Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Главное

Осталось одиночество. Вместо жилья – сыновний орден

Иногда жизнь обходится с нами так жестоко, что остаётся только отчаянно, по-бабьи завыть: «Господи! За что?». Галина СОЛОВЬЁВА давно уже не заходится в крике, только крупные слёзы медленно стекают по щекам. Боль выжгла её, измучила, но жить-то надо. Поэто
Осталось одиночество. Вместо жилья – сыновний орден

Иногда жизнь обходится с нами так жестоко, что остаётся только отчаянно, по-бабьи завыть: «Господи! За что?». Галина СОЛОВЬЁВА давно уже не заходится в крике, только крупные слёзы медленно стекают по щекам. Боль выжгла её, измучила, но жить-то надо. Поэтому она лишь со слабой надеждой благодарит: «Спасибо уже за то, что выслушали».

Колымские страдания

Колыма в памяти многих остаётся страшным местом. Вот и Соловьёвы мало хорошего могли рассказать о посёлке Кадыкчан Сусуманского района, где несколько лет страдали они от безработицы, где умер глава семьи, где Галина Александровна одно время работала в котельной, а сын Сергей после окончания 9 классов пробивался случайными заработками. Выживали за счёт грибов и ягод: ведро природных даров сдадут – кое-какие продукты получат. За квартиру платить было нечем. Долги, долги…

Ей хотелось быть хорошей матерью, рачительной хозяйкой, привлекательной женщиной. Она так мало просила у судьбы, но та даже на крохи не расщедрилась. Мать и сын сдали жильё государству, получили взамен бесплатные билеты до Владивостока, где в однокомнатной квартире, доставшейся от бабушки, проживала, по сути, единственная их родная душа – старшая дочь Галины Александровны. Сначала втроём в одной комнате, потом дочка мужа привела. Ну в точности как в старых фильмах – молодожёны за шифоньером. Когда Сергея призвали в армию, решила мать создать дочери нормальные условия – ушла на съёмную квартиру. Любящие родители ради счастья своих детей на многое способны. Может, и ценила дочь такую заботу, но муж при переезде заставил её однушку продать, ведь это была их собственность. Галина Александровна говорит, что обида уже прошла, теперь они перезваниваются, к тому же в Ставрополе, где дочка живёт, внуки подрастают. Правда, приехать её не приглашают – ситуация в семье сложная.

Вскоре на женщину вновь обрушилось небо. Как говорят в народе, от горя она обезножила. Да и как выдержать, если на Серёженьку похоронка пришла? Его только год назад призвали, в «учебке» специальность повара получил. А тут Чечня. Потом уже в документах увидела: повар-снайпер. Погиб Сергей Соловьёв 12 декабря 2001 года при выполнении боевого задания, а хоронили его в январе 2002-го в мемориальной зоне Морского кладбища во Владивостоке.

Жить надо за всех

В «Книге памяти», изданной нашей газетой, под фотографией рядового Сергея Соловьёва написано: «Указом президента РФ № 802 от 29 июля 2002 года награждён орденом Мужества (посмертно)».

За убитой горем матерью, которая в течение нескольких месяцев не могла встать на ноги, ухаживал любимый мужчина. Евгения Андросова она встретила через 14 лет после смерти мужа. Вот только официальный брак они не стали заключать – как-то не до загса было. Он был хорошим человеком, заботливым, делал всё необходимое для слёгшей от горя жены. Только и Евгений вскоре умер. Хоть и не признавала гражданские браки мать второго мужа, забрала она после похорон Галину Александровну к себе. Но вот же судьба – и она вскоре ушла из жизни. За что такие испытания? И как жить за всех ушедших?

Говорят, что мир не без добрых людей. История моей героини – хорошее тому подтверждение. Появилась в её жизни Зоя Тимофеевна ЛЕВИЧЕВА, сама в своё время пережившая тяжёлую утрату – гибель в Афганистане единственного сына.

Она помогла Галине Александровне получить за Сергея единовременное пособие, которое, естественно, было быстро потрачено – болезнь, как известно, требует серьёзных затрат, особенно для человека с просроченным паспортом и без медицинского полиса. Зоя Тимофеевна добилась и путёвки в госпиталь для ветеранов, откуда больную женщину направили на обследование для получения группы инвалидности. Так Соловьёва оказалась в туберкулёзном диспансере. Здесь её окружили заботой, стали лечить, поселили в палате дневного стационара и даже сделали регистрацию по диспансеру.

Месяц идёт за месяцем. И что дальше? Куда-то ведь надо будет пойти, где-то поселиться. Да, в своё время Галине Александровне предложили комнату в цокольном этаже, сыром и тёмном, но там жили люди, которые не хотели освобождать помещение. Бороться она не стала. Чиновники пообещали подобрать что-то другое. Пока молчание. Ей нет ещё 55, поэтому она не хочет идти в интернат для ветеранов. Она получает пенсию за погибшего сына, надеется в конце концов встать на ноги, ходить без тросточки. Она благодарна всем добрым людям, принявшим участие в её судьбе. Но как продолжать жизнь? И где? Много месяцев женщину мучают эти вопросы. А ведь по большому счёту это не должно быть её проблемой. Она отдала стране самое дорогое – сына. Теперь государство перед ней в долгу.

Мать навсегда прописана у могилы сына

Зоя Левичева потеряла сына 23 года назад, на той, на афганской. Теперь она возглавляет Приморское отделение Общероссийской общественной организации семей погибших защитников Отечества.

- Многие думают, что раз по закону положено, так семьи получают всё, предусмотренное государством. На самом деле только к милицейским семьям такое внимание, эта организация по-настоящему заботится о вдовах и детях, оставшихся без отцов. А те семьи, из которых парень уходил по призыву, нередко брошены на произвол судьбы.

Я много занималась судьбой Галины Александровны, кое-чего удалось добиться, но с жильём помочь не могу. Ей нужна хотя бы комнатка, куда можно прийти после больницы. Этим вопросом не занимаются ни отдел соцзащиты, ни военкомат. Да я сама за 23 года ни разу не видела у себя представителей военкомата. Никого не интересует, что без мужской руки в доме всё валится. Вот и Галина Александровна в заботе официальных лиц не купается. Я уже сон потеряла, думая, как ей помочь. Остаётся одно – в Москву написать.

Говорят, вся проблема в том, что у неё нет прописки. Так и не будет, пока жилья нет. На самом деле каждая мать, у которой такое горе случилось, навсегда прописана у могилы своего ребёнка. Поэтому и не уезжаем мы из этого города, где до нас чиновникам нет никакого дела.

Автор : Галина Кушнарева Михайловна

comments powered by Disqus
В этом номере:
За нашу Победу! (фоторепортаж)
Игорь Пушкарёв защитил правый руль
Игорь Пушкарёв защитил правый руль

Ни ввоз, ни эксплуатацию праворульных автомобилей в России запрещать не планируется. Об этом заявил член Совета Федерации, бывший руководитель российской госавтоинспекции Владимир ФЁДОРОВ в ходе встречи со своим коллегой - членом Совета Федерации от Примо

Цены всё выше

Даже майские праздники не смогли сдержать в Приморье неуклонный рост цен на автомобильные виды топлива. В мае бензин и солярка дорожали повсеместно. Самый заметный ценовой скачок зафиксирован в Спасске-Дальнем - от 2,3 до 5,2 процента на разные марки и со

Горожанин не донёс мусор на три тысячи рублей

Брошенный на улице пакет с бытовым мусором дорого обошёлся жителю Находки. Административная комиссия на очередном заседании вынесла горожанину штраф в три тысячи рублей, сообщила пресс-служба муниципалитета.

Осталось одиночество. Вместо жилья – сыновний орден
Осталось одиночество. Вместо жилья – сыновний орден

Иногда жизнь обходится с нами так жестоко, что остаётся только отчаянно, по-бабьи завыть: «Господи! За что?». Галина СОЛОВЬЁВА давно уже не заходится в крике, только крупные слёзы медленно стекают по щекам. Боль выжгла её, измучила, но жить-то надо. Поэто

Последние номера