Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Путеводитель "В"

Владивосток требует рук…

Сегодня премьера новой рубрики - Путеводитель «В». Она будет знакомить вас, дорогие читатели, с легендами и былями Владивостока. Удивительные, порой невероятные истории хранят старые дома, семейные альбомы, улицы, по которым мы ходим каждый день.
Владивосток требует рук…

Сегодня премьера новой рубрики - Путеводитель «В». Она будет знакомить вас, дорогие читатели, с легендами и былями Владивостока. Удивительные, порой невероятные истории хранят старые дома, семейные альбомы, улицы, по которым мы ходим каждый день. Отправляйтесь на прогулку по Владивостоку с «В», перелистайте вместе с нами страницы его почти полуторавековой жизни и судьбы. Вас ждет много новых интересных открытий!

"Владивосток требует рук..." Так считал первый писатель города нашенского Александр Максимов еще в конце позапрошлого века. Все началось со старинного японского лакового альбома, украшенного золотым тиснением и перламутровыми хризантемами, который не так давно приобрел для музея ДВГТУ в московском букинистическом магазине на Петровке Геннадий Турмов. Наряду со снимками кораблей «Память Азова» и «Рюрик», их команд, видами Японии и Владивостока две страницы альбома оказались заполнены фотографиями трех девушек, которые с удовольствием позировали перед объективом: вот они в лихо примеренных морских фуражках, вот - с винтовками, а здесь просто уютно устроились на крыльце деревянного домика. Чей-то аккуратный почерк сохранил их имена - Александра, Мария, Клавдия. И фамилию - Максимовы, довольно распространенную во Владивостоке еще в конце ХIХ века.

Тайна этих пожелтевших от времени снимков приоткрылась, когда весной этого года в столицу Приморья приехала с выставкой санкт-петербуржская художница Наталия Максимова. Тогда-то и выяснилось, что эти милые барышни оказались не кем иным, как дочерьми первого владивостокского писателя Александра Яковлевича Максимова. Счастливые, беззаботные в один из солнечных летних дней 1896 года, сестры еще не знали, что пройдет совсем немного времени и они осиротеют: в августе скоропостижно умрет их отец, а в октябре семья навсегда расстанется с Владивостоком.

Брат на смену брата

- Надо сказать, что в семье Максимовых был еще сын - Евгений, - говорит Наталия Александровна Максимова. - Как выяснили работники архива, он родился во Владивостоке 18 сентября 1877 года и, по семейным преданиям, был назван в честь моего деда - Евгения Яковлевича, старшего брата Александра Яковлевича Максимова. Разница между ними составляла два года. Обоим выпала яркая и, к сожалению, не очень длинная жизнь, богатая путешествиями и многими испытаниями. Они редко виделись: младший брат, выбрав путь морского офицера, отправился сначала в кругосветное путешествие, потом не один год служил на Тихом океане; старший, как тогда было принято, пошел по армейской стезе и прославился в англо-бурской войне, получил два тяжелых ранения: его называли храбрейшим из храбрейших. Он получил звание фехт-генерала Бурской республики. О деде издано немало книг не только на русском, но и на английском языке.

Всю переписку, которую братья вели довольно активно, в годы репрессий пришлось уничтожить. Я сама родилась в 38-м, и родители почти ничего не рассказывали о прошлом семьи, это было смертельно опасно. С годами захотелось самой восстановить эту историю. Вот почему мне все время хотелось попасть во Владивосток, город, где наш знаменитый родственник, писатель Максимов провел в общей сложности около шести лет. Познакомиться с теми местами, где он жил, служил, о которых столько писал (все приморские города обладают особой привлекательностью, и Владивосток - не исключение). В публичной библиотеке Санкт-Петербурга хранится 10-томное собрание сочинений Максимова. Книги, посвященные кругосветному путешествию, жизни Владивостока, Уссурийского края, читала запоем.

Судьба распорядилась так, что Евгений Яковлевич Максимов продолжил дело младшего брата. Когда в 1904 году началась война с Японией, он, несмотря на свой 55-летний возраст, отправился на восток, считая, что не может спокойно жить, когда его товарищи гибнут. И стал присылать корреспонденции с мест военных действий в «Новое время», с которым когда-то сотрудничал Александр Максимов.

Как рассказывает Наталия Александровна, по семейным преданиям, уходя на фронт, Евгений Яковлевич сказал жене, ожидавшей второго ребенка: «Вернусь ли с Георгиевским крестом, погибну ли - сына назовите Георгием». С той войны он не вернулся, пал смертью храбрых в 1905-м, командуя батальоном Орловского полка. Сына назвали Георгием, который в будущем стал известным оператором. Он снял множество фильмов, в том числе популярнейший - «Подруги». Георгий погиб в годы Великой Отечественной. А старший сын Евгения Яковлевича - Александр, отец Наталии Максимовой, доктор технических наук, профессор, до 83 лет преподавал в Ленинградском горном институте и дожил почти до 90 лет.

Офицер-писатель был у начальства не в чести

Александр Максимов, значившийся под номером вторым (известно, что во Владивостоке в конце позапрошлого века служило более пяти офицеров с такой фамилией), родился в небогатой семье петербуржских интеллигентов. В первый раз он прибыл во Владивосток, в Сибирскую флотилию, в 1874 году 23-летним мичманом. За плечами молодого офицера были морское училище, которое он окончил блестяще, вписав свое имя золотом на памятную мраморную доску в числе лучших учеников. А еще кругосветное путешествие на корвете «Аскольд», с него, собственно, и началась литературная деятельность первого писателя Владивостока, чьи зарисовки с большой охотой печатал журнал «Всемирный путешественник». Владивосток поразил морского офицера буйством природы, сказочным рельефом, бескрайними морскими просторами. В том же году на шхуне «Восток» он отправился обследовать северо-восточное побережье Японского моря. В последующие годы Максимов выходил в Охотское море. Сегодня в Приморье есть мыс Максимова, одноименные селения и речка - Максимовка, а в поселке Терней имя писателя носит библиотека.

Впечатлений накапливалось столько, что Максимов не мог ими не поделиться. Он вел подробнейшие дневники, куда заносил все увиденное и услышанное. Вскоре эти записи легли в основу его повествований. С неподдельным энтузиазмом он писал о Владивостоке: о его природе и людях, инородцах, населявших эти места, их нравах и быте. О состоянии морского дела. Он сотрудничал с газетами «Новое время», «Санкт-Петербургские ведомости», популярным журналом «Нива». Именно от Максимова, который часто подписывался псевдонимами Горемыкин, А. М., Россия узнавала, чем живет ее далекая окраина. К слову, он первым рассказал о подвиге моряков «Крейсерка» - сторожевого судна, погибшего осенью 1889 года, в своей повести «Тюлений остров. Драма на море».

Книги Максимова современники ценили за документализм, экзотику, а литераторы, случалось, критиковали за сочинительство в ряде беллетристических произведений.

Спустя пять лет - в июне 1879 года Максимова перевели на Балтику. Он прослужил там почти полтора десятка лет.

«Только на востоке мы обладаем открытой дверью в океан…»

В апреле 1895 года Александра Яковлевича неожиданно снова отправляют во Владивосток, младшим командиром Владивостокского порта. Причины этого назначения вызывают, мягко говоря, удивление. Особенно, если учесть, что за безупречную службу на Балтике (известно, что Максимов долгое время был адъютантом штаба Кронштадтского порта) офицера отметили не только российскими орденами, но также наградами Австрии, Пруссии, а французское правительство - крестом Почетного легиона.

Вероятно, честная бескомпромиссная позиция Александра Яковлевича не всегда была по нраву начальству. Больше того, в те времена думающий, пишущий офицер, да еще публицист и беллетрист, не мог прийтись ко двору. Чего стоила одна его брошюра «Наши задачи на Тихом океане», опубликованная в Санкт-Петербурге в 1894 году.

Как вспоминал известный русский капитан Д. А. Лухманов, руководство травило Максимова, чиня ему немало препятствий в продвижении по службе. Он считал, что судьба писателя сложилась трагически.

Действительно, во второй свой приезд во Владивосток Максимов, насколько известно, надеялся, что дальневосточное начальство поймет его лучше столичного, но этого не произошло. Многие офицеры тоже сторонились писателя в погонах, считая выскочкой и петербуржским щеголем.

Надо сказать, что Максимов не только живописал красоты природы, но смело критиковал многие несуразности местной жизни, к примеру, недостаточное оборудование порта, отсутствие сухих доков, скверное снабжение города питьевой водой, его плохое озеленение и медленную застройку. «Особенно бедственно положение тех, кто живет в Матросской слободе,- писал он. - Дома невзрачные, в дождливое время на улице непроходимая грязь. Дороги в городе находятся в первобытном состоянии…». И тут же восклицал в одном из своих произведений: «Край этот от природы так богато наделен, что недостает только рук…».

Всего около года прослужил во Владивостоке на этот раз капитан 2-го ранга Максимов. Неожиданная напасть, злокачественная анемия, буквально за месяц убила его. Он работал даже будучи тяжелобольным, брал документы на дом. Умер Александр Яковлевич в ночь с 22 на 23 августа 1896-го, непозволительно молодым, он не дожил двух недель до 46 лет. Существует мнение, что в том же году во Владивосток прибыл служить сын Максимовых - Евгений, который по примеру отца выбрал морскую службу.

Хоронили Максимова со всеми причитающимися его рангу почестями. Была назначена команда в составе двух рот от всех, находящихся на рейде судов, приписанных к Сибирскому флотскому экипажу: канонерской лодки «Сивуч», транспорта «Тунгус», портового судна «Силач», пристрелочной станции, минного отряда и плавучих средств. «При фронте находиться хору портовых музыкантов, - значилось в приказе командира порта. - Параду собраться у экипажной церкви 24 августа в 2 часа дня…».

«Действительно, укрепившись в Южно-Уссурийском крае, Россия мирно отвоевала полуоткрытую дверь в Тихий океан, которую тщетно мы стараемся прорубить во враждебной нам Европе…» (из сборника А. Максимова «Наши задачи на Тихом океане»)

Церковь находилась в одной из казарм экипажа. Скорее всего, неподалеку, в Офицерской слободке (она начиналась от Жариковского сквера и тянулась в сторону Экипажной), находился и скромный деревянный домик, в котором в последний приезд жила семья Максимова и где Александр Яковлевич, случалось, ночи напролет готовил к изданию свое полное собрание сочинений (этот дом, увы, не сохранился). Судя по всему, на его фоне и сфотографировались сестры. Как сложилась их дальнейшая судьба - еще предстоит узнать. Как и то, кому принадлежал старинный японский альбом, где оказались их снимки.

«Наша окраина не должна забыть помянуть его добром, - значилось в некрологе, посвященном А. Я. Максимову, в газете «Владивосток», - особенно за публицистические статьи в «Санкт-Петербургских ведомостях», в которых он ратовал против странного, если не сказать больше, проекта оставления Владивостока и перенесения военного морского порта в залив Святой Ольги. Время показало всю правоту взглядов покойного по упомянутому поводу».

Не прошло и двух месяцев, и жена писателя Мария Максимова отправилась с детьми в Санкт-Петербург. Портовая контора Владивостока снабдила семью ординарными прогонными по чину покойного и единовременным пособием в размере полугодового жалованья Александра Яковлевича. В родном городе мужа она смогла издать 10-томное собрание сочинений первого приморского писателя.

«Только на востоке мы обладаем открытой дверью в океан» - сегодня это высказывание Александра Максимова звучит как никогда злободневно. Хорошо было бы переиздать хотя бы часть его произведений, с комментарием. Это стало бы не только данью памяти первому писателю Владивостока, потрясающе интересным чтением для нынешних приморцев, но еще помогло бы лучше понять, как нам дальше жить на самых восточных рубежах страны.

«… После нескольких часов благополучного плавания мы вошли в обширный Амурский залив.. Погода стояла ясная, тихая, теплая; шумно пенил пароход своими колесами зеркальную поверхность залива и быстро шел к отдаленному, темному, крутому мысу, за которым таинственно открывалась одна из лучших и красивейших бухт в мире – бухта Золотой Рог. С каждой минутой левый берег выяснялся все больше и больше и, наконец, предстал перед нашими глазами во всей своей дикой прелести; непрерывные цепи роскошных, живописных холмов создавали фантастические, разнообразные картины. Казалось, перед нами тянулась чудеснейшая панорама лучших и грандиознейших мест земного шара, высились величественные волны застывшего могучего моря... С моря Владивосток представляет очень живописную картину: расположенный на северном берегу бухты Золотой Рог, глубоко вдавшийся в обширный лесистый полуостров Муравьева-Амурского, окруженный зеленеющими роскошными холмами, наш аванпост на Великом океане имеет в себе много привлекательного, много картинного; небольшие деревянные дома его, разбросанные в одном направлении, на протяжении около трех верст, заметно делятся на три как бы отдельных квартала: собственно город, офицерскую слободу, в которой обстроились морские офицеры, и матросскую слободку, заселенную женатыми матросами местного экипажа…» (из рассказа А. Максимова «Об инородцах»)

Автор : Тамара Калиберова Николаевна

comments powered by Disqus
В этом номере:
Не засоряйте эфир анекдотами! Радиолюбители края выходят на связь.

В выходные состоится первенство Владивостока по любительской радиосвязи на УКВ (ультракороткой волне). Участники соревнований разъедутся со своими станциями по всему краю: чем дальше будет зарегистрирован сигнал, тем больше очков получит спортсмен-любител

Красноперка с салом. Сезон рыбалки в самом разгаре.
Красноперка с салом. Сезон рыбалки в самом разгаре.

Полное ведро красноперки всего за три часа наловил с пирса полуострова Саперного на острове Русском слесарь местных теплосетей Константин Гамазин.

Сгонял за хлебушком… в Комсомольск. Байкер из Приморья едва не стал обладателем титула «железная задница».
Сгонял за хлебушком… в Комсомольск. Байкер из Приморья едва не стал обладателем титула «железная задница».

Хотя, если разобраться, никакой особой цели завоевать заветное звание у Остапа из поселка Нового не было. Парню просто надоело однообразие в жизни, и он решил совершить мотопробег до славного города Комсомольска-на-Амуре.

Чтобы дома завелась жена… Нужно посмотреть кино Южной Кореи.

Прийти в кинотеатр, взять в кассе пригласительный билет, не заплатив ни копейки, и посмотреть драму, хорошую мелодраму или симпатичную комедию, - думаете, это невозможно? Отчего же? Сегодня и завтра в кинотеатре «Океан» состоится фестиваль корейского кино

Цифра недели

201 пара будет зарегистрирована во Владивостоке 7 июля.

Последние номера