в голову не придёт!

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Вся правда о мосте
Вся правда о мосте

Строительство моста через бухту Золотой Рог уже начато, заявил вчера на пресс-конференции во Владивостоке генеральный директор ЗАО «Тихоокеанская мостостроительная компания» Виктор ГРЕБНЕВ.

Вуз и академия идут на Русский
Вуз и академия идут на Русский

Шесть проектов строительства на острове Русском объектов АТЭС, которые должны впоследствии стать объектами Дальневосточного федерального университета, были рассмотрены 3 июля в Москве. А вчера их представили во Владивостоке на пресс-конференции ректор ДВГ

Во Владивостоке возводят секретный объект

Стройка в центре города, в районе улицы Алеутской, 45а, идёт полным ходом. В настоящее время строители не только уничтожили сквер и обнесли заполученный участок земли трёхметровым забором. Доступ всем любопытным почти перекрыт. Щели по низу забора закрыты

Фюрер воскрес во Владивостоке
Фюрер воскрес во Владивостоке

Вопиющими изображениями изукрашены газетные киоски и здания во Владивостоке. Вот, например, на трамвайной остановке «Некрасовская» собственной персоной фюрер с одобряющей надписью выведен чёрной краской с помощью трафарета на голубом фоне ларька. Судя по

Огнём и топором
Огнём и топором

Каждые несколько лет на Приморье сваливается счастье. Оно в прямом смысле падает на голову – тоннами кедровой шишки. Урожайный год приносит неплохой доход любому, у кого есть две руки и мешок. Увы, «манна кедровая» однажды может закончиться навсегда – с

Последние номера