Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Агентство «Ухо»

Ну что, покатаемся? или Кто войдёт в салон китайского автобуса

Самое выгодное для журналиста место в общественном транспорте – особенно если путь домой предстоит по многочисленным владивостокским пробкам – рядом с кабиной водителя. Ибо к водителю иногда подходят поболтать друзья. И такое можно услышать…
Ну что, покатаемся? или Кто войдёт в салон китайского автобуса

Самое выгодное для журналиста место в общественном транспорте – особенно если путь домой предстоит по многочисленным владивостокским пробкам – рядом с кабиной водителя. Ибо к водителю иногда подходят поболтать друзья. И такое можно услышать…

- Привет, Витёк! Ты, говорят, ушёл с маршрута?

- Да, на бензовоз пересел. Спокойнее как-то. Я б, конечно, на маршруте бы работал, да меня ж на эту китайскую дрянь посадили. Я, дурак, сначала радовался: новый автобус, новый автобус…

Начал работать – да-а-а… Грохот в кабине, гидроусилителя руля нет, прямо не автобус, а тренажёр – мышцы наращивать. Месяц поработал – тормоза на спуске с Первой Речки отказали, чудом никого не задел. Вроде механики починили.

И двух месяцев не прошло – опять на спуске тормоза отказывают. Снова пронесло, потихоньку вбок съехал, остановился.

Осенью вниз с Котельникова спускаюсь, утро раннее, пассажиров немного, да и машин тоже. И – опа! – рулевая колонка у меня в руках остаётся. Автобус по дороге мотыляет, как глисту в проруби, я на тормозах, на тормозах… Пронесло. Ни людей, ни себя не угробил. Домой пришёл – вечером в руки ложку взять не могу, трясутся. Механики потом руками разводили: колонка на соплях держалась, чуть ли не верёвочкой привязана была. Ну я и подумал: может, и правда, трижды меня судьба предупреждала, а я всё не слушал? Может, и так, только на дерьмо это китайское я больше не сяду. Уволился на фиг. Теперь вот на бензовозе езжу, в сто раз спокойнее! Он не китайской штамповки.

Вот после таких, пусть и подслушанных, разговоров, граждане, поневоле задумаешься: на чём же это мы с вами каждый день на работу-то ездим? И кто экономит на нашей безопасности, закупая китайские автобусы? И кто разрешает их эксплуатацию в России? Вопросов много, ответов нет, а дело - в другом. Дело в том, как теперь в общественном транспорте-то ездить…

Автор : Елена БЕЗЛОШАДНАЯ

В этом номере:
Труба до бухты Козьмина: перспективы и риски
Труба до бухты Козьмина: перспективы и риски

Строительство первого этапа магистрального нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» ещё в процессе завершения, а «Транснефть» уже готова приступить к проектированию второй очереди. Нефтепровод от Сковородино до нефтеналивного порта в бухте Козьмина

Курс на сближение
Курс на сближение

Впервые в новейшей истории Дальнего Востока заключён договор о сотрудничестве между третьей в стране рыбопромышленной компанией и ведущим в Тихоокеанском регионе отраслевым вузом. Весьма символичный факт: соглашение подписано в последних числах марта в ст

Сколько стоит тайна?
Сколько стоит тайна?

Бывший работник Арсеньевской авиационной компании «Прогресс» попытался взыскать с предприятия 20-процентную надбавку к зарплате за работу с секретными документами, которую не получал в течение 12 лет. Причём требовал он не просто вернуть долг, но и проинд

Запредельные «квадраты»
Запредельные «квадраты»

Рассуждения о неуёмном росте цен буквально на всё – продукты, топливо, автомобили, золото и так далее - появляются с завидной регулярностью. Но, наверное, ничто из перечисленного так не возмущает жителей Владивостока, как ситуация на рынке недвижимости.

Зарубинский паром остался в минусе
Зарубинский паром остался в минусе

С начала апреля закрыто паромное сообщение между Зарубино и южнокорейским портом Сокчхо. Причина – разногласия между корейской компанией «Dong Chun Ferry» и ООО «Беркут», контролирующими перевозки на данном направлении.

Последние номера
журнал