Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Главное

Куда идёт российский флот

Несмотря на то, что в последнее время для ВМФ России построено несколько новых кораблей и подводных лодок, состояние флота удручающее. Серьёзные проблемы и диспропорции угрожают окончательно подорвать его боевой потенциал. Главной опасностью является сокр
Куда идёт российский флот

Несмотря на то, что в последнее время для ВМФ России построено несколько новых кораблей и подводных лодок, состояние флота удручающее. Серьёзные проблемы и диспропорции угрожают окончательно подорвать его боевой потенциал. Главной опасностью является сокращение корабельного состава и его стремительное устаревание при отсутствии адекватной замены современными кораблями. Можно говорить о том, что негативные тенденции в развитии ВМФ не переломлены и сегодня перед Россией по-прежнему стоит угроза потери флота.

Однобокое развитие стратегических ядерных сил

В условиях резкого сокращения финансирования ВМФ после 1991 года приоритетным стало развитие морских стратегических ядерных сил (МСЯС), которые были объявлены основой ракетно-ядерного щита России. В результате страна оказалась втянутой в строительство дорогостоящей серии ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта 955. Данное строительство поглотило большую часть ресурсов, выделяемых на развитие флота. Эта тенденция продолжает укрепляться. В 2007 году на строительство только трёх заложенных атомоходов проектов 955 и 955А отведено около 70 процентов средств, выделяемых на всё военное кораблестроение, и это не считая продолжения испытательной программы баллистической ракеты «Булава», предназначенной для их вооружения.

Начиная строительство новых ракетоносцев, ВМФ продолжал в массовом порядке выводить из боевого состава старые. К настоящему времени в составе российского флота осталось лишь 12 действующих лодок с баллистическими ракетами - шесть проекта 667БДРМ «Дельфин» постройки 1980-х годов и шесть более старых лодок проекта 667БДР «Кальмар». Если 667БДР доживают последние годы, то субмарины проекта 667БДРМ проходят средние ремонты и модернизацию, что позволит продлить срок их службы до 2020 года.

Начато их перевооружение модифицированными баллистическими ракетами Р-29РМУ2 «Синева», способными нести до десяти боеголовок. Первые четыре серийные «Синевы» были поставлены в 2006 году, а в 2007 году было изготовлено ещё 12 ракет, что позволило произвести перевооружение атомохода «Тула». Вместе с тем модернизация этих лодок поглощает большую часть затрат ВМФ на судоремонт, затрудняя работы на кораблях других классов (включая нестратегические атомные субмарины).

Такая ситуация является закономерной, поскольку в данном случае ставится амбициозная и трудновыполнимая задача содержания флота атомных ракетоносцев на уровне США (у которых 14 подводных лодок с баллистическими ракетами) при несопоставимо меньшем уровне финансирования. Следует напомнить, что бюджет ВМФ РФ в 2007 году в долларовом исчислении был примерно в 50 раз меньше, чем бюджет ВМС США. При этом ВМС США вообще не ведут строительства новых ракетоносцев, планируя начать замену своих субмарин типа Ohio только в 2026 году.

Сам по себе акцент на развитие МСЯС для России представляется в высшей степени спорным. Сторонники такого положения дел (включая руководство ВМФ), указывая на высокую боевую устойчивость и выживаемость подводных «стратегов» в случае первого ракетно-ядерного удара со стороны противника, замалчивают два фундаментальных обстоятельства.

Первое - это низкий коэффициент оперативного напряжения отечественных стратегических атомоходов. Даже в лучшие времена ВМФ оказывался способным обеспечить одновременное поддержание на боевой службе не более 10-15 процентов имеющихся подводных лодок (в то время как ВМС США - более 50 процентов). В результате отечественные ракетоносцы большую часть времени проводят в базах, представляя собой чрезвычайно лёгкую мишень.

Второе - это очевидная недостаточность деградирующих морских сил общего назначения ВМФ России для обеспечения боевой устойчивости (защиты от воздействия сил противника) находящихся в море подводных крейсеров стратегического назначения. Когда все средства тратятся на постройку и ремонт ракетоносцев, а силы, призванные обеспечивать их прикрытие в море, не обновляются и сокращаются, то невозможно говорить о высокой выживаемости морских стратегических ядерных сил. При этом противник, способный угрожать российским стратегическим подводным лодкам (флоты США и НАТО), обладает подавляющим преимуществом в силах на море. Примечательно, что в расчётах, обосновывающих преимущества морских стратегических сил, в том числе по критерию «стоимость-эффективность», как правило, игнорируются затраты, потребные для развёртывания сил обеспечения и прикрытия, а ведь в число этих сил входят не только атомные подводные лодки, но и значительные группировки надводных кораблей, противолодочная авиация, система стационарного гидроакустического освещения, противовоздушная оборона баз, береговая инфраструктура и многие другие важные элементы.

Сокращение сил обычного назначения

Следует указать, что, вкладывая практически все средства в морские стратегические силы, Россия тем самым расходует ресурсы на силу, пригодную только для одного, наименее вероятного, сценария вооруженного конфликта - всеобщей ядерной войны. В то же время решение массы других задач ВМФ мирного и военного времени может быть возложено только на неядерные силы общего назначения. Демонстрация флага и военного присутствия, борьба с терроризмом, участие в международных и миротворческих миссиях, эвакуация гражданских лиц, переброска военных контингентов, охрана побережья, территориальных вод и экономической зоны, защита рыболовства и торговли, обеспечение добычи и транспортировки углеводородов - для выполнения всех этих задач стратегические подводные ракетоносцы не нужны в принципе. Точно так же не будут «стратеги» задействованы в локальных конфликтах. Между тем рост боевого потенциала флотов наших соседей и развивающихся стран остро ставит вопрос, хватит ли возможностей сокращающихся сил общего назначения ВМФ России для противодействия ограниченным агрессивным акциям, особенно с учётом разобщённости сил ВМФ РФ между театрами.

Выделяемых флоту средств на нестратегические компоненты недостаточно не только для полноценного нового судостроения, но даже на ремонт наличного корабельного состава, который быстро приходит в негодность, выводится из эксплуатации и списывается.

Некогда самые многочисленные в мире отечественные подводные силы подверглись в 1990-х годах серьёзному сокращению. В настоящее время ВМФ России по количеству атомных подводных лодок уже уступает ВМС США и имеет тенденцию к дальнейшему упадку. Строительство новых многоцелевых атомных лодок для российского флота практически не ведётся. Исключением является строящаяся с 1993 года субмарина «Северодвинск» проекта 885, однако она будет введена в строй не ранее 2010 года. Ещё хуже, что из двух десятков имеющихся в составе флота многоцелевых атомных подводных лодок за последние десять лет удалось отремонтировать только шесть. Причём ремонт каждый раз затягивался на многие годы.

Для пополнения флота дизель-электрических подводных лодок на «Адмиралтейских верфях» с 1997 года строилась субмарина «Санкт-Петербург» нового проекта 677. Она была спущена на воду в 2004 году, но из-за большого количества недоделок её ввод в строй затянулся.

Сокращение надводных сил ВМФ продолжается и в настоящее время. Ещё в феврале 2005 года на совещании командного состава тогдашний главком ВМФ Владимир КУРОЕДОВ заявил, что после 2010 года ожидается массовый и невосполнимый вывод из эксплуатации боевых кораблей и в результате к 2020 году в боевом составе останется не более полусотни единиц. С таким количеством кораблей ВМФ России не сможет решать задачи по обеспечению национальной безопасности даже в ближней морской зоне.

За прошедшие годы эта тенденция не изменилась. Единственный оставшийся в российском флоте авианосец - первый и последний построенный советский тяжёлый авианесущий крейсер с трамплинным стартом и горизонтальной посадкой самолетов «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов». Этот корабль, безусловно, имеет большое значение для отечественного ВМФ как по престижным, так и по практическим соображениям, являясь школой палубной авиации и позволяя сохранять и накапливать опыт, который может быть востребован в будущем. Однако техническое состояние корабля удручающее, и боеспособной единицей он не является. Дело усугубляется трудностями с подготовкой лётчиков для 279-го отдельного корабельного истребительного авиаполка, в котором сейчас насчитывается всего 19 палубных истребителей Су-33.

Что до строительства новых авианосцев, то, хотя проектные работы ведутся, совершенно ясно, что по экономическим причинам это является делом отдалённого будущего.

Тяжёлая ситуация складывается с эскортными боевыми кораблями. Основная проблема паротурбинных эскадренных миноносцев проекта 956 - малонадёжные высоконапорные котлы, требующие затратного и высококвалифицированного технического обслуживания, которое российский ВМФ оказался не в состоянии обеспечить. В результате из 17 построенных кораблей этого типа к настоящему времени в списках флота осталось лишь восемь, из которых в исправном состоянии пребывает не более трёх. Несколько лучше ситуация с большими противолодочными кораблями проекта 1155 с газотурбинными энергетическими установками.

Класс перспективных кораблей океанской зоны сейчас представлен фрегатом проекта 22350. Первый корабль этой серии «Адмирал флота Советского Союза Сергей Горшков» был заложен на «Северной верфи» в 2006 году. Печальная участь постигла заложенный в 1997 году в Калининграде с большой помпой сторожевой корабль нового поколения «Новик» проекта 12441 - из-за технической сложности и дороговизны сейчас его решено достраивать в качестве учебного корабля «Бородино». Взамен с 2001 года начато строительство более простых и дешёвых корветов проекта 20380. Головной корабль «Стерегущий» уже готов. Однако по финансовым и техническим причинам серийное строительство кораблей проектов 22350 и 20380 затягивается, хотя ВМФ оптимистично планирует иметь соответственно до 20 фрегатов и 40 корветов.

Москитный флот (к нему относятся ракетные и артиллерийские катера) также сократился многократно, и пополнение его не ведётся. Практически остановилось развитие минно-тральных сил отечественного флота. Крупнейшим недостатком российских тральщиков является отсутствие на них современных автоматизированных систем уничтожения мин по курсу корабля.

Следует отметить, что о серьёзной модернизации корабельного состава ВМФ России сейчас не идёт и речи. С 1991 года качественное развитие надводных сил отечественного ВМФ застопорилось. Поэтому даже сохраняющиеся в строю ВМФ РФ надводные корабли и катера в техническом отношении остаются на уровне 20-30-летней давности, всё более отставая от современных требований и иностранных аналогов.

Два флота на четыре театра

На Северном и Тихоокеанском флотах финансирование сил обычного назначения ещё ведётся в объёмах, позволяющих поддерживать в строю хотя бы минимальное количество кораблей, способных обеспечить боевую устойчивость подводных ракетоносцев в своих прибрежных районах. А на Балтике и Черном море флоты утратили боевое значение и способны выполнять главным образом парадно-представительские функции.

Кризисное состояние ВМФ России усугубляется историческим проклятием отечественного флота - географической разобщённостью сил между четырьмя (а с учётом Каспия пятью) морскими театрами, маневр между которыми крайне затруднён. По этой причине на каждом из четырёх морских театров Россия хронически слаба.

Северный флот пока ещё можно считать единственным океанским флотом России. Однако из сил обычного назначения для выполнения боевых задач здесь пригодны лишь три атомные подводные лодки проекта 949А, два десятка атомных многоцелевых и дизель-электрических ПЛ, авианосец «Адмирал Кузнецов», ракетные крейсера «Петр Великий» и «Маршал Устинов», несколько более мелких кораблей. Это позволяет обеспечивать боевое дежурство в море одного ракетного подводного крейсера стратегического назначения и периодически выводить на боевые службы отдельные субмарины и надводные корабли. Низкая боеготовность единственного авианосца не позволяет формировать сколько-нибудь эффективные группировки для действий в открытом море, поэтому формой применения сил Северного флота сейчас может быть лишь оборонительная операция у берегов РФ и прикрытие прибрежных районов развёртывания атомных ракетоносцев. Неспособность ВМФ обеспечить плановые сроки ремонта кораблей ставит Северный флот перед угрозой выбывания из его состава авианосца, ряда ракетных крейсеров, эсминцев, субмарин проекта 949А. В этом случае Северный флот окончательно превратится во флотилию.

Тихоокеанский флот ныне почти окончательно распался на две группировки - на Камчатке и в Приморье, почти лишённые оперативной связи. На Камчатке надводные силы практически полностью ликвидированы. Это делает эфемерной возможность полноценного обеспечения боевого дежурства стратегических субмарин, хотя именно сюда предполагается направить новые ракетоносцы проекта 955. Силы Тихоокеанского флота в Приморье полностью лишились атомных подводных лодок и представляют собой небольшое соединение во главе с ракетным крейсером «Варяг». Ситуация с поддержанием технической готовности и судоремонтом на Тихом океане традиционно наихудшая из всех флотов.

На Балтийском и Чёрном морях Россия полностью утратила своё вековое господство. Балтийский и Черноморский флоты сейчас не способны противодействовать даже объединённым морским группировкам соседних стран НАТО, не говоря уже о решении задачи блокады проливных зон. Черноморский флот представляет собой причудливое по составу соединение из единичных экземпляров разнотипных кораблей, немалая часть которых имеет уже просто музейную ценность.

В ближайшие 10-15 лет серьёзных перспектив обновления состава надводного флота нет. Хотя в последние годы и была произведена закладка нескольких кораблей новых проектов (фрегат проекта 22350, пять корветов проекта 20380, три малых артиллерийских корабля проекта 21630, большой десантный корабль проекта 11711), однако реальный объём финансирования обращает все эти программы в долгострой. Общее количество кораблей, запланированное к строительству согласно Государственной программе вооружений на 2007-2015 годы, даже в случае её успешной и полной реализации не позволит рассчитывать на равноценную замену выбывающего корабельного состава и формирование однородных соединений кораблей новых типов. Скорее всего, дело сведётся к пополнению отдельных флотов несколькими отдельными кораблями.

Автор : Коммерсантъ-Власть

comments powered by Disqus
В этом номере:
Оленеводу – ни холодно ни жарко

«В» недавно обратился к теме отопления одного из посёлков Надеждинского района Приморья. «Буржуйки вместо горячих батарей. Оленевод опять замерзает» - так назывался материал, опубликованный 6 февраля этого года. На днях мы получили ответ, отражающий точку

Прокурор просит доплатить

Прокурор города Владивостока Дмитрий РОМАНЧЕНКО обратился в суд Ленинского района с гражданским иском, в рамках которого требует удержать с экс-мэра Владимира НИКОЛАЕВА в счёт муниципального бюджета около 13 миллионов рублей.

Страховые взносы против травматизма

Несколько воинских частей, центральные больницы Чугуевского и Кавалеровского районов, Лазовский лесхоз и ряд других небольших бюджетных организаций обратились в региональное отделение Фонда соцстраха с просьбой о частичном возмещении расходов по предупреж

Куда идёт российский флот
Куда идёт российский флот

Несмотря на то, что в последнее время для ВМФ России построено несколько новых кораблей и подводных лодок, состояние флота удручающее. Серьёзные проблемы и диспропорции угрожают окончательно подорвать его боевой потенциал. Главной опасностью является сокр

Засуха нам не грозит. Как и обилие снега

Хватит ли снега, выпавшего в этом сезоне, для того, чтобы не обмелели водохранилища края? В Приморскгидрометцентре на этот вопрос ответили, что волноваться не стоит.

Последние номера