Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Эксклюзив «В»

Первым делом – вертолёты!

В феврале на «Прогрессе» побывал с очередной рабочей поездкой в рамках сотрудничества между КБ и серийным заводом Сергей Михеев – генеральный конструктор ОКБ имени Камова, в своё время получивший звание Героя России за создание «Чёрной акулы». Сегодня он
Первым делом – вертолёты!


С переходом под управление компании «Вертолёты России» (дочернее предприятие холдинга «Оборонпром») для Арсеньевской авиационной компании «Прогресс» началась новая эпоха. Начало работы в новом формате дало арсеньевскому заводу долгожданный импульс для развития, в результате чего на «Прогрессе» будут выпускать не только уже освоенные вертолёты «Ка-50» «Чёрная акула» и «Ка-52» «Аллигатор», но и ряд новых машин, в том числе гражданских.

В феврале на «Прогрессе» побывал с очередной рабочей поездкой в рамках сотрудничества между КБ и серийным заводом Сергей Михеев (на фото) – генеральный конструктор ОКБ имени Камова, в своё время получивший звание Героя России за создание «Чёрной акулы». Сегодня он рассказывает на страницах «В» о перспективах приморского завода и российского вертолётостроения в целом.

Очевидный «Прогресс»

- Сергей Викторович, как «Прогресс» смотрится на фоне других предприятий, входящих в вертолётостроительный холдинг?

- Как человек со стороны, но в то же время человек симпатизирующий и переживающий за успехи завода, могу вам сказать, что в холдинге «Прогресс» выступает на совершенно равных и уважаемых позициях. Ещё два года назад это было не совсем ясно, но на сегодняшний день ситуация абсолютно определённая.

- Давно ходят слухи, что Минобороны России отдаёт большее предпочтение «милевскому» вертолёту «Ми-28», а не нашему «Ка-52»…

- Это только слухи, не более того. Машины хотя и называются одинаково – «боевой вертолёт», но по выполняемым задачам отличаются друг от друга. Сделано это с учётом некоторых тактических интересов, которые не всегда можно раскрывать на страницах открытой печати. Перед «Ка-52» стоит, в частности, задача работать в сложных метеорологических условиях. Обе машины начнут внедряться в эксплуатацию, сейчас отдавать предпочтение тому или другому вертолёту просто рано. Надо работать. Есть непростые вопросы, с которыми мы сегодня сталкиваемся по подготовке производства, - порой нехватка рабочей силы, какие-то вопросы качества аппаратуры, - и от того, как мы справимся с этими проблемами, будет зависеть и отношение военного заказчика.

- А каково настроение Министерства обороны по обновлению вертолётного парка в боевых полках?

- Хорошее. Министерство обороны ставит серьёзные задачи по быстрой и эффективной замене боевого парка, но всё это, естественно, упирается в финансирование. Надо попытаться достаточно ограниченными средствами, выделяемыми на оборону, добиться большей эффективности.

- Как вы оцениваете производственные мощности завода «Прогресс»?

- Бывая здесь последнее время минимум раз в полгода, я с удовольствием отмечаю, как завод активно участвует в производственном процессе. Идёт размеренное восстановление былого могущества предприятия, это очевидный результат работы заводского коллектива. Более того, «Прогресс» организационно вошёл в авиастроительный холдинг «Вертолёты России», который является дочерним предприятием ОАО «Оборонпром». В структуре этого холдинга по сравнению с текущим годом ставится задача троекратного увеличения объёмов выпускаемой продукции к 2010 году. Помимо этого в своё время первым вице-премьером Сергеем Ивановым была поставлена задача в два раза увеличить объём выпуска гражданской продукции. На сегодняшний день по линии вертолётов ОКБ имени Камова здесь развиваются две темы: боевой вертолёт «Ка-52» и гражданский вертолёт «Ка-62». У вас есть и другие темы: лёгкий вертолёт «Ми-34», спортивный самолёт «Як-54». Опять же тема развития вертолётов «Ка-52» и «Ка-62» в настоящее время и в «Оборонпроме», и в «Вертолётах России» признана приоритетной. Именно выпуск этих машин в ближайшие годы будет составлять основу прирастания объёмов производства на заводе «Прогресс».

- Сергей Викторович, расскажите о традиционных и перспективных рынках сбыта «камовских» машин. Несколько лет назад несколько ваших машин «Ка-32» закупила Южная Корея…

- Как раз Южная Корея - не показатель, это достаточно ограниченный рынок. В Южной Корее с вертолётом «Ка-32» мы выступили удачно потому, что там не было машин, которые могли бы выполнять конкретную задачу – тушить пожары в труднодоступной местности. Такая же работа с «Ка-32» была проведена в Испании и Португалии – наши машины с успехом применялись на тушении пожаров.

В будущем мы собираемся готовить такой вертолёт, который по своим лётным характеристикам мог бы конкурировать с любым иностранным вертолётом. Конкуренты нам хорошо известны - это так называемые аналоги: «Агуста», «Еврокоптер». Китай начал самостоятельно строить вертолёты, Индия сделала вертолёт, близкий по характеристикам к нашему «Ка-62». Это очень ходовой класс, машина и не большая, и не маленькая, в силу чего она будет весьма востребована. Недавно мы получили сертификат лётной годности в Чили, сегодня там работают два вертолёта. В этом году мы проводим сертификацию вертолёта в Японии, то есть постепенно раздвигаем рынки сбыта.

- «Еврокоптер» выдвигал вам предложения о совместных работах по созданию новых машин?

- Предложения поступают постоянно. Но эти партнёрские отношения должны быть равноправными. Как я иногда говорю - эта улица должна быть с двусторонним движением. Нам предлагают изготавливать по лицензии вертолёты в России. Хорошо, но в этом случае мы похороним свои вертолёты. А для них это выгода прямая – другого такого рынка нет. Рынок России открыт, потому что из-за событий, которые развивались в нашей стране, парк вертолётов значительно поредел. Наша задача - удержать рынок, развивать партнёрские отношения, но чтобы они были взаимовыгодными. Это может быть совместное предприятие, для которого в одинаковой степени открыты рынки внутри России и западных стран. Прошла та пора, когда кто-то диктовал свою волю. Мы должны вести сотрудничество, но не в ущерб своей стране.

«Акулы», «Аллигаторы» и другие звери

- Несколько лет назад вертолёты «Ка-50» проходили боевую «обкатку» в Чечне. Как они себя там показали?

- Операция в Чечне была проведена с определёнными целями: опробовать те идеи, которые закладывались в новую машину. Вертолёт «Ка-50» - это средоточие совершенно новых технических решений, новых идей. Его характеристики, его возможности, его оружие должны были получить оценку в реальной боевой обстановке. Машина получила оценку самую замечательную. По итогам работы в Чечне были разработаны меры по улучшению боевых характеристик машины. Эти меры мы уже внедрили и продолжаем работу.

- С чем был связан переход на двухместную машину – «Ка-52»? Напрашивается аналогия со штурмовиком «Ил-2».

- Во-первых, страничка с одноместной машиной «Ка-50» далеко не закрыта. Мы создали эту машину, она принята на вооружение и, безусловно, будет иметь развитие. Вертолёт «Ка-52» при всей похожести в то же время не похож на своего предшественника. «Ка-50» в своё время создавался как машина узкоспециального профиля – это чисто противотанковый вертолёт. Но с той поры, с одной стороны, изменилась концепция массового применения танков, а с другой стороны - появились совершенно другие задачи, понадобились вертолёты воздушного боя, вертолёты завоевания господства в воздухе с истребительными функциями. Здесь будет работать как раз одноместный вертолёт.

«Ка-52» - машина другого назначения. В этом плане мы задумали и реализовываем сегодня то, что на Западе никто не делает. К примеру, расположение экипажа. Мы доказываем, что в нашем случае это будет ещё более эффективно, чем тандемное расположение, принятое во всём мире. Перед людьми, работающими рядом, открывается ряд новых тактических возможностей: это два пилота, каждый из которых имеет возможность управлять и оружием, и самой машиной. Это боевой вертолёт, который может работать в том числе и как учебный. Машина может быть использована в очень широком круге задач. Сохранив от вертолёта «Ка-50» принципиальные конструктивные подобия по основным элементам, «Ка-52» - абсолютно новый боевой комплекс, машина нового поколения.

- А как у вас идут работы по беспилотным вертолётам-разведчикам? Ведь применение таких средств разведки в значительной мере сохраняет жизни бойцов разведподразделений?

- Работы эти ведутся. Я бы не стал так с ходу проводить параллель между объёмом применения беспилотной техники и жизнями людей. Задачи современной разведки расширяются. В этом плане всякого рода мобильные средства, в том числе беспилотные вертолёты-разведчики - все работают на это общее дело. Беспилотные средства вошли в государственные планы вооружения. Техника подобная разрабатывается, в мире сегодня около 250 участников этого рынка, начиная с крох по 300-400 граммов и заканчивая многотонными машинами. Мы не можем похвастаться таким же многообразием. Но то, что сегодня беспилотные средства разведки всех типов и размеров разрабатываются, начинают появляться, это я могу констатировать.

- Каковы перспективы производства беспилотных вертолётов на нашем заводе «Прогресс»?

- На вашем заводе - не знаю, но то, что «Камов» делает такую машину, – это точно. Говорить о желаниях и интересах можно.

- Ваше ОКБ ведёт работы по созданию тяжёлых вертолётов?

- Нет, и думаю, что не будем вести. У конструкторских бюро должна быть определённая специализация. Этим в России занимаются «Миль» и «Роствертол» - они не просто авторитеты в этой области, они работают уже десятки лет в этом ключе. У нас есть свой класс. К примеру, если говорить о маленьком беспилотном вертолёте, то, наверное, он будет с соосной схемой расположения винтов. Кто лучше всех делает машины соосной схемы? Наверное, фирма, которая их делала всю жизнь, - значит мы. А что касается тяжёлого вертолёта, я с уважением и большой симпатией отношусь к тем, кто положил столько сил, таланта и всего остального на создание супертяжёлых вертолётов. У них это лучше получится.

- Ведутся ли у вас работы по созданию вертолётов специального назначения, к примеру, таких, которые бы выстреливались из торпедных аппаратов подводных лодок?

- Такие работы в настоящее время мы не ведём. В последнее время мы гораздо больше, чем раньше, уделяем внимания работам по гражданским проектам. Если, к примеру, в конце 80-х практически все темы были так или иначе связаны с военным применением, то сейчас 60 процентов нашего времени уходит на гражданскую тематику, что само по себе нас радует, а не огорчает. Не потому, что мы не считаем важной военную продукцию, просто я хочу сказать, что у нас сегодня этот новый рынок практически открыт. Появились возможности привлекать вертолёты в частное пользование, для спорта, бизнеса. Поэтому мы всё больше задумываемся над машинами лёгкого класса. Мы не будем повторять «Робинсон» - это уже пройденный путь. Мы будем проектировать и делать лёгкую машину для гражданского применения. Такая машина весом 3,5 тонны будет подобна грузовой «полуторке». Я говорю о вертолёте «Ка-226» - может быть, это будет дороговато для частного применения, но безусловно то, что эта машина в силу своих конструктивных особенностей найдёт самые широкие возможности применения как в хозяйственных целях, так и в личных. Машина проста в пилотировании, хороша по многим другим параметрам. Эта машина людям уже сейчас нравится. Сейчас этот вертолёт находится в серии, по сравнению с «Робинсоном» он немножко тяжеловат, и мы сегодня думаем над машиной более лёгкого класса.

Чтобы найти себе место под солнцем, машина должна быть универсальной. Она может и для государственных служб понадобиться - вот сейчас вертолёт будет работать у пограничников, в милиции. К сожалению, цены в последнее время активно прогрессируют, машина растёт в цене, но думаю, что массовое изготовление позволит удержать цену, а то и уменьшить.

На суше и на море

- Давайте вернёмся к «Прогрессу». Как я понимаю, новый вертолёт «Ка-62» находится на стадии проектирования. Насколько он готов к серийному производству?

- Эта машина спроектирована. Серийное производство вертолёта начнётся после того, как закончится программа лётных испытаний на стадии опытного производства. Нами принято решение опытные машины сразу изготавливать на серийном заводе, то есть на «Прогрессе». Завод наравне с ОКБ будет участвовать в выполнении опытно-конструкторских работ, за это время предприятие естественным образом будет готовить производство, участвовать в освоении новых технологических процессов. Если всё это замкнуть, по старой традиции, на опытном заводе, то новое изделие придётся ждать много-много лет, за которые оно успеет состариться. Более выгодный и прогрессивный путь – объединить усилия двух организаций: опытного конструкторского бюро и серийного завода.

В значительной степени работа по подготовке производства уже проделана. Мы используем тот задел, который был создан вне этого завода: чтобы не начинать всё с нуля, перевезли сюда часть оснастки с опытного завода. Для изготовления первой машины будем использовать агрегаты, сделанные на других производствах. В этом году должен появиться фюзеляж первого вертолёта, пройти статические испытания. Более глубокие испытания будем производить на нашей стендовой базе в Подмосковье. Организация совместных испытаний - достаточно трудоёмкое дело, оно требует привлечения специалистов, научно-исследовательских институтов, таких как ЦАГИ. Всё это будет проще сделать в Подмосковье.

- Насколько востребованной окажется новая машина «Ка-62»?

- «Ка-62» станет базовой машиной для вертолётов среднего класса. Он занимает нишу 6,5 тонны. Это, я бы сказал, одна из наиболее востребованных в мире: полезная нагрузка машин такого класса - больше тонны, на внешней подвеске вертолёт может перевозить 2,5 тонны. Эта машина будет ходовой, в том числе и на международном рынке. У нас в стране машин такого класса давно не было, это класс вертолёта «Ми-4», который когда-то сделал целую эпоху. Предполагалось изготавливать машину такого класса в Польше, поэтому эта машина была для нас под запретом - мы несколько раз выходили с предложением о проектировании такого вертолёта, но нам говорили, что есть обязательства перед Польшей, и отказывали. Но когда Польша затребовала валюту за производство, тут всё и остановилось. Сейчас мы навёрстываем этот момент, и я думаю, что большая часть пути уже пройдена. Машина создана, она воспринимается на рынке, прототип этой машины уже летает.

- Есть ли будущее у транспортно-десантного варианта этого вертолёта?

- Будущее, конечно, есть. Если говорить о «Ка-60» «Касатке», то главным направлением этой машины будет, безусловно, перевозка пассажиров и грузов, это где-то 14-16 человек. Разумеется, она может возить и десант. Но, по-видимому, в первую очередь эта машина будет гражданской. Конечно, в дальнейшем она может быть модернизирована для решения задач в интересах силовых структур. Есть колхозный грузовик - он может возить и солдат, машина от этого не становится менее прочной. Гражданские машины вообще более жёстки по сертификации, чем военные. Поэтому оттого, что сегодня эта машина воспринимается как гражданская, военные только выигрывают. По уровню надёжности, безопасности, даже, если хотите, уровню цен.

- А как у вас идёт флотская тема?

- Флотская тема, безусловно, будет развиваться. Так уж случилось, что за последние 20 лет мы ничем не помогали флоту - не потому, что мы этого не хотели, просто сокращались объёмы финансирования. Накануне 90-х годов мы в полном объёме закончили переоснащение флота вертолётом «Ка-27». Но сегодня мы видим переоценку нашего поведения на акватории Мирового океана. Вновь поднимается вопрос нашего присутствия, для нас эта задача знакома, мы все эти проблемы проходили в 70-80-х годах. Но сегодня флот становится другим - нового поколения, меньшего водоизмещения, большей напряжённости кораблей, больших скоростей движения. Это требует уже совершенно нового подхода.

Вертолёт останется необходимой принадлежностью боевого корабля, но он должен быть спроектирован уже с учётом всех сегодняшних обстоятельств. Я думаю, что следующий корабельный вертолёт будет в пределах 10 тонн. На «Ка-27» у нас вышло уже за 12,5 тонны, новая машина вернётся к классу вертолёта «Ка-25», который весил 7,2 тонны. С точки зрения выполняемых задач новая машина превзойдёт «Ка-25». Это развитие боевого комплекса, средств радиоэлектронного оборудования. Машина станет более многоцелевой. В прежние годы основной задачей корабельного вертолёта была борьба с подводными лодками, а сегодня развитие техники приводит к тому, что вертолёт сможет выполнять и другие боевые задачи. С корабельными вертолётами всё достаточно интересно развивается: сегодня на флоте нет ни одной боевой задачи, в которой вертолёт не используется как технологическое звено. Вертолёт-целеуказатель, вертолёт-спасатель, боевая машина, наносящая огневой удар.

Автор : Подготовил Алексей СУКОНКИН

В этом номере:
Саммит АТЭС получил финансовый фундамент
Саммит АТЭС получил финансовый фундамент

К 1 апреля будут выделены деньги на разработку проектно-сметной документации по объектам, которые должны быть возведены к саммиту АТЭС во Владивостоке в 2012 году. Об этом заявил 19 марта в Москве на заседании президиума Государственной комиссии по вопрос

Помощь пожилым
Помощь пожилым

Во Владивостоке продолжает работу социальный фонд «Доверие», оказывающий помощь учреждениям образования, многодетным семьям, пожилым людям. За без малого год своего существования фонд предоставил продовольственные наборы сотням пенсионеров города.

Посткриминальный отчёт
Посткриминальный отчёт

В старые добрые времена говорили: виновен человек или не виновен, решит суд. В наши дни эта истина по-прежнему верна и актуальна. По делу бывшего мэра Владивостока Владимира Николаева не так давно вынесено чёткое постановление - виновен. То есть, переводя

Зрелище о хлебе

Несостоявшийся визит премьер-министра РФ Виктора Зубкова во Владивосток не помешал привлече-нию внимания федеральной власти к дальневосточной проблематике. В среду в Москве состоялось заседа-ние президиума Госкомиссии по развитию Дальнего Востока и Забайк

Инвестиции в 750 миллионов
Инвестиции в 750 миллионов

В прошлом году акционерное общество приобрело несколько десятков единиц тягачей, самосвалов и погрузчиков. А месяц назад на предприятии начал работу новейший буровой агрегат, производительность которого в четыре раза выше, чем у предшествующих аналогов.

Последние номера