Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Общество

Разные методики имеют право на жизнь

В номере за 2 ноября «В» опубликовал открытое письмо Александра Мягких, руководителя компании «Ост-Оптик К», Людмиле Догадовой, главному офтальмологу края. Речь шла об оценках специалистов методов хирургической коррекции близорукости. Сегодня мы предостав

В номере за 2 ноября «В» опубликовал открытое письмо Александра Мягких, руководителя компании «Ост-Оптик К», Людмиле Догадовой, главному офтальмологу края. Речь шла об оценках специалистов методов хирургической коррекции близорукости.

Сегодня мы предоставили слово Людмиле Петровне Догадовой.

* * *

- Уважаемый Александр Иванович!

Я готова была бы публично вести с Вами профессиональный диалог и обсуждать медицинский аспект различных операций в области офтальмологии, но ведь Вы не врач. К тому же вести такой диалог останавливало и другое: мне не хотелось отвечать на Ваши обвинения в клевете, на требование принести извинения за высказывания, в которых содержалась моя точка зрения как специалиста.

Да, Вы прекрасный инженер, но не врач и, по моему убеждению, не имеете права так настойчиво пропагандировать некоторые медицинские технологии. Я имею в виду лично Ваши выступления по радио и ТВ, когда Вы рассказывали народу о близорукости, что это такое, как ее можно очень просто вылечить с помощью эксимерного лазера. Вот с того времени, когда лично Вы об этом говорили, у большинства врачей края, а их более 200 человек, возникли определенные сомнения. Я об этом пишу от имени этих врачей, заручившись их поддержкой.

Я ни в коей мере не против эксимерных операций, более того, сама лично прооперировала около 2 тысяч пациентов методом ФРК начиная с 2000 года. Но ни одного больного от близорукости я, к сожалению, не вылечила. Да, они перестали носить очки, контактные линзы (по крайней мере, большинство из них). Но у всех этих больных близорукость сохранится до конца их жизни. И никогда эмметропами они уже не будут (Вам ли это не знать как инженеру-физику).

Мало того, если имелись у пациентов какие-либо изменения на глазном дне, ограничения по физическим нагрузкам сохранятся, риск развития осложнений, таких как отслойка сетчатки, кровоизлияние, также сохраняется всю жизнь. Поэтому, уважаемый Александр Иванович, никогда «Приморье без близорукости», к сожалению, не будет. И у прооперированного юноши с близорукостью свыше 6.0 Д, получившего высокую остроту зрения, диагноз «высокая миопия» остается. И он так же не годен для службы в российской армии. А женщине, собирающейся рожать ребенка, необходимо будет решать вопрос о методе родоразрешения, если у нее имеются изменения на глазном дне, даже при высокой остроте зрения.

И далее, эксимерные операции никакого социального значения в профилактике слепоты и слабовидения не имеют. Как оставалась дегенеративная миопия на втором-третьем местах в структуре инвалидности по всей России, так она и остается до сих пор, несмотря на то, что проведены сотни тысяч эксимерных операций.

Прошло восемь лет с тех пор, как по моей инициативе и с поддержкой директора лазерного центра МНТК «Микрохирургия глаза» Галины Федоровны Качалиной в Приморье были сделаны первые эксимерные операции. Восемь лет - много это или мало? В медицине это очень много! За это время появились новые методики эксимерных операций, новые современные лазеры, т.е. определенный и всеми признанный прогресс в «косметическом» исправлении близорукости. Да, именно в косметическом. Потому как медицинских показаний для исправления миопии очень небольшой процент. Сейчас существуют методики, когда послеоперационное восстановление протекает в течение одних-двух суток. То есть значительно улучшается качество жизни послеоперационного пациента - нет болевого синдрома, нет необходимости более месяца закапывать гормональные капли.

Любой вид эксимерных операций дает очень небольшой процент осложнений. Но проблемы вопреки Вашим, Александр Иванович, заявлениям все же у некоторых людей имеются - это и возврат миопии, и появление помутнений на роговой оболочке, особенно после ФРК. Это закономерно, это и должно быть, так как миопия - «нераспознанная» болезнь. Каждый человек индивидуален, у каждого послеоперационное течение зависит от многих причин.

Я совершенно не против эксимерных операций, которые проводятся в компании «Ост-Оптик К» действительно подготовленными врачами, но уже во всем мире и в России в частности в 98-100 процентах проводят операции другим методом. Хотя, по моему мнению, метод ФРК просто незаменим при определенных видах миопии.

Ну и, конечно, как пройти мимо Вашего, Александр Иванович, патриотизма. Да, в свое время «Профиль» сыграл положительную роль в России. Однако и методики, и аппаратура в медицине изменяются буквально ежегодно, если не чаще. А что же с нашим российским аппаратом? Ведь выпуск его прекращен - как он может модернизироваться? Наверное, для России это потеря - говорю об этом совершенно искренне.

Теперь насчет «чести и достоинства» - ни в коей мере я не хотела их попирать. И если Вы, Александр Иванович, назовете мне хотя бы одного врача, заручившись его подписью, которому я якобы не разрешаю общаться с Вашей компанией, а также представите анкету, где я будто бы требую высказать мнение врачей относительно эксимерных операций, я принесу Вам свои извинения.

Итак, что же в итоге? Эксимерные операции имеют место быть, миопия никогда не вылечивается, ну а каким методом исправить рефракцию роговицы - это решать самому больному.

И в завершение разговора: все, что я написала, полностью совпадает с мнением врачей-офтальмологов Приморского края, поэтому, если будет следующее обращение, его надо будет адресовать именно к ним.

Л. П. ДОГАДОВА, заслуженный врач России, офтальмолог высшей категории, главный офтальмолог департамента здравоохранения администрации Приморского края, к.м.н., профессор.

~~Тем временем
Итак, все мы, как журналисты, так и читатели «В» (да и других изданий Приморья), стали свидетелями конфликта специалистов, которые занимаются хирургической коррекцией зрения. Признаться, конфликт – штука неприятная. Еще более неприятно то, что в таком конфликте неспециалисту невозможно разобраться, кто прав, а кто виноват. Да и специалисту тоже – потому что в данном случае речь идет не столько о медицинских методах и технологиях, сколько о вещах этических. В том числе о рекламной фразеологии.

Тем не менее в спорах, как известно, рождается истина. Даже в таких нервных спорах…

Что имеем в «сухом остатке»? Каков ответ на самый главный вопрос, который по-настоящему волнует человека с плохим или очень плохим зрением: так делать ли операцию? Не опасно ли это? И если делать, то где и какую технологию выбрать?

Людмила Догадова, главный офтальмолог департамента здравоохранения администрации Приморского края:
- На вопрос пациента, делать ли при миопии высокой степени операцию, скажу: да, делать. Конечно, настаивать не буду, это выбор самого человека. Здесь ситуация сравнима с решением, делать ли блефаропластику, то есть подтяжку век: можно сделать и внешне помолодеть, а можно уступить природе – и не мучиться по этому поводу. Так и операция по коррекции зрения – она дает хороший косметический эффект, улучшает качество жизни, но не является жизненно необходимой, к тому же не лечит миопию, и, значит, человеку нужно продолжать наблюдаться у окулиста и соблюдать все прежние меры предосторожности.

Но, принимая решение оперироваться, нужно помнить: в медицине никогда не бывает «стопроцентного результата», всегда есть процент осложнений и других последствий, причем при использовании любых технологий оперативного вмешательства. И если кто бы то ни было обещает пациенту «стопроцентный успех без последствий» - это некорректная, неполная информация. К счастью, вследствие эксимерных операций слепота или инвалидность пациенту не грозит. Но иногда офтальмологи регистрируют осложнения: временное изменение прозрачности роговицы, некоторое изменение качества зрения. Отмечают также, что, поскольку вследствие операции меняется поверхность роговицы, а с течением лет миопия может вернуться, могут возникнуть проблемы с подбором как линз, так и очков. Такие случаи единичны, но они бывают.

Какую технологию выбрать? В разных ситуациях можно рекомендовать и метод ФРК (этот метод лазерной коррекции появился первым более 20 лет назад), в том числе с помощью аппарата «Профиль-500», и метод ЛАСЕК, и ЛАЗИК, и другие. Какой лучше выбрать – посоветует врач, выбор будет зависеть от ряда факторов – например, от толщины роговицы, от степени миопии и других. Однако, по данным специализированного сайта ГУ НИИ глазных болезней РАМН, наиболее безопасными на сегодня признаны ЛАЗИК, СУПЕРЛАЗИК. Впрочем, каждый из методов имеет как плюсы, так и минусы. Бесспорно одно: наука развивается, и уже через несколько лет появятся новые методики.

Анна Дикая, врач-офтальмолог, ассистент кафедры офтальмологии ВГМУ:
- Так уж получилось, что многие из моих однокурсников – молодых докторов-офтальмологов имеют проблему близорукости. И каждый ее решает по-своему. Половина из них сделали операции, выбрав кто ФРК, кто ЛАСЕК или ЛАЗИК. Другая половина выбирает очки или линзы, понимая, что любое оперативное вмешательство в организм может иметь последствия, в том числе отдаленные. ~~

Автор : Сергей Абарок Александрович

comments powered by Disqus
В этом номере:
10 ноября – День милиции
10 ноября – День милиции

«Сотрудникам милиции даны серьезные права и большие полномочия. Уверен, что все они будут направлены на защиту граждан от преступности, охрану их законных прав и интересов, обеспечение безопасности...»

Красива, умна и в погонах
Красива, умна и в погонах

Старший следователь Инна Чернягова на досуге не прочь посмотреть сериалы вроде «Каменской» и «Тайн следствия», но работа на телепосиделки времени не оставляет - своих головоломок хватает.

Сорри за сор? За три недели до выборов Владивосток превращается в агитационную помойку
Сорри за сор? За три недели до выборов Владивосток превращается в агитационную помойку

Обилие агитпродукции на заборах и в подъездах - верная примета приближающихся выборов. Многие улицы краевого центра по утрам напоминают осенний гербарий: в глазах рябит от наклеенных длиннющими полосами или огромными «панно» разноцветных лозунгов и портре

План Путина: курс в будущее
План Путина: курс в будущее

Вся Россия в эти предвыборные дни держит в голове два коротких и емких слова: «План Путина». Не осталось в стороне и Приморье, в столице которого состоялся «круглый стол», посвященный наиболее актуальному для нас аспекту «Плана Путина» - стратегии развити

Красно-черный день. О революции у каждого свое мнение
Красно-черный день. О революции у каждого свое мнение

Однажды пожилая женщина сказала мне: «Если бы не революция, я бы была батрачкой, как моя бабушка». Ей повезло – она стала профессором, доктором медицинских наук. Поэтому меня не удивляет, что, согласно социологическим исследованиям, треть россиян считает,

Последние номера