Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Без политики

Как жениться в Новой Зеландии? Самый верный способ остаться в стране Маори не так прост, как кажется

Много лет уже в нашей газете существует постоянная рубрика: «Русские без России». Речь в ней, как правило, идет о непростых, а порой и причудливо изломанных судьбах тех, кто в вихре Гражданской войны, в более поздних катаклизмах утратил свою Родину и всю
Как жениться в Новой Зеландии? Самый верный способ остаться в стране Маори не так прост, как кажется


Много лет уже в нашей газете существует постоянная рубрика: «Русские без России». Речь в ней, как правило, идет о непростых, а порой и причудливо изломанных судьбах тех, кто в вихре Гражданской войны, в более поздних катаклизмах утратил свою Родину и всю жизнь прожил за границей, тоскуя по «отеческим гробам».

Однако, получив вот этот материал, мы подумали, что границы рубрики, похоже, пришла пора существенно расширять. Потому что в самые последние годы (максимум 20 лет) среди, скажем условно, «перемещенных» лиц оказались миллионы и миллионы наших вчерашних соотечественников: одноклассников, соседей, друзей, коллег...

Их разметало от Аляски до Занзибара, но почти все они по-прежнему считают родным языком - русский, смотрят российское телевидение, просматривают российские сайты и стараются восстановить некогда утерянные контакты в утраченной стране.

Так, неожиданно объявился человек, знакомый с детства, который много лет назад покинул свое рыбацкое судно в Новой Зеландии и остался там жить. Мне так и сказали: «Женька - сбежал». На излете советской власти это «сбежал» было «изменой Родине». И большой симпатии и сочувствия не вызывало. Тем более что за «побег» наказывали строго и многих из тех, кто «проглядел и не пресек». Сейчас уже мало про кого можно сказать, что он «сбежал из страны» (разве что про Березовского?), но миллионы - взяли и просто «уехали».

И вот Женька нашел мой е-мейл и написал. Стал долго и подробно рассказывать, «почему» он сбежал с судна. Его рассказ - это напоминание нам об эпохе, которая так быстро забылась. И, конечно, было очень интересно узнать, как он устроился в Новой Зеландии, что он там искал и что нашел, а что - нет.

* * *

«Все началось с Горбачева, а потом и при Ельцине стало просто невозможно жить. Я работал в ТУРНИФе. На моих глазах все стало разворовываться-продаваться, и каждый начальник на своем месте тащил, что мог. Отцы-капитаны разобрали все суда и организовали свои мелкие предприятия.

В конце концов из более чем 100 единиц флота ТУРНИФа осталось всего четыре судна. Два из них - «Гиссар» и «Простор» находились в Новозеландской экспедиции, и гонять их во Владик было просто нерентабельно.

По тем временам зарплату уже стали задерживать. После полугодового рейса нам платили, если повезет, как за три месяца.

Вроде по городу знакомых у меня было валом, кругом связи. Многих деляг знал лично; но вот пока я работал в море, за это время на берегу все как-то попристраивались или создали худо-бедно свои сопливые кооперативы. Я было сунулся к одному, ко второму «корифану»… Ты знаешь: за это время сами люди изменились. Я ничего понять не мог: друзья стали скрытными, понаставили себе железные двери… Если раньше я видел, что каждый искал дурней себя, то теперь просто каждый стал сам за себя...

Иногда друзья меня брали с собой на дело, они ездили в Михайловский район и тырили на полях картошку или капусту. Как-то приехали мы в колхоз с ночевкой. Как только стемнело, нам надо было идти воровать картошку. И, как назло, пошел сильный дождь. И мы - ползком по грязи - выдергивали клубни. Я как в разведке чувствовал себя: меня предупредили, что эта картошка - китайская, а вон и будка сторожей. Короче, мы набрали… а я - грязный-грязный, пришлось в речке мыться, а была середина октября. И тут я обнаружил, что у меня карман расстегнут и паспорта моряка нет. Меня охватил ужас! Пришлось ползком лазить и все смотреть, но паспорт я не нашел.

Я сказал в ТУРНИФе, что паспорт украли в автобусе, и мне закрыли визу на один год. Я устроился сторожить машины на стоянке возле борделя. Но ненадолго. Была «разборка» охраны с клиентами, и мне там сломали нос, да так, что хирург еле спас.

К тому времени мне паспорт моряка восстановили, и я вернулся в ТУРНИФ.

Набрали экипаж в Новую Зеландию. Пошли в рейс.

Когда мы пришли в порт Тимару, то после Владивостока мне показалось здесь как в раю: очень спокойная жизнь, климат мягкий, народ не озлобленный. И уж очень бросается в глаза: когда утки с утятами переходят трассу, то машины останавливаются. Один грузин (дружок) все прибалтывал меня остаться и все время говорил: «Ну, посмотри, какая спокойная жизнь». Подходил рейс к концу, и этот дружок все гундел и гундел, а тут еще все начали уходить с судна. Ушло на берег человек 20, и все не хотели возвращаться домой, и с соседних судов народ уходил - с украинских и сахалинских, питерских, совгаваньских. Много народу поехало в Веллингтон - под крышу русской церкви… А я все не решался, и даже оставалось еще два дня и мы бы уходили во Владик, и все эти два дня я ходил еще по магазинам и покупал для дома всякую ерунду.

И вот я как-то вечерком вышел покурить на палубу, подходит ко мне наш боцман Серега, и мы с ним поговорили по душам. Он тоже не хотел возвращаться домой и нашел себе подругу местную.

Здесь остаться можно, если только женишься на гражданке Новой Зеландии.

Когда я решил не возвращаться и меня приютили знакомые, то меня в этот вечер сильно трясло, и я просто не мог сам поверить, что происходит и что я делаю??? Но и возвращаться я не мог.

Перво-наперво надо найти женщину, которая бы взялась тебе помогать, а кто согласится на такое, если этот человек без документов, без денег, без языка??? Наших пацанов осталось много, и чтоб решить все эти вопросы, пацаны женились практически на ком попало. Ну, а кто не женился - тех отправляли домой в Россию после определенного срока - что-то около 6 месяцев. За это время ты должен найти себе подругу, которая бы стала за тебя ходатайствовать. Ну, а где наши находили себе подруг? Да конечно же по барам. Там такие варианты, что можно кричать: «Караул!» - пьянчужки или наркоманки. Редко кому удалось жениться на нормальной женщине…

…Надо было и мне жениться. Но на ком? Сидели мы как-то в баре с приятелем, и минут через 20 подходит к нам барменша и говорит в мою сторону: «Хочешь я тебе покажу свою дочь?». Это мне дружок перевел, я тогда в английском еще вообще ни слова не понимал.

Я, конечно, очень удивился, но подумал: «Пускай покажет». И барменша еще сказала: «Через неделю в это же время приходи, и моя дочь будет здесь, она пока еще в Австралии».

Через неделю мы опять заглянули в этот бар, и я увидел Сюзан.

Конечно, не фотомодель, но по новозеландским меркам - пойдет. Наши пацаны вообще женились на ком попало.

Смотрю, а у нее тоже глазки загорелись. Мы с Витьком пригласили ее за наш столик, и пошло и поехало. Говорили в этот день через Витька, а чмокались и без переводчика. Минут через 40 мы уже были у нее дома… Так я познакомился со своей будущей женой.

…Скоро мне надоели ее блюда: ну одно и то же - вареная тыква, я терпеть не могу тыкву, а новозеландцы могут хоть каждый день лопать ее, плюс вареные морковь, картошка и отбивная приличного размера. Сначала казалось это очень вкусным. Но через три месяца я стал Сюзан объяснять, что русские мужчины любят, чтобы в тарелке со вторым лежал там помидорчик или огурчик, а еще лучше - маринованный или соленый, а не тыква. В России тыквы выращивают для откорма свиней. Сюзан на это аж глаза выпучила.

Я позвонил знакомым и попросил Майю, чтоб она показала, как готовить пельмени, и Майя ее научила...

На другой день Сюзан, довольная, подает мне в тарелке пельмени собственного приготовления. М-да, в тарелку лучше не смотреть, а то есть не захочешь: это не пельмени, а маленькие метеоры, все - неправильной формы да еще расползлись, и она мне еще сверху положила полуметровый вьетнамский огурец. Я ее спрашиваю: «Что это?». Она разозлилась и говорит: «Да вас, русских, весь мир не понимает, что вам надо!».

Жизнь с Сюзан была непростой, так как мы очень разные во всем. Я даже не могу все так написать, как оно все получалось. Тяжело вспоминать…

Как только мы сошлись с ней, то уехали жить в другой город под названием Бленом. Я долгое время не мог объяснить Сюзан, что если она хочет, чтоб меня не отправили назад в Россию, то нам надо пожениться. Но кое-как с помощью друзей (русских), которых мы нашли в Бленоме, ей объяснили. И дело пошло: она стала уже наводить всю суету с документами как жена. А тут и пришло разрешение на работу, а найти ее было очень сложно в небольшом городишке.

И мы после двух месяцев поиска все же нашли ее - на яблочной фабрике. Поставили меня на упаковку ящиков. По конвейеру они подходят ко мне, я их заматываю скотчем. И я был очень рад, но получал очень мало, что-то около 200 долларов в неделю.

Потом чудом нашли мне работу на фабрике по производству деревянных каркасов для строительства жилых домов. Я складывал бревна и длинные рейки в стропа. Иногда бревна были очень тяжелые. По плану мне нужно было собрать пять стропов в день. Работали на улице при любой погоде. Но там деньги уже были получше: я получал 840-850 в две недели...

Работаю сейчас на фабрике по изготовлению рыбного филе во всех видах. Я рыбу не разделываю. Я готовую продукцию обвязываю пленкой и считаю-регистрирую в компьютере.

Когда я проходил все этапы иммиграции и ходил по кабинетам, то меня не понимали. Они не знают, что такое «дефицит». Они не знают, что такое война, и у них принято считать, что во Второй мировой войне победили англоязычные страны, а не СССР. Cлава богу, они не знают, что такое перестройка! Когда просто поговоришь с простыми людьми, то просто диву даешься, до чего же мы разные.

А с другой стороны, я как посмотрю русское ТВ, в России проблемы покруче моих. Я каждый день чему-то удивляюсь. Вот вчера передача была про Сахалинский аэропорт. Самое интересное, что начальник аэропорта вовсе не бывший летчик, а имеет диплом повара… Но есть чудеса и еще покруче. Вот, например, министр обороны России сам служил в армии не больше года, а еще недавно в Питере мебелью торговал.

…В этом году хочу поменять практически все коронки. Это удовольствие очень дорого стоит, практически за этот год все деньги на это дело и уйдут.

На фабрике я имею медстраховку на все виды болезней и операций, но вот дантисты здесь сами по себе, на них страховка не действует. Новозеландские дантисты сразу предлагают удалить все зубы и сделать вставную челюсть, а меня это не устраивает. Нашел русского дантиста, тот взялся поменять коронки.

Доволен ли я своей жизнью? Сложный вопрос. Это с какой стороны посмотреть. У меня небольшой домик, смотрю русское телевидение.

Единственный непростой вопрос - как устроить свою личную жизнь? Вот это непросто. Я поместил на одном Интернет-сайте свою анкету, и мне женщины пишут, а я смотрю, кто и что. По большому счету, я смотрю женщин русских в самой Новой Зеландии или в Австралии, но иногда мне пишут женщины из США и даже Ирландии. Сейчас одна очень молодая девочка оформляется в Москве на ПМЖ, чтоб переехать в Мельбурн, а после Австралии она хочет приехать ко мне. Еще одна подала документы на приезд в Новую Зеландию, но ей пока не разрешили, хотя она до этого жила во Франции.

Что я могу планировать? Да, живу здесь спокойно, вот и все. Я не думаю, что вот вдруг изменится власть и в стране начнутся большие перемены.

По сравнению с той жизнью, что мне пришлось прожить во Владике, начиная со времен Горбачева и далее Ельцина, то я бы не хотел так жить.

По большому счету, возвращаться в Россию я не очень бы хотел…».

~~От редакции
С позиции сегодняшнего дня, с точки зрения нашего нынешнего опыта можно сказать: заурядная судьба. Да, наверное, так. Подобных судеб тысячи, если не миллионы. У каждого есть друг, знакомый, а то и родственник, уехавший «за бугор». В той же Новой Зеландии, говорят, ходит шутка, что русский язык скоро будет там объявлен вторым государственным. Но такие же шутки ходят и в Австралии, и в Канаде, и в Чехии, не говоря уже об Израиле, где так фактически и есть.

Не дай нам бог кого-то здесь даже мысленно осуждать: Гоголь полжизни провел в Италии, а Тургенев во Франции - ну и что? В конце концов, как в XIX веке (XX, к сожалению, оказался вычеркнут), так и сегодня каждый выбирает и строит свою судьбу сам.

Но как в приведенном рассказе, так и у многих других множество ниточек, связывающих с родиной, оказалось разорванным. Мы были бы рады помочь их восстановить, стянуть в узел по тем или иным причинам утраченные связи.

Пишите нам.

Наиболее интересные из подобных историй мы готовы опубликовать; иные - разместить в форме поисковых объявлений и в газете, и на нашем Интернет-сайте vladnews.ru.

В XXI веке выяснилось, что поиск потерянных людей превратился в одно из самых нужных занятий.

Давайте же поможем друг другу! ~~

Автор : Андрей Калачинский

comments powered by Disqus
В этом номере:
Мост через Золотой Рог перенесли. С Чуркина – на июнь

В потоке тысяч сообщений, ежедневно поступающих на главный редакционный электронный ящик news@vladnews.ru, среди недели был выловлен, казалось бы, настоящий бриллиант – информация о строительстве моста через бухту Золотой Рог. Удивительно, что располагала

Северная Пасифика шагает в будущее. ТИНРО-Центр интегрируется в мировую науку
Северная Пасифика шагает в будущее. ТИНРО-Центр интегрируется в мировую науку

Пятое межсессионное заседание управляющего совета и научного бюро Международной организации по морским наукам в северной части Тихого океана (ПИКЕС) прошло в Иокогаме. На этот раз участники представительного форума собрались в Стране восходящего солнца на

Рождение корабля
Рождение корабля

Еще одной боевой единицей пополнилось Пограничное управление ФСБ РФ по Приморскому краю. В 12 часов 15 мая поднял флаг новый сторожевой корабль.

На побережье пропусков не понадобится

В среду, 16 мая, «Российской газетой» официально опубликован зарегистрированный в Минюсте РФ 10 мая приказ ФСБ России № 193 от 17 апреля 2007 года «О пределах пограничной зоны на территории Приморского края», отменивший аналогичный приказ № 154 от 14 апр

Вьетнамский стяг над рейхстагом

На полях сражений Великой Отечественной до сих пор остались лежать те, имена которых наша Родина безвозвратно потеряла. Их, безымянных, - сотни тысяч.

Последние номера