Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Экспедиция "В"

Южные Курилы «уплыли» окончательно. В Россию

В БЛИЖАЙШИЙ понедельник, 7 июля, в курортном местечке Тоя, что на японском острове Хоккайдо, начнёт свою работу очередная встреча лидеров «Большой восьмёрки», в англоязычной версии – G8. Мероприятие это куда как покруче предстоящего нам через четыре года
Южные Курилы «уплыли» окончательно. В Россию

В БЛИЖАЙШИЙ понедельник, 7 июля, в курортном местечке Тоя, что на японском острове Хоккайдо, начнёт свою работу очередная встреча лидеров «Большой восьмёрки», в англоязычной версии – G8. Мероприятие это куда как покруче предстоящего нам через четыре года саммита АТЭС-2012; на G8 на правах равноправных участников собираются действительно вершители мировых судеб. Для молодого российского президента эта встреча станет, пожалуй, первым серьёзным международным испытанием. Понятно, что, будучи страной-хозяйкой, Япония совершенно не случайно выбрала местом встречи самый северный свой остров (несмотря на то, что на проведение встречи мировых лидеров претендовал целый ряд городов и префектур островного государства). Потому что, хотя официально главными темами предстоящих дискуссий и обозначены действительно планетарные проблемы, именно здесь, на Хоккайдо, можно будет как нигде более продуктивно поставить в очередной раз перед мировым сообществом вопрос о принадлежности «северных территорий», как называют в Японии острова южнокурильской группы – Итуруп, Кунашир, Шикотан и Малую гряду (Хабомаи, по японской версии). В том, что дело пойдёт именно так, корреспондентам «В» довелось убедиться лично, когда осенью прошлого года мы побывали на Хоккайдо, чтобы посмотреть, как идёт подготовка к встрече «Большой восьмёрки». Теперь же, когда до старта важнейшего международного события года остались считанные дни, мы решили отправиться на противоположный от Хоккайдо берег Кунаширского пролива: очень уж хотелось узнать, что сегодня происходит на земле, вызывающей столько споров.

…На Южных Курилах – стена тумана. Мы каким-то чудом прилетели в тот день, когда, по идее, вообще летать ничего не должно было. Я плохо знаю авиационную географию, но полагаю, что кунаширский аэропорт, если и не единственный в мире, то один из очень и очень немногих, чья взлётно-посадочная полоса врезана в склон действующего вулкана Менделеева. А в стену этого самого Менделеева упирается ползущий с океана в сторону Охотского моря туман и, замерев без движения, стоит шапкой над аэродромом. «Курилы дэс», как бы извиняясь, разводит руками наш местный товарищ Геннадий Березюк. В вольном переводе с японского это значит примерно «Так это же Курилы!..».

Гена - не знаток японского, но не раз бывал в соседней стране по безвизовому обмену: согласно межгосударственной договорённости таким правом могут воспользоваться исключительно жители Хоккайдо и Южных Курил.

Вот и недавно, в начале мая, снова приезжали японцы – побывали на многочисленных, разбросанных по всему острову японских кладбищах, а в бухте Алёхина, из которой отлично просматривается полуостров Сирэтоку и где у них в своё время был большой посёлок, закопали (как позже сообщали японские газеты) какую-то капсулу. То ли с письмом к духам предков, то ли с клятвой вернуть утраченную землю. Живо вспоминаются в этой связи наши задорные комсомольцы времён позднего СССР, хлебом не корми любившие закладывать там и сям письма к будущим поколениям.

Где те письма? А ведь забавно было бы их почитать…

Кстати, комсомольцы, будь они неладны, вовремя попали на язык: Южные Курилы напоминают сегодня разбросанную по клочкам земли гигантскую комсомольскую стройку. И это, пожалуй, самое главное и принципиальное впечатление для автора этих строк как для человека, который периодически наблюдает за происходящим на самых дальних наших островах ровно тридцать лет – с далёкого июня 1978 года.

Впрочем, обо всём по порядку.

За связь без брака!

Так же как для владивостокцев мост через бухту Золотой Рог, была десятки лет заветная мечта и у курильчан, в силу своей удалённости вполне естественно желавших установления прочной и надёжной связи с большой землёй. Сегодня эта мечта, если ещё и не воплотилась, то активно воплощается в жизнь (и не только на бумаге, как во Владивостоке).

…Помню, как ещё три года назад пытался передать в редакцию заметку с Кунашира. Оккупировал кабинку в местном узле связи и, сжимая в руках листочки рукописи, полчаса орал так, что распугал дембелей, мирно пришедших позвонить на родину. Сегодня в Южно-Курильске работают три (так!) федеральных оператора мобильной связи – МТС, «Мегафон» и «Билайн». Для удалённого острова с населением в 7 тысяч человек это, наверное, чересчур и не сулит громадных барышей. Знающие люди, однако, так трактуют подноготную этой ситуации: несколько лет назад на острове стали довольно активно появляться японские (как известно, не совместимые с нашими сетями) сотовые телефоны. А что? От берега до берега, через пролив, 17-20 километров, и если срочно надо было куда-то позвонить, то проще было это сделать через японского оператора. Говорят, что в Москве (на самом верху) это сильно не понравилось, и ведущим российским операторам мягко «порекомендовали» исправить такое положение дел.

Исправили махом.

Другой момент: реконструкция аэропорта. Прежде я не видел на Курилах (где каждый гвоздь и каждый кирпич едва ли не золотые) такого скопления строительной техники в одном месте. Реконструируется взлётно-посадочная полоса, строятся новые здания самого аэропорта и вспомогательных служб, монтируются современные системы навигации и связи.

Забавен генеральный подрядчик, выигравший согласно конкурсу право на проведение работ; им оказалось ОАО «Избербашский радиозавод имени Плешакова» из солнечного Дагестана. Прямо, как на БАМе – вся страна строит…

Впрочем, возможно, это и не показатель: на соседнем Итурупе к такой же масштабной реконструкции аэропорта «Буревестник», чья «взлётка» обрывается прямо в океан, приступает крупнейшее зарегистрированное на Курилах предприятие – ЗАО «Гидрострой». Были бы, как говорится, деньги, а желающие строить всегда найдутся.

А деньги, похоже, есть, и весьма немалые. Практически все проекты – а их десятки, и весьма масштабных, - реализуемые ныне на Курильских островах, осуществляются в рамках федеральной целевой программы «Курилы». На Сахалине сидит специальная дирекция, которая «рулит» реализацией программы, проводит конкурсы и смотрит, как сказал недавно Дмитрий Козак во Владивостоке, чтобы не было мародёрства, т.е. расхищения средств. Не думаю, чтобы здесь этого смогли совсем избежать, в России это, как известно, в принципе невозможно, но ведь и результаты налицо!

Признаюсь, в меня это вселяет осторожный оптимизм: может быть, и у нас рано или поздно заработает соответствующая дирекция, и мы когда-нибудь избавимся от навязшего на зубах «синдрома первого экскаватора»? Ведь на богом забытых Курилах смогли…

И завершая разговор об авиации: узнав, откуда мы приехали, руководители аэропорта недоумённо интересовались: «А что ж это ваш Сайбель к нам летать никак не соберётся? Уже ведь ваша компания «Владивосток Авиа» пробный рейс на «Як-40» к нам совершала, и приморцев вахтовым методом здесь круглый год работают сотни, и у местных коммерсантов, которые 90 процентов грузов завозят из Приморья, интерес огромный. Вы уж скажите об этом…».

Говорим.

Слышите, командиры «Владивосток Авиа»?

Порт с привкусом скандала

Самая грандиозная на сегодня кунаширская стройка – сооружение глубоководного причала в Южно-Курильске. Здесь, наверное, сфокусирована квинтэссенция многолетней мечты аборигенов и её наглядная реализация.

Причал, построенный ещё японцами (Советская власть по этой части тут палец о палец не ударила), был, конечно, и прежде, но очень уж махонький, мелководный, исключительно, чтобы сейнера могли швартоваться и сдавать улов на рыбокомбинат. Что же касается пассажиров и серьёзных грузов, то это всё выгружалось дедовским методом – плашкоутами на рейде.

И потому радуются сегодня сердца курильчан, видящих, как наяву возводятся серьёзнейшие портовые сооружения. Чтобы не было ненужных иллюзий, сразу подчеркнём, что по сравнению, к примеру, с тем же строительством Восточного, это, конечно, мелковато, но для острова, где никогда ничего подобного не было, объёмы беспрерывно идущего строительства выглядят более чем убедительно: мелководный причал протяжённостью в 270 метров, 70-метровый глубоководный причал и ещё глубоководный (11 метров – это немало) пирс-мол, который вытянется в бухту на 135 метров. Беспрерывно работает тяжёлая техника, отсыпают скальную породу, бьют шпунт; останавливаться некогда: до сдачи объекта, которая согласно федеральной программе должна состояться в конце 2009-го, – менее полутора лет.

Ведёт стройку южнокурильский филиал ООО «Труд-Сахалин», однако и сюда, как рассказывает его директор Олег Гусев, то так, то эдак вмешивается политика. Последний скандал случился не далее как в прошлом году. Япония, как известно, категорически запрещает национальному бизнесу участвовать в любых проектах на Южных Курилах; протестует (хотя и не может запретить), когда это делают третьи страны. Однако случилось так, что шпунт – сваи, опоясывающие причал, - «Труд-Сахалин» закупал в Японии, вёз в Корсаков, проводил «растаможку» и небольшими партиями перебрасывал на Курилы. История эта, естественно, всплыла, и японский МИД с шумом и громом «наехал» на компанию, поставлявшую шпунт. Руководители фирмы конечно же клялись, что не знали о конечной точке поставки металлоизделий, и были, дескать, убеждены, что направляют их на Сахалин. Хотя японские журналисты уверены, что все всё прекрасно знали: просто МИД занимается «голимой» политикой, а прагматичный бизнес готов делать деньги где угодно – хотя бы и на «запрещённых» Курилах.

Тем не менее политическая упёртость сыграла свою роль, и теперь деньги из российского бюджета потекли в обход Японии: с конца прошлого года шпунт для строящегося на Кунашире порта закупается исключительно в Республике Корея.

Детские сады вместо танков

…Понятно, что к журналистам мало кто прислушивается; тем не менее чертовски приятно, когда видишь, что начинают решаться проблемы, о которых не раз доводилось писать. За многие командировки последних десятилетий мы не раз убеждались в давно известной истине: штыками никакую землю (тем более спорную) защитить невозможно, сберечь её за собой можно исключительно хозяйственным освоением. К сожалению, не сильно понимала это Советская власть, которая если и вкладывала сюда деньги, то исключительно в военные городки и прочие подобные затеи: на Южных Курилах и сегодня главной приметой береговой полосы остаются многочисленные (их здесь сотни) проржавевшие уже танковые башни, уронившие тяжёлые стволы или продолжающие подслеповато щуриться в сторону потенциального противника.

Хотя какой же он потенциальный? Если на всех японских картах (в том числе и современных, выпущенных специально к встрече «Большой восьмёрки») все Южные Курилы выкрашены исключительно в цвета Страны восходящего солнца. И всё-таки нынешняя российская власть вполне разумно выбрала отличный от прежнего курс: гарнизоны на островах сохранились исключительно по принципу разумной достаточности, а федеральные миллиарды инвестируются не в долговременные огневые точки, а прежде всего - в реализацию перспективных инфраструктурных проектов.

И это резонно – сегодня мы играем не военными, а экономическими мускулами, что куда более благотворно сказывается и на уровне жизни, и на воплощении социальных проектов. Ведь тот же порт – отнюдь не единственный объект, которым занимается ООО «Труд-Сахалин» на Южных Курилах. Именно в эти дни счастливые новосёлы (исключительно бюджетники!) въезжают в новый жилой дом, построенный в Южно-Курильске. Когда здесь такое было в последний раз – трудно вспомнить. Ещё два дома будут сданы в следующем году, причём один – в шикотанском посёлке Крабозаводское. Кстати, в том же Крабовом (как говорят местные жители) не далее как в прошлом году была сдана новая современная школа; судя по огромным размерам и скромному на сегодня количеству учеников - на вырост. Во всяком случае, успевший здесь побывать министр иностранных дел РФ Сергей Лавров остался очень доволен. Одновременно начинается строительство двух новых детских садов – в Южно-Курильске и Малокурильске, на Шикотане. Эта затея тоже, похоже, на вырост. Потому что отток населения с Курил прекратился.

Вместе с эффективными действиями центра вернулась и надежда людей на реальное улучшение жизни. Как говорит директор ЗАО «Крабозаводск» (подразделение «Гидростроя» на Шикотане) Олег Панасенко: «В последнее время мы перестали обращать внимание на всякие разговоры: отдадут? Не отдадут? Да всё уже! Наше это! А то ведь раньше, особенно после красноярской встречи «без галстуков», здесь у нас только и обсуждали – собирать вещи или ещё повременить? Как могилы оставлять? Как японцы, будем ездить, что ли?.. Хватит! Уже определились!».

Эмоции Панасенко имеют под собой вполне реальную почву. Если раньше ЗАО «Крабозаводск» специализировалось на переработке рыбы, то сегодня активно занимается и рыборазведением. А это занятие – с большим прицелом вперёд. Ведь горбуша возвращается в родную речку через 2 года, а кета – через 5-6 лет. Тем не менее уже в прошлом году на собственном экспериментальном рыбоводном заводе на речке Анама заложили 9 миллионов икринок горбуши и 1,5 миллиона кеты. В этом году планируют увеличить объёмы ещё на 2 миллиона. Жизнь продолжается и, главное, начинает просматриваться на перспективу.

С трёх сторон - Япония

…Наивно, конечно, было бы думать, что Южные Курилы покрылись толстым слоем шоколада, а строительство коммунизма на отдельно взятых островах уже близится к завершению. В любом случае местного жителя не оставляет ощущение края, предела. Особенно остро это чувствуешь в Головнино, посёлке на самом юге Кунашира. Как ни крути головой, а здесь с трёх сторон море и с тех же трёх сторон – Япония. Слева – мыс Носсапу, прямо – Немуро, справа – Раусу. И лишь за спиной – узкая и вытянутая отсюда на 150 километров до вулкана Тятя полоска российской земли, остров Кунашир. Улыбчивый глава сельской администрации Геннадий Терешко живёт здесь почти 30 лет, последние 11 - олицетворяет местную власть. Отвечая на наши расспросы, сыплет цифрами – горькими, но правдивыми, странными и в чём-то парадоксальными: «В советское время здесь жило более 700 человек. Сегодня – 246. И 130 коров. Телевизоры принимают 2 российские программы и 6 японских. Школу удалось сохранить, сейчас в ней насчитывается 46 учеников. На днях был выпускной вечер, чествовали четырёх выпускников – двух девушек и двоих юношей. Собираются ехать учиться, а вот вернутся ли? Моя дочь выучилась и вернулась, работает учителем математики. А вообще у молодёжи здесь, конечно, с перспективой очень туго…».

Перспектива, собственно говоря, одна – идти работать на браконьерскую шхуну. Вокруг посёлка они вьются десятками. Да ещё десяток ржавеет на местном кладбище кораблей.

Так же как ржавеет и ветряк, ставший своеобразным символом провальной предыдущей Курильской программы. Она, напомним, была принята тоже на федеральном уровне – после разрушительного землетрясения 1994 года. Однако весь пар тогда ушёл в свисток, деньги, по обыкновению, практически в полном объёме куда-то делись, а если что и осталось, то лишь объекты «недостроя». Но Терешко не унывает: «Ветряк-то на 226 киловатт, хороший, из Голландии везли. По новой программе его должны обязательно довести до ума. А что? Программа-то работает, вон сколько всего уже на острове понастроили. И новую школу нам обещают. Что скрывать: лет 10-15 назад было ощущение, что не живём, а доживаем. Сейчас потихоньку вроде всё налаживается…».

Вот, наверное, самое точное слово – налаживается. Моментальных решений нет, да их и не будет, но подвижки, и вполне заметные, чувствуются во всём. И это, похоже, очень сильно беспокоит соседей, живущих на противоположном берегу.

Президент в курсе

Беспокойство чувствуется во всём. Ну, к примеру, ещё несколько лет назад японцы, активно покупающие у российских добытчиков нерку – самую деликатесную из всех лососёвых, – требовали только 2-летнюю рыбу; в этом возрасте она считается самой кондиционной. Сегодня готовы брать любую, только везите. Ничего удивительного: в мире нарастает продовольственный кризис, и любой пищевой ресурс с каждым днём становится всё более ценным. Тем более для Японии, которая по традиции является страной, потребляющей огромное количество рыбы и морепродуктов. Между тем японские ихтиологи не хуже наших знают, что главные миграционные нагульные пути основных промысловых рыб бассейна – лососёвых, сайры, минтая, селёдки – выходят из океана в аккурат к Малой Курильской гряде и затем, прижимаясь к Курилам, поднимаются на север. Здесь же, к слову сказать, располагаются мировые (!) стратегические запасы анфельции. И, наконец, на сладкое: не далее как месяц назад, в начале июня, полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе Олег Сафонов докладывал президенту РФ Дмитрию Медведеву о перспективности нефтегазового бурения на шельфе в районе Малой Курильской гряды. Нет сомнений, что и об этом японцы тоже прекрасно осведомлены – не случайно их топографические (а возможно, не только топографические, но и геологические и иные) карты Курил и сегодня подробнее и детальнее наших.

Вывод прост: кто владеет экономической зоной – тот во многом владеет завтрашним днём. Так что интерес соседей предельно прозаичен и абсолютно понятен, и исчерпывается он не только и не столько тягой к отеческим могилам.

Другой момент, вызывающий тревогу за проливами, состоит в перспективах развития международного туризма на российском Дальнем Востоке. Дело в том, что экономика Хоккайдо сегодня завязана в основном на двух моментах: производстве рыбопродукции (что, понятно, теснейшим образом связано с Россией) и туризме, особенно зимнем, когда на горнолыжные курорты самого северного японского острова приезжают тысячи любителей снежного экстрима из стран Юго-Восточной Азии. А ведь недалеко есть ещё более снежные Сахалин и Камчатка; не случайно сюда зачастили в последнее время японские журналисты и специалисты. Пока что они могут быть спокойны – сервис и инфраструктура развиваются в этих регионах крайне медленно. Но кто знает, что будет завтра?

Тем более что не в отдалённой перспективе, а уже буквально завтра может стать чрезвычайно привлекательным для туристов тот же Кунашир с его красивейшими четырьмя вулканами, уникальным мысом Столбчатый и знаменитыми горячими источниками. Сюда, конечно, тоже нужно будет привлекать средства, но в отличие от горнолыжных курортов намного менее значительные. Есть уже и детально разработанная программа по созданию на острове «Парка мира»; подробнее мы расскажем о ней в следующем номере «В».

Всё это – вполне реальная перспектива. Но права участия в ней японский бизнес может быть лишён – если будут продолжать действовать сегодняшние правила игры, установленные японским МИДом.

***

…К стартующему через два дня на Хоккайдо саммиту G8 Япония, как и положено стране-хозяйке, готовится с превеликой тщательностью. В качестве обязательного элемента эта подготовка включает в себя и демонстрацию готовности стоять до победного конца в борьбе за священные «северные территории». Для международного журналистского пула, гостей саммита уже отпечатаны тысячи буклетов, карт, разъяснительных материалов соответствующего содержания. Речь в них идёт о застарелой проблеме, которая никак не решится.

Но много ли узнаешь из бумаг? Было бы куда лучше, если бы и гостей, и журналистов привезли в Немуро или на мыс Носсапу и вооружили мощными биноклями. Может, тогда бы они увидели, что проблемы, которые действительно много лет существовали на Курилах, сегодня начали решаться. Пусть медленно, но они решаются.

И это – главное.

Редакция газеты «Владивосток» благодарит судоходную корпорацию «РИМСКО» и лично её президента Фазила Алиева за помощь в организации курильской командировки корреспондентов «В».

Автор : Владивосток - Южно-Сахалинск - Южно-Курильск – Головнино – Владивосток

comments powered by Disqus
В этом номере:
У истоков музеума и газеты «Владивосток»

СЕГОДНЯ в Международном выставочном центре на Петра Великого, 6 открывается выставка «У истоков музеума», посвящённая 120-летию закладки здания первого владивостокского музея (Общества изучения Амурского края) и 125-летию первой городской газеты «Владивос

Завтра город будет гулять
Завтра город будет гулять

ОСНОВНЫЕ празднества по случаю Дня города во Владивостоке запланированы на субботу. Организаторы попытались учесть интересы всех горожан - и пожилых, и молодых, и детей.

Играем в филармонии, в лагере, в семье
Играем в филармонии, в лагере, в семье

12 ИЮЛЯ во Владивостоке в Большом зале Приморской филармонии состоится концерт Молодёжного симфонического оркестра «Лонг Айленд», США (Long Island Youth Orchestra) под управлением Мартина Дрейвица.

Ленина в Артёме прописали на новом месте

БРОНЗОВО-ГРАНИТНЫЙ памятник Ленину накануне юбилея Артёма сменил своё место.

Администрация Владивостока почистит свои ряды
Администрация Владивостока почистит свои ряды

1 ИЮЛЯ прокуратура Приморского края распространила информацию, что по результатам проверки, проведённой в Управлении по физической культуре и спорту администрации города Владивостока, возбуждено уголовное дело.

Последние номера