Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Без политики

Юбочка для Джен

- Знаете, - сказала Ольге Павловне одна из сотрудниц Японского центра ДВГУ (здесь состоялась первая выставка мастера), - ваши куклы – они на меня смотрят. Честное слово, они живые…
Юбочка для Джен

- Знаете, - сказала Ольге Павловне одна из сотрудниц Японского центра ДВГУ (здесь состоялась первая выставка мастера), - ваши куклы – они на меня смотрят. Честное слово, они живые…

Они и правда живые – рыженькая Джен в клетчатой юбочке, кажется, вот-вот начнёт читать стихи Роберта Бёрнса; жгучая испанка, изогнувшаяся в страстной пляске, взметнёт чёрной юбкой; уставшая труженица – жена Грюма – вздохнёт и пойдёт на пристань встречать мужа… Куклы Ольги Святухи, доцента кафедры истории, археологии, этнографии и истории мировой культуры ДВГУ, будоражат воображение, запоминаются и не дают отвести взгляд…

- Началось всё с того, что я окончила художественное училище, оформительское отделение, - рассказывает Ольга Павловна. - В детстве мечтала быть историком. Или археологом. И вдруг в старших классах начала рисовать, пошла по этой тропинке. А в училище была дисциплина «История культуры», которой я очень увлеклась, поступила в Репинку (художественную академию имени Гнесиных) на специальность «Искусствоведение», которая оказалась тесно связана с историей… Вот так и возник университет, кафедра истории, так и объединились две мечты детства.

Куклы появились в жизни Ольги Павловны чуть больше 12 лет назад. Накануне 1995 года, Года Мыши по восточному календарю, из проволоки и кусочков ткани сделала она двух мышек. Просто так. А получилось, что серенькие зверьки стали началом долгого пути… Эти мышки и по сей день живут в доме Ольги Святухи, несмотря на то, что своих кукол она щедро дарит друзьям, знакомым…

- Вот эта – видите? – похожа на ту мышь, что чуть не выдала Дюймовочку за крота, правда, моя-то подобрее, - улыбается Ольга Павловна, а вторая - эдакая Красная Шапочка. Но не буквально, а просто по мотивам, понимаете? Конкретных – связанных напрямую с литературным прототипом - кукол у меня нет. Это скорее мои ощущения, некие образы, отклики эмоций.

Иногда фантазию подталкивает к полёту музыка, иногда - какое-то движение, вот эта рыженькая родилась после того, как в общественном транспорте я увидела девушку, точнее, как она повернулась к кому-то. Вот этот её поворот запомнился, стал будоражить…

- А откуда берётся у куклы национальность? Вот у вас и индейцы, и ирландка, и испанки, и негритянка…

- Хм. Интересный вопрос. Есть какие-то образы мест в голове. Понимаете? Вот, допустим, зелёные холмы, каменистая почва – это же Шотландия! И дальше вырисовывается само: как по этим холмам идёт девушка, какая она… И получилась Джен. Можно сказать, такая кукла-пейзаж, выражение характера, который живёт в таком пейзаже. Ох, как это объяснить…

- Как скоро идея реализуется в кукле?

- И до полугода бывает, что-то может не получаться, я оставляю куклу, потом возвращаюсь к ней… Были и такие, которые я не закончила, бросила. А бывает – моментально почти получается, меньше месяца. Понимаете, я же только днём, когда светло, могу работать. А днём, как правило, у меня лекции.

Куклы Ольги Павловны - каркасная проволока, полимерные материалы для лиц и ткани для костюмов. Ну и разные материалы для обуви и украшений, конечно – дерево, перья, кусочки бус. Лицо вырезается ножом, потом грунтовка, папье-маше… Руки-ноги выгибаются из проволоки, а вот костюмы – особая статья…

- Одежда кукол – это не случайные лоскуточки, а такая же важная часть, как лицо?

- Конечно. Вот для Джен, например, я соткала юбку из разных ниток, кое-какие даже из одежды выдёргивала. Ткала самым примитивным способом - на рамочке. А мечтаю, конечно, о небольшом ткацком станочке, маленьком таком. Конечно, ткать на рамочке – вовсе не романтично и где-то даже нудно, но знаете – вот приходишь с работы, есть свободная минутка, садишься, берёшь иголочку… И это так расслабляет!

Костюмы расписываю, вышиваю, вяжу из льняных или шёлковых ниток. Ткань иногда покупаю, долго ищу в магазинах нужный цвет, фактуру…

Но заметьте – мои куклы не этнографические, в костюмах нет доскональной точности, по ним нельзя изучать историю. Я пыталась первые костюмы делать по выкройкам, но в таком небольшом размере очень уж страшновато, грубо смотрятся швы.

Хотя есть у меня задумка сделать русскую куклу в настоящем национальном костюме. Но это пока только планы. Или пофантазировать на темы исландских саг…

- Любите древнюю историю?

- А над недавней работать неинтересно. Ну что такое XVIII век – бантики, рюшечки? Современный костюм вообще не вдохновляет. Тем более какие-то дизайнерские вещи. Понимаете, если начать работать в этом направлении, то в первую очередь придётся делать платье. А это неинтересно, интересно создавать образ! Он и привязывается к какому-то времени, месту…

Я даже боюсь чрезмерного реализма в кукле, иногда себя останавливаю, чтобы не перейти грань условности, не превратиться в раба мелочей, выделки. Характер можно и сильней показать, а тщательность выделки убьёт индивидуальность.

- Начинать работу надо…

- С головы. Она даёт пропорции тела. Всё должно быть соразмерно. Поэтому у меня заготовки – видите, вон головы торчат – иногда очень долго ждут. Ищу ткань, например… Вот работаю над куклой, чей образ родился из песни Калугина «Рассказ короля Ондатры о рыбной ловле в пятницу». По всей видимости, он просто перепел какой-то миф. О братоубийстве. И возник образ… Голова почти готова, но хочется для одежды использовать рыбью кожу. Как её выделывать – это надо выяснить.

Самая первая группа кукол, которую я сделала, была как раз на японские мотивы. Японская кукла – она очень компактная, ручки-ножки не торчат, получается цельный силуэт. И там множество возможностей для декоративного решения: кимоно можно расписывать, вышивать. Дальше стало сложнее: куклам потребовалось научиться жестам. Пошли русские мотивы, сказочные, фантазийные. В последнее время работаю с сериями, сделаю одну куклу и думаю: а тему можно развить, по-другому повернуть, вот смотрите - этот ангел, например, уже старый, много в жизни повидал. А этот – в противовес - молодой ещё, вон как крылышки растопырил, с трубой, дурачок… Так же вышло с колдунами, с серией оборотней. Ведь любую проблему всегда можно рассмотреть с разных сторон. В человеке есть доброе и злое, верно? Так и мои куклы – какие-то добрые, какие-то – не очень.

- Вы придумываете им характеры или вкладываете часть себя?

- Себя, конечно. В большинстве своём. В главных кукол. Моя любимая – Джен с Зелёных Холмов. Шотландка. Мы с Иваном, сыном моим, даже хотим снять нечто вроде анимационного фильма с этой куклой. Как-то раз мы её фотографировали и заметили, что в зависимости от угла зрения у нее меняется выражение лица. Так возникла идея фильма. Надеюсь, мы её осуществим.

- Сколько всего у вас кукол?

- Штук 50. Я никогда не считала, многие дарила, а некоторых уже и не помню… Самой первой уже нет – я их дарю, причём с удовольствием.

- Выставка в Японском центре у вас была единственной?

- Да. Сначала я как-то об этом вообще не думала. Мне процесс интересен. Пока делаю куклу, получаю удовольствие. Иногда потом посмотрю – тоже нравится, иногда – нет. Тогда просто её убираю. Можно сказать, работаю в шкаф.

А выставка – идея сына. И воплощение его же.

- Куклы для вас хобби?

- Есть такое красивое слово - «самовыражение». Есть в этом что-то от театра. Хочется побыть немножко вот такой, как Джен, а потом – как вот эта японка. Или как лисы-оборотни… Это целая серия «Мутабор». Запала мне в душу с детства эта сказка. Она ведь о том, как хочется поиграть, но как опасно заиграться, понимаете? Вот есть ведь люди волчьей натуры – им нужно рыскать, куда-то идти… Волк-оборотень – это из человека в зверя, а лисы – из зверя в человека.

Вот это – невеста Гензеля и жена Грюма. Жена Грюма мне всегда была симпатичнее, чем Ассоль. Потому что Ассоль молодая и красивая, а жена Грюма много работала по хозяйству, ждала мужа каждый день. Вот из таких мыслей она у меня выросла. И представила, как хранит она в сундуке красивый вязаный платок, как надевает по праздникам. И связала ей такой.

А невеста Гензеля – она тоже оттуда, из скандинавских таких мотивов, но она ещё девочка, наивная, надеется, что у неё всё в жизни будет иначе. А мне жена Грюма нравится больше.

И никакой мистики при этом. Магического смысла в своих кукол я не вкладываю, но для меня они живые.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
23 февраля – День защитника Отечества
23 февраля – День защитника Отечества

«Уважаемые жители Приморского края! Поздравляю вас с Днём защитника Отечества! День 23 Февраля стал символом мужества и патриотизма, праздником настоящих мужчин, для которых любовь к Родине, честь, верность долгу всегда будут священными понятиями...»

Истребители
Истребители

Приморскую флотилию и основные базы Тихоокеанского флота, государственную границу на юге российского Дальнего Востока и город Владивосток с апреля 1934 года защищает с воздуха 22-й гвардейский Краснознамённый истребительный авиационный полк.

Кашин сидит на одной воде, его адвокаты не спят

Сегодня пошёл пятый день, как объявил голодовку Александр Кашин. Житель Большого Камня почти десять лет пытается высудить с бывшего генконсула США во Владивостоке Дагласа Кента материальную компенсацию за нанесённый здоровью ущерб. Напомним, наш земляк ос

Мы проиграли. Выиграть у чиновников невозможно

Да, приходится констатировать: мы проиграли. Полтора месяца – начав сразу же после январских каникул, наша газета последовательно проводила акцию под названием «Вернём Владивостоку имя Щетининой!». Мы преследовали простую и ясную цель: добиться того, чтоб

Сергей Дарькин: Селу – жильё, городу – новый мост
Сергей Дарькин: Селу – жильё, городу – новый мост

57 семей, проживающих в сёлах Приморья, получили сертификаты на дома и квартиры, приобретённые по краевой программе «Социальное развитие села». На сцене Дома культуры села Черниговка их вручил губернатор Приморья Сергей Дарькин.

Последние номера