Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Без политики

Широкие ворота японской культуры

Он не так распиарен, как Паоло Коэльо или Харуки Мураками, но для истинных любителей японской культуры приезд Масахико Симады во Владивосток – истинный праздник. Один из самых популярных в Японии писателей, лингвист, Симада-сан прочел лекцию о современной
Широкие ворота японской культуры

Он не так распиарен, как Паоло Коэльо или Харуки Мураками, но для истинных любителей японской культуры приезд Масахико Симады во Владивосток – истинный праздник. Один из самых популярных в Японии писателей, лингвист, Симада-сан прочел лекцию о современной японской литературе в Пушкинском театре и дал эксклюзивное интервью корреспонденту «В».

~~Досье «В»
Масахико Симада – один из самых известных и популярных писателей в Японии. Родился в 1961 году, в 1984-м окончил отделение русского языка Токийского университета. В этом же году получил первую литературную премию «Нома» за роман «Музыка для королевства сомнамбул». Лауреат нескольких литературных премий, член жюри премии имени Юкио Миссима. Председатель японского союза литераторов, профессор университета Хосэй.

Романы господина Симада неоднократно издавались в России.~~

- Вы изучали русский, потому что в пору холодной войны вам был интересен Советский Союз. А сегодняшняя Россия вам интересна?

- Разумеется. Я не настолько стар, чтобы думать только о прошлом. Конечно, сладкое чувство ностальгии по тому, что было раньше, тоже есть. И я с сожалением и легкой завистью смотрю на молодое поколение, которое не застало СССР и потому очень интересуется, например, дизайном в стиле «а-ля Советский Союз».

- Вы изучали русскую классику. А читали ли современных российских писателей?

- Начинал с Достоевского и Толстого. Их очень любили мои родители. В студенческие годы увлекался теми авторами, которых не издавали в СССР, - например, моя дипломная работа была посвящена Евгению Замятину. Очень любил Булгакова. Когда их стали свободно издавать в России, я радовался: прочитать, например, Набокова – это же просто праздник для души! Что касается современных авторов российских, я их не только читаю, но и лично знаком, например, с Борисом Акуниным и Виктором Пелевиным.

- Далеко не все любят их творчество…

- Ну что ж, это нормально. Я вам больше скажу: в Японии далеко не все любят читать Харуки Мураками (смеется).

- Почему, на ваш взгляд, в России так популярен Мураками?

- Этой темы я коснусь в сегодняшней лекции. Мураками – литература эпохи глобализации. У нас его книги продают в аэропорту, как в Америке – Стивена Кинга (а у нас – Дарью Донцову. – Прим. авт.). Почему он популярен у вас и в Китае? Дело в том, что эти страны позже, чем Европа и Япония, вступили на путь глобализации. Появился слой нуворишей, которые видят модель своего стиля жизни в произведениях Мураками. Когда этого автора издали на английском, многие не верили, что это написал японец, - настолько они лишены национальных признаков, настолько далеки от японской литературы. Это американский стандарт на японском языке, в легком японском стиле, понимаете?

- Молодежь России очень любит мангу, аниме… Есть ли надежда, что это станет мостиком к японской литературе?

- Позвольте привести сравнение. В японскую культуру ведут широкие ворота, пройти в них могут все, кому интересны манга, аниме. Потом эти ворота сужаются, это дорога для тех, кто от аниме обращает свое внимание на Мураками, например. Затем путь становится еще уже – этот этап минуют те, кто прочитал, например, Юкио Мисиму. И наконец, дорожка совсем узкая, так далеко способны зайти только самые лучшие. Те, кто прочитает мои произведения (улыбается).

- Говорят, что Акунин, Пелевин – это масс-культура, писатели для толпы… Настоящий же писатель должен творить так, как душа велит, а не так, как хочет читатель…

- Книга – особенно в наших условиях - это товар, и его нужно продать. И автор должен прикладывать усилия, чтобы этот товар был реализован. Если говорить о себе, я стараюсь писать так, чтобы мои произведения можно было реализовать, и при этом хочу самовыразиться. Поэтому во мне идут постоянная внутренняя борьба, поиск золотой середины.

- А если редактор или издатель скажут вам: с таким финалом книга продаваться не будет, перепиши, измени…

- Нет таких редакторов, чтобы обладали храбростью заявить мне такое! Никто бы это не стал требовать, слишком рискованно. Я на это могу сказать: «А что если как раз из-за этой измененной концовки книга не будет продаваться? Вы тогда вспорете себе живот?» (смеется) Я бы, конечно, ни от кого не стал требовать вспороть себе живот (смеется).

- Есть такая точка зрения: неважно, какую историю рассказывает писатель, главное, чтобы это было хорошо написано, хорошим слогом…

- В Японии сегодня стало много женщин-писательниц, которые считают, что главное в произведении – чтобы оно было написано мило, красиво. На мой же взгляд, сюжет столь же важен, как и стиль изложения. А еще важнее – донести до читателя свое мировоззрение.

- Как вы относитесь к женщинам-писателям? В России некоторые пренебрежительно говорят: «женская литература»…

- Женщины – отличные читатели. В Японии они составляют большую часть тех, кто покупает книги.

- Вы лауреат многих литературных премий…

- Не люблю об этом говорить. На мой взгляд, любая литературная премия – это просто способ поддержать писателя финансово. И не более того.

- Сегодня в России появляется мало новых писателей – издатели не хотят рисковать своими деньгами, вкладывая их в книгу неизвестного, нераскрученного автора… Есть ли подобная проблема в Японии?

- В Японии по сравнению с ситуацией, например, 20-летней давности, книг стало издаваться в пять раз больше. В магазинах их даже ставить некуда. Все стараются продавать книги как можно быстрее, чтобы освободить место для новых.

- Книги должны быть дешевыми, чтобы легко продавались?

- В России как раз книги стоят дешево, в Японии цены в три раза выше! А в Америке или Франции еще выше! При этом, заметим, пиво в России и Японии стоит примерно одинаково.

Если же мы ведем речь о книге как о произведении искусства, то да, такие издания должны стоить дорого – и ценность их для человека, который их купил, будет даже выше. Понимаете? Именно как предмета искусства.

- Как вы заметили, сегодня россияне имеют возможность читать любых писателей, того же Евгения Замятина. Но, что поразительно, не хотят. Говорят, что это устарело, неинтересно…

- Конечно, он писал в прошлом веке… Если позволите мне метафору, произведения Замятина в свое время были как самая продвинутая, самая технически совершенная подводная лодка. Но – для начала прошлого века. Сегодня технологии шагнули далеко вперед, и подводная лодка устарела. Хотя и осталась по сути шедевром, понимаете?

Вот и сегодня преподаватели, учителя литературы должны это осознавать и приобщать учеников к творчеству Замятина, как к шедевру прошлого, преподнося его творчество в новом ракурсе: как базу, на которой можно построить что-то новое.

- В России, согласно данным статистики, 16 процентов населения никогда не брали в руки книгу. Государство старается возродить у населения интерес к чтению. Есть ли подобная проблема в Японии и как ее можно решить?

- Да, есть. И поскольку я преподаю в университете, то сталкиваюсь с ней вплотную. Что могу сделать, как учитель и писатель? Рассказывать студентам о книгах так, чтобы они ими заинтересовались, рекомендовать, советовать… Заметим, что книг, которые я бы мог рекомендовать к прочтению, которые считаю достойными внимания, не так уж много. Так что если человек не хочет читать, может быть, и не надо? Пусть будут прочитаны две книги в жизни, но настоящие, стоящие!

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
10 ноября – День милиции
10 ноября – День милиции

«Сотрудникам милиции даны серьезные права и большие полномочия. Уверен, что все они будут направлены на защиту граждан от преступности, охрану их законных прав и интересов, обеспечение безопасности...»

Красива, умна и в погонах
Красива, умна и в погонах

Старший следователь Инна Чернягова на досуге не прочь посмотреть сериалы вроде «Каменской» и «Тайн следствия», но работа на телепосиделки времени не оставляет - своих головоломок хватает.

Сорри за сор? За три недели до выборов Владивосток превращается в агитационную помойку
Сорри за сор? За три недели до выборов Владивосток превращается в агитационную помойку

Обилие агитпродукции на заборах и в подъездах - верная примета приближающихся выборов. Многие улицы краевого центра по утрам напоминают осенний гербарий: в глазах рябит от наклеенных длиннющими полосами или огромными «панно» разноцветных лозунгов и портре

План Путина: курс в будущее
План Путина: курс в будущее

Вся Россия в эти предвыборные дни держит в голове два коротких и емких слова: «План Путина». Не осталось в стороне и Приморье, в столице которого состоялся «круглый стол», посвященный наиболее актуальному для нас аспекту «Плана Путина» - стратегии развити

Красно-черный день. О революции у каждого свое мнение
Красно-черный день. О революции у каждого свое мнение

Однажды пожилая женщина сказала мне: «Если бы не революция, я бы была батрачкой, как моя бабушка». Ей повезло – она стала профессором, доктором медицинских наук. Поэтому меня не удивляет, что, согласно социологическим исследованиям, треть россиян считает,

Последние номера