Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Новости, события

“Бои неместного значения“

Дню знаний в этом году салютовала корабельная артиллерия. Первый день занятий в школах совпал с началом зачетно-тактических учений Тихоокеанского флота, являющихся своего рода выпускным экзаменом для военных моряков.

Дню знаний в этом году салютовала корабельная артиллерия. Первый день занятий в школах совпал с началом зачетно-тактических учений Тихоокеанского флота, являющихся своего рода выпускным экзаменом для военных моряков.

“Нам бы понедельники взять да отменить”

Понедельник - день тяжелый. Старые морские волки утверждают, что любые большие дела, связанные с выходом в море, в этот день начинать не стоит (всю “дорогу” будет не везти). Виноваты в зарождении этой традиции симптоматичные головные боли, сопровождающие утро первого дня недели, или причиной всему русская привычка всякую работу начинать с большого перекура - точно неизвестно. Но факт остается фактом: в былые годы нарушить традицию командиры кораблей боялись больше, чем получить выволочку на партийном собрании.

Теперь всего стало меньше, в том числе и традиций. Однако едва большой противолодочный корабль “Маршал Шапошников” оторвался от берега, как прозвучал сигнал аварийной тревоги. Вскоре выяснилось - ничего страшного не произошло, просто кто-то из матросов оставил посушиться спасательный жилет на кожухе котла. В результате от него остался один запах, который и послужил поводом тревоги. Дело, в общем-то, ерундовое. Хотя надо признать, что из-за ерунды часто все и случается.

К вечеру этого дня корабли заняли точки якорных стоянок и приступили к отработке задач противодиверсионной обороны.

Борьба с диверсантами для флота дело большой важности. Известны десятки случаев, когда подлый диверсант пускал на дно целые крейсера и линкоры. Во время войны во Вьетнаме один доблестный вьетнамский мужчина, используя даже не акваланг, а простую бамбуковую трубочку, взорвал в бухте Камрань американский крейсер. После чего стал национальным героем.

Наши моряки глушат боевых пловцов как рыбу. Годится для этого все, что стреляет и взрывается. Но есть и специальное оружие. Например, многоствольный реактивный гранатомет. Эта штуковина залпом выстреливает несколько гранат, начиненных специальной взрывчаткой. Каждая такая граната, если и не убивает на несколько десятков метров всех “ихтиандров”, то обеспечивает такой болевой шок, после которого даже Рэмбо всплыл бы на поверхность.

Но самым эффективным и удобным в применении средством против всех диверсантов считается работающая в активном режиме гидроакустическая станция. Очевидцы рассказывают, что всякий почувствовавший ее излучение на своем теле выпрыгивает из воды подобно пингвину. Всплывших диверсантов собирает корабельный катер с патрулем, вооруженным специальными для подводной стрельбы автоматами, пулеметами, пистолетами и даже гранатометами. Руководит противодиверсионной обороной на БПК “Маршал Шапошников” помощник командира корабля капитан 3-го ранга Игорь Давыдкин.

Судя по всему, экипаж “Шапошникова” к выполнению этой задачи подошел с большой ответственностью. Водная поверхность вокруг корабля буквально кипела от разрывов. Будучи гуманистом по натуре, я еще долгое время после окончания баталии всматривался в водную гладь, одновременно надеясь и боясь увидеть всплывшее тело. К счастью, ничего не всплыло.

Позже, под покровом ночи, из залива незаметно вышли эсминцы, возглавляемые крейсером “Варяг”. Без особого шума поставив мины, они так же незаметно вернулись на базу.

“Кто сломал лодку?”

Несмотря на то, что по календарю уже был вторник, учения, вероятно, по-прежнему находились в зоне действия понедельника.

Вскоре после завтрака стало известно, что учения по противолодочной защите придется перенести на неопределенный срок. Атомный подводный стратегический крейсер, по плану учений изображавший вражескую субмарину, неожиданно вышел из строя (вроде как сломался генератор). В результате, как и положено на хорошей войне, дальнейшее развитие событий приняло внеплановый характер. Масла в огонь подлил доклад, пришедший с тральщиков, занимавшихся тралением выставленных ночью мин: из четырех практических мин пока что удалось поднять только две. Было не ясно, потеряны они или тральщики по какой-то причине не могут их поднять.

Крейсер “Варяг”, два эсминца и наш корабль двинулись в район минной постановки для оказания помощи. По всему было похоже, что эта “война” либо закончится, так и не успев начаться, либо затянется на неопределенно долгое время.

В общем-то, надо сказать, что подобные неожиданности на флотских учениях вещи достаточно обыденные. Техника есть техника, и она имеет свойство ломаться. А в условиях, когда государство по сути самоустранилось от финансирования ремонта кораблей, какого-то другого состояния, кроме неважного, у военной техники быть не может. При этом вся ответственность за техническую и боевую готовность кораблей легла на плечи простых офицеров. Но даже братья Кулибины вряд ли что смогли бы сделать с турбиной или ракетным комплексом, у которых уже вышло два межремонтных срока, но ни один еще не проводился. Долги по ремонту у Тихоокеанского флота исчисляются сотнями миллиардов рублей. А между тем успех в современной войне на все 90 процентов зависит от технических показателей оружия.

- Проблема судоремонта заключается не только в отсутствии средств, - говорит заместитель командира соединения противолодочных кораблей капитан 1-го ранга Евгений Крайнов. - Но и прежде всего в абсолютно сумасшедших, взятых буквально с потолка расценках на те или иные виды работ. К примеру, годовое содержание такого корабля, как “Маршал Шапошников”, вместе с текущим ремонтом, зарплатой офицеров, питанием и топливом не превышает 4 миллионов долларов. У нас же одно ежегодное докование обходится почти в 1 миллион долларов. Конечно, так никакого бюджета не хватит.

Но как бы там ни было с бюджетом, а плавающую мину этим вечером корабельная подрывная команда, возглавляемая командиром минно-торпедной боевой части капитаном 3-го ранга Виктором Вавиловым, все же взорвала. Мину изображал простой ящик, а взрывали его целым килограммом морской смеси - взрывчатым веществом, в полтора раза более мощным, чем тротил.

“Иголка в стогу сена”

Утром третьего дня учений мы, похоже, наконец выбрались из зоны действия понедельника. Это подтверждалось пришедшим вскоре после завтрака сообщением: субмарина устранила неисправность и готова к работе.

Всякий опытный моряк скажет, что искать в море подводную лодку все одно, что ковыряться в стогу сена, нащупывая иголку. Во-первых, потому что под водой тоже ничего не видно. Во-вторых, если даже и видно, то никогда нельзя быть уверенным на все сто, что это именно то, что тебе нужно.

Ближе к 15 часам корабельная поисковая ударная группа под командованием командира соединения капитана 1-го ранга Виктора Чиркова вовсю “утюжила” район поиска. В воздух подняты вертолеты. Где-то недалеко выставил заградительный барьер из гидроакустических буев “Ил-38”. Но первым подводную лодку (ПЛ) обнаруживает БПК “Адмирал Пантелеев”. Вскоре контакт с ПЛ устанавливает и “Шапошников”. Но хитрые подводники умудряются уклониться от атаки, зайдя в запретный для надводных кораблей район.

Приходилось начинать все сначала. Долгое время ничего обнаружить не удавалось. Командир БПК “Маршал Шапошников” капитан 2-го ранга Андрей Нелидин уже было принял решение выходить в атаку по данным “Пантелеева”, но в эту секунду акустики доложили о восстановлении контакта. Через какие-то две минуты последовала команда “залп”, и девятиметровое, сигарообразное тело торпеды со скоростью почти 80 километров в час устремилось к подводной лодке. Добивали “вражескую” субмарину из реактивной бомбовой установки (РБУ). По предварительным данным, атака должна быть успешной. Но точно об этом можно будет судить только после “вскрытия” торпеды. Тем не менее главными героями этого дня на корабле были, несомненно, минеры и акустики.

“Уберите корейца”

На следующий день мы отбивались от крылатых ракет.

Противовоздушная оборона - дело серьезное и достаточно опасное даже в мирное время. Всем памятен случай с МРК “Муссон”. Однако хорошо налаженная и отработанная организация ПВО корабля сводит опасность на нет. Главными “пэвэошниками” на корабле являются старший помощник командира капитан 3-го ранга Валерий Калашников, командир боевой части управления капитан 2-го ранга Борис Кальченко и командир ракетно-артиллерийской боевой части капитан 3-го ранга Сергей Покотило.

Первая воздушная атака началась в 11 часов утра. Имитированная цель с легкостью была отражена зенитно-ракетным комплексом и несколькими выстрелами стомиллиметровых орудий. Нанесение основного удара по корабельной группировке, в состав которой входил наш корабль, было назначено на 17 часов.

Ближе к этому времени появился американский разведывательный самолет “Орион”. Но наши истребители полка ПВО вежливо попросили его не мешать, поэтому он барражировал где-то вдалеке, не создавая нам абсолютно никаких помех. Зато непонятно, откуда прямо по пеленгу стрельбы появился северокорейский танкер, вроде как двигающийся в Находку. Стрельбу пришлось перенести. Но и через час “кореец” был на том же месте. Выполнение боевых упражнений перенесли еще на час.

По словам Евгения Крайнова, это уже четвертый случай за последние два года, когда гражданские суда КНДР оказываются в закрытом для проведения ракетных стрельб районе.

В 18.30 стало известно, что “Варяг” успешно отстрелялся одной ракетой главного комплекса. Вторая не пошла из-за ошибки, допущенной при вводе в систему управления метеобаллистических данных. Впрочем, изначально и планировалась стрельба одной ракетой.

В 19 часов в бой вступили и мы. Первый удар наносился с берега. Честно говоря, сколько я ни вглядывался в горизонт, но так и не понял, кто куда летит и по кому стреляет. Артиллерия работала в максимальном режиме скорострельности. Все небо было покрыто всполохами разрывов. Ходовую рубку полностью затянуло пороховым дымом. Грохот стоял такой, будто тысяча идиотов что есть мочи молотили металлическими палками по корпусу корабля. Длилось все это удовольствие пару минут, не больше. Наступившая после стрельбы тишина показалась настоящим блаженством.

По данным радиолокации, одна ракета была сбита корабельной артиллерией, а вторая прошла у нас далеко за кормой.

Следующим этапом было отражение атаки ракетных катеров. Теперь мы находились во второй линии, или, как говорят моряки, стояли на достреле. Желание сбить кого-нибудь было столь велико, что комендор с визирной колонки без команды открыл огонь, желая “завалить” зенитную ракету, выпущенную с эсминца. Разумеется, безрезультатно. К сожалению, больше никакие “враги” в нашу сторону не летали.

“По танкам огонь!”

Ночью последнего дня ведения боевых действий “Шапошников” обеспечивал противолодочное охранение отряда десантных кораблей. Высадка десанта, заключительный эпизод учений, была главной операцией по основному замыслу учений - мы освобождали острова от вражеских захватчиков.

Утром, выстроившись в кильватерную колонну, корабли начали артиллерийскую подготовку. Стрельба шестью стомиллиметровыми стволами велась по побережью острова Желтухина. На нем находятся несколько старых танков “Т-34” и два дота, их-то и мешали с песком корабельные артиллеристы. Корректировку огня вели с наблюдательного пункта, организованного на близлежащем островке. Всего по острову было выпущено около 300 снарядов. Говорят, несколько лет назад подобный артналет выдержала группа заблудившихся туристов, после выяснения личности оказавшихся мичманами Тихоокеанского флота. Моряки убеждены - простой человек в такой ситуации не выжил бы.

На этом по сути и закончились зачетно-тактические учения Тихоокеанского флота. Конечно, не обошлось без некоторой шероховатости, сбоев и поломок техники. Впрочем, без этого не обходятся и учения гораздо более благополучных государств. Главное не это. Главное, что военные моряки смогли не только проверить себя, на деле укрепить профессиональные навыки, но и продемонстрировать всем, что даже в этих катастрофических условиях сделают все от них зависящее, чтобы защитить наши жизни и интересы.

Автор : Сергей МЕЛЬНИШИН, “Владивосток”

В этом номере:
Четыре часа над морем

Вылета на задание с противолодочниками мы ждали двое суток. Гарнизон в Николаевке расположен компактно, жилые дома высятся буквально у кромки аэродрома, а уж башню КДП - командно-диспетчерского пункта - видно, пожалуй, из любого окна. Официально учения ТОФ стартовали 1 сентября, но по известной одним лишь штабам причине вылеты откладывались. Летчики собирались у КДП, курили, развлекали двух прибившихся корреспондентов рассказами о службе в Йемене, Эфиопии и Сомали, а время от времени кто-нибудь убежденно повторял: “А я вам точно говорю - корабли еще и из баз не вышли. Это же только у нас готовность - в любую секунду. Да и погодка вон какая: миллион на миллион...”

Осенью лес рубить удобнее

Командировка в Спасский район обернулась для старшего следователя природоохранной прокуратуры Игоря Макаревича двумя уголовными делами, принятыми им к производству, - с приближением осени участились незаконные порубки.

Фальшивые сотенные по-прежнему в ходу

Не так давно “В” сообщал о нескольких случаях изъятия фальшивых 100-тысячных банкнот. К сожалению, липовыми деньгами продолжают расплачиваться. Последний случай обнаружения таких банкнот зарегистрирован во Владивостоке.

Под прицепом гибнут дети

Страшная беда произошла поздно вечером в воскресенье на 19-м километре трассы Новосельское - Спасск по вине пьяного водителя Н.

Заявление о краже 328 миллионов рублей было шуткой?

С заявлением о крупной краже обратился в Партизанский горотдел местный житель с улицы Индустриальной. Пострадавший заявил, что у него из квартиры похитили 328 миллионов рублей. При этом, по словам заявителя, для того, чтобы проникнуть в квартиру, злоумышленники использовали серную кислоту. Ее налили в замочную скважину, чтобы кислота разъела защелку.

Последние номера