Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мой личный Владивосток

Ресторанчик «Поплавок» на волнах качается…

В КАЖДОМ пятничном номере газеты читаю рубрику «Мой личный Владивосток» – на одном дыхании. Родилась я в Хабаровске, но уже много лет живу во Владивостоке и этот город считаю своим.
Ресторанчик «Поплавок» на волнах качается…

В КАЖДОМ пятничном номере газеты читаю рубрику «Мой личный Владивосток» – на одном дыхании. Родилась я в Хабаровске, но уже много лет живу во Владивостоке и этот город считаю своим.

В «закрытый» город без пропуска

Но в пору молодости, когда Владивосток был «закрытым», нам, хабаровчанам, не так-то просто было проникнуть на дивные пляжи Шаморы, чтобы отдохнуть у моря: нужен был пропуск, который надо было долго оформлять в милиции, и вызов кого-то из владивостокцев, да ещё и причину для приезда надо было обосновать… Но когда манит такой город, как Владивосток, преодолеешь любые препятствия… 1960 год. Нам с мужем дали путевки на турбазу «Сокол», что на берегу Амурского залива – между станцией Океанская и знаменитым на весь Советский Союз курортом Садгород. И вот нас везёт от железнодорожного вокзала автобус по улицам Владивостока. Сразу заметны чистота, ухоженность и опрятность улиц, площади, мимо которой мы ехали, много зелени, конечно, меньше, чем у нас, в Хабаровске, но всё равно… И главное – бесконечное мелькание синего, синего моря, выглядывающего из-за сопочек. А тут справа вдруг открылась неописуемая красота «сиреневого тумана» – сопки, покрытой цветущим багульником! Какая же это красота!

Турбаза «Сокол» стоит на высоком берегу Амурского залива (мыс Марковского), всё в зелени, вдалеке – маленький круглый островок Коврижка (остров Скрепцова), хорошо просматривается противоположный берег – полуостров Де-Фриза. Экскурсовод рассказывает легенду об этом полуострове, которую я до сих пор помню: «Жил на том берегу француз – промышленник Де Фриз, и была у него красавица дочь, которая влюбилась в капитана дальнего плавания. Но моряк лишь соблазнил влюблённую девушку и бросил её. Тогда она бросилась в море с высокого обрыва и погибла. Несчастный отец посадил над могилой дочери парк и навсегда покинул Россию, уехал в свою Францию. А в память об этих событиях растёт на пустынном полуострове Де-Фриза небольшой лесок, который виден издалека из любой точки на этом берегу Амурского залива».

А потом, как водится, были многочисленные экскурсии по Владивостоку – больше всех запомнилась экскурсия «Вечерний Владивосток», где было видно бухту Золотой Рог со всех ракурсов, со светящимися у причалов огнями морских судов… Сказка, да и только! Двенадцать дней пребывания во Владивостоке сделали своё дело – я влюбилась и прикипела к этому городу навсегда!

После этого каждый год отпуск я проводила на берегу Амурского или Уссурийского заливов – в бухте Шамора, где и сегодня каждое лето не менее месяца мы живём на турбазе.

Город оставался «закрытым», но мы ухитрялись разными способами получать пропуска. Но если пропуска нет, то всё равно находили лазейки: садимся в поезд в Хабаровске, покупаем билет до Угольной, пересаживаемся «зайцами» на пригородную электричку, иногда платим штраф за безбилетный проезд (купить билет во Владивосток без документов на Угольной было невозможно), но что такое три штрафных рубля по сравнению с отдыхом на Санаторной? Ну и что, что дикарями, подумаешь! Всё побережье Амурского залива вдоль железной дороги, на территориях, прилегающих к домам отдыха, санаториям, турбазам, было застроено верандочками, флигельками, сарайчиками и другими пристройками, которые хозяева сдавали отдыхающим «дикарям» по 3 рубля за койко-место.

Конечно, чтобы снять сарайчик или другое жильё в бархатный сезон, когда съезжались «дикари» со всего Дальнего Востока (Чукотка, Камчатка, Сахалин, Якутия, Амурская область, Хабаровский край), надо было заранее списаться с хозяевами, переслать аванс за жильё или оставить задаток на год вперёд.

Ах, эти незабываемые «заплывы до флажков» в чистейшем море, по вечерам танцы до упаду под духовой оркестр на разных танцплощадках... А после танцев, разгорячённые, всей гурьбой шли опять к морю и купались. И никто никого не боялся – так всё было спокойно, чистое море и вокруг доброжелательные люди.

Супчик из кипятильника

Вообще Владивосток имел особый колорит курортного города, похожий на южные курортные города (Сочи, Ялта, Севастополь). А схожесть с Севастополем ещё подчеркивалась большим количеством военных кораблей, пришвартованных прямо к улице Ленинской, да множеством военных моряков, разгуливающих стайками по городу во время увольнений. Женщины старались нарядно одеваться для прогулок – самыми нарядными были одежды из кримплена или трикотина. По вечерам вдоль железнодорожного полотна между Санаторной и Океанской нарядные толпы отдыхающих дефилировали, демонстрируя себя и свои вечерние наряды.

Проблем с питанием никогда не было, да и мы, простые люди из социализма, были неприхотливы. На берегу было множество кафешек, где питание было подороже, но была и столовая на Океанской, где можно было сытно и недорого пообедать всей семьей. А утром в своём сарайчике кипятили чай и пили с бутербродами, а иногда отваривали кипятильником в литровых банках яйца, супчики из пакетиков, каши из пачек, картошку. Хозяева не разрешали включать электроплитки, только кипятильники. Но голь на выдумки хитра!

Иногда мы устраивали себе «праздники живота». В семидесятых годах появился удивительный ресторанчик «Поплавок». Его построили в виде купола или китайской фанзы прямо на акватории Амурского залива в районе Океанской. Думаю, что каждый житель Владивостока и приезжий хоть один раз да побывал в этом замечательном ресторанчике, расположенном прямо на воде. Здесь готовили рыбные блюда и блюда из морепродуктов. И хотя ресторан был не из дешёвых, мы обязательно раза два– три за сезон позволяли себе… И дело не только в изумительно вкусной еде, но и в незабываемых впечатлениях: сидишь за столиком, глядишь в окно, представляешь, что плывёшь на корабле в открытом море. В центре зала – большая площадка без пола, обнесённая решёткой-леером, а внизу плавают рыбки, медузы, морские звёзды и другая живность. Особенно это нравилось детям, которые норовили поскорее поесть и часами стояли и смотрели вниз на резвящихся рыбок!

Я так полюбила отдых во Владивостоке, что однажды, когда мне предложили путёвку на курорт Садгород и одновременно – в Югославию, на Адриатику, я выбрала Садгород. И ни разу не пожалела! Прекрасные новые корпуса санатория, двухместные благоустроенные палаты, чудесная лечебная база, кто здесь был, тот не даст соврать. Садгород славился на весь Советский Союз. Сюда стремились попасть тысячи больных, чтобы подлечиться на знаменитых грязях.

В каждый приезд во Владивосток мы с мужем – а потом и с детьми – совершали «морской круиз» по бухте Золотой Рог от 36-го причала до Мальцевской переправы и обратно – на морском трамвайчике. Или на катере до бухты Диомид. Дети рассматривали корабли, а мы любовались береговыми скалами, покрытыми лесами. Очень заманчивым было отправиться на легендарный остров Русский, но он тогда ещё был тоже «закрытым», и чтобы сесть на судно, нужен был особый пропуск. Но удача сопутствовала нам. Однажды на День военно-морского флота знакомые пригласили нас на катер, который отправлялся на остров Рейнеке. Мы, конечно, с удовольствием приняли это предложение и были вознаграждены. По пути нам встретился рыболовецкий сейнер, который в обмен на тушёнку и сгущёнку сбросил свежую рыбу – камбалу. И ухи наварили, и в углях её запекли! Я, хабаровчанка, знавшая только мороженую камбалу из обычного советского магазина, поначалу ехидно улыбалась, но потом поняла, что ничего вкуснее не ела. Но ещё больше поразила меня вода в бухте, где бросил якорь наш катерок. Она была настолько чистой, настолько лазорево-голубой! Больше никогда и нигде я не видела такой прозрачной воды! Разве что на коралловых островах в Андаманском море, когда я путешествовала по Индии.

А однажды в День военно-морского флота посчастливилось нам прокатиться по Амурскому заливу на знаменитом пароходе «Советский Союз». На Дальний Восток он попал после войны и был украшением морского флота. В этом прекрасном лайнере поражало всё: богатая отделка палуб, убранство кают-компании – она была обшита чёрным деревом!

Автор : Людмила ТЕЛЕПНЁВА

comments powered by Disqus
В этом номере:
Миссия  выполнима!
Миссия выполнима!

САМЫЙ продолжительный в мире крестный ход «Под звездой Богородицы» завершился 8 июня в российской столице.

Родила Елена Богатыря
Родила Елена Богатыря

МАЛЬЧИКА, вес которого равен весу трёхмесячного ребёнка, родила жительница Владивостока, 28-летняя Елена Маслобойникова 17 июня в 18 часов 10 минут.

"Воскресенье" против наркоты

В ВОСКРЕСНЫЙ полдень в сквере близ ДКЖД (Партизанский проспект, 62а) во Владивостоке соберутся продвинутые музыканты города. Здесь пройдёт антинаркотическая акция «Воскресенье», организованная некоммерческим объединением «Н2О».

Глава города – звание народное
Глава города – звание народное

19 ИЮНЯ в администрации Владивостока состоялась встреча главы города Игоря Пушкарёва с депутатом Государственной думы РФ от партии «Справедливая Россия» Эльмирой Глубоковской.

Почётные граждане-2008

О ПРИБЛИЖАЮЩЕМСЯ Дне города (2 июля - «день рожденья» Владивостока) свидетельствует верная народная примета: городская дума голосует по вопросу присвоения звания «Почётный гражданин города Владивостока». Поскольку вручение удостоверений почётного граждани

Последние номера