Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Культура, история

Главная ценность – земля

Самый интригующий сегодня во Владивостоке вопрос - земельный. Где и какие участки кому принадлежат, что происходит с придомовыми территориями, как приватизировать землю возле частного строения? Это понятно: земля была, есть и будет главной ценностью. Что
Главная ценность – земля

Самый интригующий сегодня во Владивостоке вопрос - земельный. Где и какие участки кому принадлежат, что происходит с придомовыми территориями, как приватизировать землю возле частного строения? Это понятно: земля была, есть и будет главной ценностью. Что же происходило с этой ценностью полтора века назад, когда Владивосток только начинал осваивать огромные необжитые территории?

Когда в ноябре 1860 г. Приморская область получила территориальное прибавление в виде Зауссурийского края, то сразу же возник вопрос - кого и куда в него переселять? Правитель Восточной Сибири Муравьев-Амурский еще в 1859-м решил перенести областной центр и главную базу Сибирской военной флотилии из Николаевска в залив Посьета и построить на берегу бухты новый город. Потому и бухте граф сам дал название - Новгородская.

Военный губернатор Приморской области и командир флотилии контр-адмирал Казакевич настаивал на том, что центр области и главную базу нужно устраивать в заливе Святой Ольги.

Бухту Владивосток считали пригодной только для устройства небольшого коммерческого порта. До принятия окончательного решения о месте размещения областного центра и базы флотилии в этой бухте было решено обустроить военный пост. В заливах Посьета и Святой Ольги посты уже существовали.

В 1860 г. пост был устроен, а в 1861-м в нем появились первые переселенцы. С 1862-го начались первые земельные отводы переселенцам. Первый участок был закреплен за купцом Яковом Лазаревичем Семеновым. Летом того же года отвели три надела на западном берегу бухты трем китайцам рядом с фанзой их соотечественника Волоси, живущего на этом месте уже 20 лет. Позднее на северном берегу бухты построили свои дома и лавки гамбургские купцы Кунст и Альберс. Число заморских гостей росло, и потому помощник капитана над портами в южных гаванях капитан 2-го ранга Шкот 11 июня 1865 г. обратился к губернатору Приморской области с сообщением о том, что иностранцы, поселившиеся в южных гаванях, часто просят его об отводе им земель как в самом порту для постройки домов и магазинов, так и вне порта для заведения ферм для скотоводства и хлебопашества.

У губернатора дело не стояло, и уже через полторы недели он уведомил Шкота, что в порту земля может быть отводима всем желающим строить дома, но с тем, чтобы каждый участок имел не менее 15 саженей и не более 30 саженей длины и по поперечнику, а квартал - восемь участков, то есть так, чтобы на все стороны квартала выходило по три участка; необходимо при этом разбить участок улицы, чтобы не было впоследствии необходимости исправлять кривизну улиц и т. п. Улицы должны быть шириной не менее 20 саженей.

Всех желающих получить участок успокоили, сообщив, что «плата за землю во Владивостоке еще не установлена, но впоследствии не будет превышать 3 копейки за квадратную сажень».

Вначале землю отводили, сообразуясь с рельефом, но в 1868 г. заведующему гражданской частью в порту Владивосток лейтенанту Этолину был передан план-проект, которым он и должен был руководствоваться при отводе участков. Тем более что уже в 1869 г. ему поступило более 70 прошений об отводе земельных дворовых участков в городе.

В числе подавших прошение были американцы, немцы и англичане, которые просили об отводе им более 20 участков. На свою долю претендовала и другая часть просителей, которую составляли нижние чины, вышедшие в запас.

11 февраля 1871 г. землевладельцы Владивостока вздохнули с облегчением. В соответствии с распоряжением генерал-губернатора Восточной Сибири находящиеся в пользовании дворовые участки по уплате за них посаженных денег должны были поступить в полное владение обывателей. Извещение касалось 127 участков.

В том же году прошел и первый аукцион по продаже дворовых участков. Торг начинался с 3 копеек за квадратную сажень. Вот как в «Сибирском вестнике» описывал Владивосток того времени его обитатель: «Пост представлял следующую картину: настоящая базарная площадь (ныне засыпана и называется площадь Борцов за власть Советов) и так называемою собачьей батареею была занята манзами и корейцами, почему представляла настоящее холерное гнездо. Главная, или Американская, улица, переименованная в 1873 г. в честь фрегата «Светланки» («Светлана». - Прим. ред.), на котором посетил Владивосток Великий князь Алексей Александрович, была размежевана с солнечной стороны на дворовые участки, которые почти все растащили иностранцы, платя 3 копейки за квадратную сажень. Таким образом, от морского клуба к Амурскому заливу по солнечной (нечетной) стороне этой улицы участки захватывались так: Дикман из Гамбурга получил громадную часть квартала. За Дикманом к церкви и то место, где теперь постройки торгового дома Чурина и купца Пьянкова (от госбанка до главпочтамта), занял органист лютеранской церкви в Ситхе Отто Рейн. Весь квартал от почтово-телеграфной конторы до магазина торгового дома Кунст и Альберс получили американцы братья Карл и Оскар Смиты. Следующий громадный квартал напротив базарной площади с домами Кунста и Альберса и Ленгалитье занял голландец Джон Корнилус Девриз ( по другой версии - де Фриз); но ему и эта многоценная площадь показалась недостаточною, он приобрел еще за 20 - 30 рублей те участки, на которых воздвигнуты каменные лавки и богатый каменный дом Гольденштедта. За прогимназией, которая была тогда сухарным заводом морского ведомства, получил участки датский подданный Босгольм. Остальные к Амурскому заливу приобрели американец Генрих Купер и крещеная китаянка Мария (Мэри) Купер, которые, так же как Девриз, не удовольствовавшись этими громадными городскими площадями, заняли территории вместе с англичанином Демби на углу Пекинской и Китайской улиц, причем Демби в компании с немцем Гуммелем приобрели еще участок напротив арки Цесаревича. В заключение неудержимого стремления приобретать за 3 копейки квадратную сажень городской земли иностранцы Демби, Купер, Смит скупили все участки по Фонтанной ул., на Семеновском покосе и сдавали их в аренду манзам. Оказав столь обширное гостеприимство иностранцам, мы любовались на их эксплоататорство с русской землей».

Однако вскоре начался первый передел городских земель.

Дикман перепродал свои громадные участки гамбургской фирме «Липман и Геффен». Рейн всю свою многоценную землю на главной улице перепродал крестьянину Осипу Степанову, торговому дому Чурина и купцу Пьянкову. Смиты продали свои участки в казну под почтово-телеграфную контору и купцу Манакову, оставив за собой землю за нынешним главпочтамтом. Там был единственный в городе оружейный магазин (ныне - Клуб связи). Демби и Гуммель продали свой участок под переведенное из Николаевска женское училище. Босгольм продал за гроши (несколько сот рублей) китайцу Янглаю драгоценный и великолепный участок, выходящий со Светланской на бойкую и торговую Пекинскую улицу. Всего через 20 лет через этот участок прошли последние сажени Транссибирской магистрали, и казне пришлось выложить за него владельцу не один десяток тысяч.

Но наживались на перепродаже земли не только иностранцы. В свое время первый полицмейстер порта Владивосток Шестинский получил от казны в собственность участок на Суйфунской. Когда в городе было учреждено полицейское управление, то землю под него городская управа выкупила у Виктора Сергеевича за 5000 рублей. За небольшой участок Восточно-Сибирское общество заплатило Дикману несколько сот рублей. Когда городская управа решила построить для себя здание, то выкупила участок за 14 000 рублей. (Сейчас здесь располагается Дальсвязь.) Купец Галецкий за 30 целковых купил участок на Алеутской между Светланской и Пекинской и участком Босгольма. Его часть он позже продал под железную дорогу за 10 000 рублей.

Некоторые горожане случайно становились владельцами участков городской земли. Чиновник Морского ведомства Ильин бросил свой участок на улице Пекинской. Ее начало в то время интереса не представляло. А на месте базара были покос и небольшая пристань. Крестьянин Пуньков купил за гроши пустопорожнее место. После строительства базара и застройки начала Светланской престижность Пекинской возросла, и Пуньков продал его небольшую часть за 7000 рублей.

Кто не успел - тот опоздал. Лейбе Скидельскому, купцу 1-й гильдии, пришлось подарить городу здание под больницу (на Океанском проспекте, наискосок от Покровского парка) за разрешение вгрызться в скалу и построить свои дома на Китайской (два серых дома у угла Океанского проспекта и Пологой). И Бриннеру для двух зданий на Алеутской тоже пришлось «выгрызать» участок склона сопки Тигровой, а для дома на Светланской - покупать землю у Кунста и Альберса.

Земля в городе стала цениться, и как следствие появились попытки незаконного захвата. В конце XIX века городская беднота стала захватывать пустопорожние участки городской земли в вершинах Жариковского и Мальцевского оврагов. Позже они получили статус слободок. Также появилась слободка Дежневская, позднее ставшая улицей Дежневской.

Тем временем комиссия думы при обследовании городских усадеб обнаружила, что купец Шевелев, человек во Владивостоке уважаемый, сделал незаконную прирезку земли к своему участку. На требование думцев вернуть захваченное Шевелев отказался, ссылаясь на давность совершения захвата. А ведь купца неоднократно избирали гласным в ту же думу.

На городской стороне, к северу от нечетной стороны Светланской, такие случаи были нередкими. От четной стороны до акватории бухты такого не бывало - вся эта земля числилась за Морским ведомством. Исключением были городская пристань, северо-западный участок бухты, участок Якова Лазаревича Семенова и территория, подаренная Обществу изучения Амурского края. Потому там был порядок.

Так и жил наш город до 1922 г. Наступили иные времена, но это совсем другая история.

Автор : Юрий ФИЛАТОВ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Депутатская осмотрительность. Ни с бюджетом, ни с пенсиями торопиться не стали

Депутаты Законодательного собрания Приморского края (ЗС ПК) четвертого созыва вчера провели свое 10-е заседание, которое является на самом деле очередной апрельской сессией, отложенной на неделю из-за траура по Борису Ельцину. Эта задержка, однако, не при

Спасительные субсидии. Перерасчет по ним будет сделан с января
Спасительные субсидии. Перерасчет по ним будет сделан с января

Окончание отопительного сезона, когда отпадает необходимость вносить бешеные суммы за теплоснабжение и во многих семьях облегченно вздыхают, совпало с обнадеживающей новостью о том, что в крае увеличиваются субсидии на услуги ЖКХ.

7 мая – День радио, праздник всех отраслей связи
7 мая – День радио, праздник всех отраслей связи

112 лет прошло с тех пор, как физик Александр Попов подарил миру возможность использовать радиоволны на благо людей. Сегодня невозможно представить современный мир без радиоэфира, Интернета и электронных средств массовой информации. Они сокращают расстоян

Эстония, народный гнев и «продуктовые войны». Давайте сначала разберемся со своими памятниками
Эстония, народный гнев и «продуктовые войны». Давайте сначала разберемся со своими памятниками

Бесспорно, негативная реакция на попытки каким-либо образом переписать или изменить историю возникает как на самом высоком, так и на обычном бытовом уровне. Особенно когда речь заходит о потерях и страданиях всего (тогда еще единого) советского народа в В

Мурманские тезисы. Сергей Дарькин доложил Владимиру Путину о портах и судах

В среду президент России Владимир Путин провел в Мурманске на борту ледокола «50 лет Победы» совместное заседание президиума Государственного совета РФ и Морской коллегии при правительстве России.

Последние номера