Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Без политики

Джазовые люди. Чем дальше от Москвы, тем ближе к человечеству

Когда ее младшей дочери было всего две недели от роду, Мариам Мерабова уехала на конкурс Евровидения. Петь бэк-вокалом с Димой Колдуном - участником от Белоруссии. А годом раньше она же была бэк-вокалисткой у Димы Билана на том же конкурсе. При этом Мариа
Джазовые люди. Чем дальше от Москвы, тем ближе к человечеству

Когда ее младшей дочери было всего две недели от роду, Мариам Мерабова уехала на конкурс Евровидения. Петь бэк-вокалом с Димой Колдуном - участником от Белоруссии. А годом раньше она же была бэк-вокалисткой у Димы Билана на том же конкурсе. При этом Мариам - отнюдь не поп-звезда.

Она великолепная джазовая певица! Вместе с мужем Арменом они давно покорили столичную сцену, известны во всем мире. И вот - стали гостями джазового фестиваля во Владивостоке.


Мариам: - Мы любим гастроли, с удовольствием ездим по России. Долгий тяжелый перелет и недосып влияют на голос, но у каждого певца есть маленькие хитрости, чтобы привести его в порядок. Дыхательная гимнастика Стрельниковой - спасение для вокалистов. Очень многие ею пользуются. Дыхание диафрагмой помогает всегда, даже если, не дай бог, на гастролях где-то простыл. Очень полезно для бронхов, для легких. Правильное дыхание - основа жизни.

Армен: - Йоги не дураки были (смеется). А что касается напряженного графика… Мы вот возвращаемся в Москву и сразу же вечером играем концерт.

Мариам: - Знаете, если расслабишься и начнешь себя жалеть, станет только хуже. Нужно держать себя в тонусе. И когда ты выходишь петь, появляются свежие силы. Своего рода закалка, понимаете? И потом многое от публики зависит. От контакта, если он есть, открывается очередное дыхание.

- Какие резоны заставили вас приехать на фестиваль так далеко?


Армен: - Ну что ж вы о своем городе так, словно он совсем захолустье какое-то. Во-первых, мы здесь не были никогда, интересно посмотреть…

Мариам: - А во-вторых, мы заочно были хорошо знакомы с музыкальной жизнью Владивостока. Потому что многие хорошие, великолепные московские джазовые музыканты родом отсюда. Один из самых сильных барабанщиков - Дмитрий Севостьянов, например. Если в столицу приезжает петь звезда мирового уровня, то - на сто процентов - играть с ней будет Дмитрий!

Армен: - А кроме того, у вас есть замечательный вокалист Денис Давыдов, с которым мы знакомы, пели вместе, он и пригласил нас во Владивосток.

Мариам: - Москва Москвой, конечно, но скучно же неимоверно вариться в собственном соку!

Армен: - В провинции, и мы это знаем, самый настоящий джазовый голод! Нам это говорят всюду, куда бы мы ни приехали! Причем голод на честных музыкантов. У нас есть знакомый, работает со многими джазовыми исполнителями. И вот как возвращается с гастролей, так нам говорит: «Ну вот, еще один город обманут». И не шутит.

Мариам: - Мы не Робин Гуды, конечно, но приехать согласились с великим удовольствием. Я уже говорила, мы любим ездить на гастроли.

Армен: - Детей сдали… И вперед (смеется).

Мариам: - Московская публика избалована, ей ничто не в новинку и не в радость. Нет позитива во время концертов, нет откликов. И это не только наши ощущения. Публике лень реагировать, хотя со сцены льется драйв. Это обидно.

Армен: - А потому что слишком много приезжают…

Мариам: - И вообще. Если устаешь от пресытившейся публики, если хочется почувствовать живой отклик на свое творчество - надо ехать за пределы Москвы. Чем дальше от Москвы, тем ближе к человечеству, знаете ли.

- Расскажите о вашем проекте «Джаз на русском»…

Армен: - Бывая на гастролях за границей, много раз слышали: поют джаз на французском, на польском, на португальском… А у нас есть какое-то странное, постсоветское, что ли, стеснение. Стыдимся родного языка. Хотя большое количество советских песен - это тот же самый джаз!

Мариам: - Бывает, играем какую-то американскую вещь, драйв, всем хорошо, и вдруг - переходим к авторской композиции, к джазу на русском. И сразу какая-то неловкость, словно что-то бестактное сделали.

Мы эти композиции представили впервые на фестивале «Джаз в Архангельском». Было страшно. Потому что есть неприятие, пришлось переступать через страх. Но когда сыграли - были счастливы. Потому что были естественны, сделали что хотели и остались в стилистике жанра.

Армен: - И зрители к нам отнеслись лучше, чем некоторые музыканты. Музыканты - снобы и скептики, еще какие!

Мариам: - Пыталась понять, что ж такого странного в джазе на русском языке? Спрашивала музыкантов: ты чего стесняешься? Понимаешь, отвечали мне, вроде какой-то совок получается. Нет, говорю, совок - играть отвратительно, лажать!

Армен: - Многие делали попытки играть на русском. Но все пытались писать тексты, ломая русский язык, составляя нелепые конструкции, не соблюдая фонетику. Невозможно перевести с английского на русский дословно, это же ясно. А они…

Мариам: - Выдумывали джаз.

Армен: - Да. Слова притягивали за уши.

Мариам: - Меж тем еще несколько лет назад бесконечно уважаемая мною Людмила Гурченко сделала концерт вместе с джазовым квартетом - из советских песен. И что получилось? Да дивно получилось! Феноменально! Это можно было сравнить с любой джазовой классикой! А ведь иностранцы с удовольствием слушают джаз на русском. Наверное, потому, что у них нет предубеждения.

Исполнитель должен понимать смысл песни, чтобы сыграть ее хорошо.

Армен: - Как началось? Я написал балладу, жена послушала и сказала: надо петь! Месяц Мариам писала слова, извела кучу бумаги…

Мариам (смеется): - Да уж, кругом валялись листы, я ходила вся в неврозе. Мне не хотелось придумывать фонетику, а найти настолько же естественные слова, насколько естественна мелодия. Чтобы никакой натуги, одна гармония. И это было тяжело! Приходили мои друзья-поэты, слушали, удивлялись: а джаз можно петь на русском?

Между прочим, недавно Ирина Богушевская, Дмитрий Иващенко, Сергей Мазаев сделали программу «Босанова на русском». И получилось здорово! Я была очень рада, что не мне одной хочется петь именно так.

У меня мама работала в Союзе композиторов. Так вот после войны целую команду советских музыкантов отправили на стажировку в Бразилию, чтобы они писали заводные мелодии, позитивные. По приезде они написали массу произведений в стиле «босанова», которые мы все любим. Просто никому не сказали, что это - босанова, все скинули в общий котел под названием «эстрада».

Скоро мы выпустим двойной альбом джаза на русском. Уже пишем.

Армен: - Кстати. Есть еще один наш проект. Джазовое радио. Его можно услышать на сайте miraif.com. Это абсолютно меценатский проект. Здесь можно услышать российскую авторскую джазовую музыку. Избитых и известных вещей не найдете.

Мариам: - Не путайте с «Джаз-радио», это совсем другая музыка. Мы хотели, чтобы это слушали, понимаете, чтобы люди не работали в стол. Радио работает стабильно с сентября.

- Расскажите о своем сотрудничестве с Дмитрием Биланом, Димой Колдуном…

Мариам: - И тот, и другой - очень неплохие ребята.

Когда заходит речь о представлении нашей страны за рубежом и все надо делать вживую, начинают искать тех, кто это может делать хорошо…

Армен: - А вообще все началось с покойного Юрия Айзеншписа.

Мариам: - Очень приличный был человек. Он меня пригласил еще тогда, когда Билан даже не прошел отборочные на Евровидение. Но мы остались друзьями, и затем уже сам Дима позвал меня еще раз. Я с удовольствием согласилась. И с Димой Колдуном с удовольствием работала. Там, на Евровидении, потрясающая атмосфера! И это огромный опыт, работа не из легких. Выкладываешься на 150 процентов.

Армен: - На самом деле быть хорошей бэк-вокалисткой - это талант. На Западе таких певиц просто рвут на части все звезды. И не считают это зазорным.

Мариам: - Не всякий солист может спеть так, как Маша Кац, например. По пальцам можно пересчитать российских качественных бэк-вокалисток, а уж тех, кто может при этом работать в джазе, - вообще единицы. Знаете, я очень переживаю, что у нас сейчас все стремятся петь r’n’b и никто не хочет петь джаз.

- У вас две дочки?

Мариам: - Да. Занимаются ли они музыкой? Да, старшая. Чудовищно и с большой неохотой. Истязает фортепьяно (смеется). Старшей - 12 лет, а младшей - семь месяцев.

Армен: - Да, они у нас привычны ко многому. Через две недели после родов Мариам уехала на Евровидение с Колдуном. Я, знаете ли, за эти две недели про детей все понял.

Мариам (проникновенно): - Мать у них был Новосельцев (хохочет).

- Как же вы ее отпустили, Армен?

Армен: - Что значит - отпустил? Мы не живем такими понятиями, мы - семья, и значит, понимаем друг друга и находим компромиссы. Мариам очень хотела поехать. И я знал, что ей это нужно. Какие проблемы?

Мариам: - Я бы никогда не смогла создать семью с другим человеком. Мы говорим на одном языке, понимаете?

Армен: - Знаете анекдот: «Как же вы расслабляетесь?» - «А я не напрягаюсь!». Мы не создаем таких ситуаций, чтобы потом надо было из них выбираться…

Мариам: - Может быть, дело в умении усмирять амбиции. Есть пары, в которых муж и жена все доказывают друг другу, кто лучше. Мы не из таких. Мы же джазовые люди, надо жить в импровизации! Легче, легче!

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
«Диалоги» о саммите

Вице-спикер Госдумы Владимир Пехтин не исключил принятия федерального закона о проведении саммита АТЭС во Владивостоке

Президентские «Лужники»

В среду московский дворец спорта «Лужники» на время превратился в крупнейшую политическую площадку страны. Здесь состоялся форум сторонников Владимира Путина, где сам президент выступил с десятиминутной речью. В «Лужниках» собрались представители всех рег

Итоги парламентской сессии. Льгот и льготников в крае стало больше

Ноябрьская очередная сессия Законодательного собрания Приморского края (ЗС ПК) была преимущественно посвящена решению бюджетных вопросов. Особенно с учетом того, что практически любой закон социального значения должен найти свое отражение в законе о краев

…А если бы не козырный туз? В поезд сядем – проблемы останутся
…А если бы не козырный туз? В поезд сядем – проблемы останутся

Мираж становится явью. Или по-другому - мяч круглый. Двери перед Англией, уже паковавшей чемоданы на финал Европы, захлопнулись, в сонме избранных - Россия. Сегодня нет счастливее человека, чем Гус Хиддинк. Бездарно проиграть Израилю, который в футбольно

Хабаровская давка. Люди умирали на стадионе. Но о трагедии говорить было не принято

Ровно четверть века назад в Хабаровске произошла трагедия, в которой погибли десятки человек. Погибли они в жуткой давке после окончания матча по хоккею с мячом на выходе со стадиона имени Ленина. В ту пору вся информация о чрезвычайном происшествии была

Последние номера