Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Без политики

«Во Владивостоке я как дома!» Любимец публики Андрей Федорцов даже стрижется только с разрешения режиссера

Во Владивостоке «Вася Рогов» и «Толя Дукалис» пользовались огромной популярностью, наиболее экзальтированные субъекты даже пытались во время спектакля прорваться на сцену, дабы лично обнять любимых актеров. Заметим, что ведущими в «Осеннем покере» были пи
«Во Владивостоке я как дома!» Любимец публики Андрей Федорцов даже стрижется только с разрешения режиссера

Антрепризе «Осенний покер» во Владивостоке был предначертан успех. И не только потому, что знатоки от души порадовались возможности взглянуть на знаменитую бродвейскую пьесу Нила Саймона. Имена всенародно любимых «ментов» - Андрея Федорцова и Сергея Селина - на афишах привлекали публику не меньше. «Улицы разбитых фонарей» и «Убойная сила» - хиты российского телевидения. Кто бы мог подумать, что простые истории про простых оперов будут пользоваться такой популярностью…

Во Владивостоке «Вася Рогов» и «Толя Дукалис» пользовались огромной популярностью, наиболее экзальтированные субъекты даже пытались во время спектакля прорваться на сцену, дабы лично обнять любимых актеров. Заметим, что ведущими в «Осеннем покере» были питерские актеры Евгений Александров и Мурад Султаниязов (на этой удивительно сыгранной комической паре держался весь спектакль), но цветы несли все же «ментам».

Впрочем, и Сергей Селин (весьма тяжело, заметим, перенесший разницу часовых поясов и потому не слишком разговорчивый), и Андрей Федорцов блеснули в небольших, но ярких ролях - тюфяка-полицейского и романтичного байкера.

Весь в татуировках, цепях и кольцах, Андрей Федорцов и разговор с корреспондентами «В» начал с обсуждения своего имиджа…

- Нет, это не настоящие татуировки, - объяснил актер. - Настоящие - это непрофессионально. Нам еще в студенчестве такие вещи объясняли. А если в роль татуировка никак не вписывается? Ее ж не загримируешь. Не понимаю, когда актеры делают тату… Я последние пять лет даже стригусь только после консультации с режиссером будущего фильма: какая прическа будет у моего героя…

- А кольца? У вашего персонажа столько колец, в жизни вы их носите?

- Только два. Одно, с двуликим Янусом, сделанное по старинным эскизам, и второе, вот такое, переплетенное, как и все в нашей жизни, видите? Оба - серебряные.

А вообще, последние два года я играю таких неприятных людей, подонков практически. Мне это интересней. В спектакле «Собачье сердце» - Швондера. В английском фильме, где мы снимались с Джоном Малковичем, - палача-энкавэдэшника… У меня к таким людям с детства… В общем, когда мне было пять лет, мы летом жили в дачном поселке у реки, 50 километров от Питера. А тогдашнему первому секретарю обкома Романову приспичило построить именно на месте поселка лодочную станцию. В наш поселок пришли танки. Советские танки с советскими солдатами. Они обматывали тросами наши домики и срывали их с фундаментов. Это был настоящий фашизм. Поэтому в школе, когда мне говорили про партию и Ленина… Меня ненавидели за то, что я отвечал: «Да что вы врете!», - и показывал фотографии, как сносили поселок. Фотографии сохранились. Мечтаю их опубликовать.

- Вы понимаете тех подонков, которых играете?

- Конечно. Каждый человек изначально слаб. Надо мной в школе попытались издеваться, потому что у меня был маленький ростик и огромные уши. Но я сразу дал одному в зубы, другому… Меня зауважали, стало все нормально. А другие люди - они уходят в свои комплексы, зажимаются там. Именно в таких тихонях прорезываются убийцы и маньяки. Готовясь к роли Швондера (в моем понимании это такой мелкий гитлер-муссолини), я прочитал много книг о Гитлере. И меня впечатлила работа Эрика Фромма «Некрофилия Гитлера». Там написаны очень точные вещи: был одинокий забитый паренек, и вдруг! Как поперло из него! Это «вдруг» и есть парадокс слабого человека…

- Ваш путь в актерство был непростым…

- И слава богу. И армия, и весь опыт работы моряцкой мне пригодились в профессии - в ролях. Чем больше опыта, тем больше оттенков будет в роли. Знаете, есть художники, которые рисуют четкими линиями. А есть Ван Гог, есть Поль Гоген, у них 20 видов красного в картине… Актерское мастерство как раз в этом - в построении десятков оттенков в одной роли.

Жизненные ситуации, в которые я попадал, вспоминались во время работы над сценариями…

- «Убойная сила» вывела вас на звездную орбиту…

- Ой, как не люблю слово «звезда»! Звездные - это где-то на эстраде, где сегодня есть - завтра нет. А я 16 лет в профессии. И началось все после «Брата», после эпизода, за который я и премию получил в 1996 году. Меня сразу заметил Евгений Татарский, он и взял меня в «Убойную силу», мой крестный отец.

Мой Вася - реальный опер, таких миллион. Я сделал этот образ с нескольких своих друзей…

- Вы не устали от этого проекта?

- Нет, потому что он был качественным и интересным. Во-первых, снимался на пленку, во-вторых, над ним работали лучшие режиссеры и операторы России. И мы не спешили. Не было потока. Сейчас 200 серий в месяц снимают! По две за день! Да это курам на смех, что можно сыграть при таком подходе, о каком качестве речь? Мы в Убойке одну серию снимали за 20-30 дней, репетировали, сценарий прорабатывали. И когда мне говорили: «Снимаешься в сериале», я не понимал, почему мне за это должно быть стыдно. Все было очень качественно. Пусть сегодняшние попробуют повторить то качество!

Конечно, я сегодня снимаюсь чаще в кино, в сериалах почти не появляюсь. И роли все больше драматические, характерные. Комедий на счету, конечно, тоже немало, но через комедию не все можно сказать. Поэтому, когда мне в «Егере» предложили роль комедийную, я попросил режиссера: а давай я убийцу сделаю.

Евгений Леонов, которого я видел раз в жизни и чьим автографом в книге «Письма к сыну» я горжусь, сказал: «Через каждую роль ты должен нести то, что у тебя болит и что ты должен сказать».


- Вы очень загружены работой, это ваш принцип?

- Хорошей работы мало. Если попадается хорошая роль, надо работать. Евгений Евстигнеев, чью биографию я недавно начал читать, говорил: если есть, что играть, надо играть. Это актерская работа, как у врача - лечить, у учителя - учить…

Главное, много работая, не забывать о качестве работы.

Я своих ролей не стыжусь. Скоро выходит на экраны драма «Чужая жизнь» Евгения Семенова, кино не для всех, арт-хаусное… Выходит комедия «Отрыв по…» - очень интересная вещь. Два человека, которые очень не любят друг друга, оказываются на льдине, которую отрывает и уносит в море. Знаете, Сартр говорил: ад - это если собрать всех людей, ненавистных друг другу, в одну комнату и оставить на миллиарды лет.

Выходит лента «Заговор», об убийстве Распутина, я играю министра Хвостова, а Ваня Охлобыстин - Распутина, а Александру Федоровну - Кристина Орбакайте.

- А есть ли работа, которую вы отбраковываете?

- Глупые сценарии. И роли, которые уже пройденный этап.

- У вас есть сын…

- Будет ли он актером? Пусть решает все сам!

Что я могу ему дать? Ребенок сам решает, глядя на отца, каким он вырастет. Поэтому я за то, чтобы детей рожали к 30 годам, когда сами что-то собой уже представляют.

- Вы во Владивостоке не в первый раз…

- И даже не во второй! Люблю этот город, здесь питерская атмосфера. Я искренен, поверьте. Здесь и в Питере мне хорошо, я дома. Даже - открою вам секрет - замутили мы одну идею во Владивостоке. Возможно, именно здесь осуществлю один интересный проект. Какой - пока секрет. Но работа уже началась!

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Революции в нашем городе не будет? Дума Владивостока отказалась от назначения глав городской администрации

Вчера состоялось очередное заседание органа представительной власти краевого центра, в ходе которого депутаты рассмотрели проекты внесения поправок в Устав Владивостока. Сессия гордумы решила принять в первом чтении и вынести на публичные слушания 11 мая

Руслан Кондратов поздравил Горьковку с юбилеем
Руслан Кондратов поздравил Горьковку с юбилеем

В этом году Приморская государственная публичная библиотека имени Горького отметила свой 120-й день рождения.

Стресс-сити. Какими такими коврижками мы привлечем к нам переселенцев?
Стресс-сити. Какими такими коврижками мы привлечем к нам переселенцев?

Меня всегда мучил вопрос - заглядывают ли ответственные за хозяйство чиновники внутрь спальных микрорайонов вне «показательных проверок» и субботников? Неужели они бы остались равнодушны к разбитым тротуарам и дорогам, изломанным подъездам?..

Ждет ли Приморье манна небесная? Или опять обманут?
Ждет ли Приморье манна небесная? Или опять обманут?

Последний год оказался фантастически богат на грандиозные проекты развития Приморья: идеи президента и правительства сыплются как из рога изобилия – океанариум и нефтепровод, курорт мирового значения на острове Русском и национальный университет, игорная

Торг здесь уместен! Суйфэньхэ не перестает удивлять
Торг здесь уместен! Суйфэньхэ не перестает удивлять

Наверное, я не сильно погрешу против истины, назвав Суйфэньхэ неофициальным побратимом Владивостока. Формально это, разумеется, не так, но с точки зрения буквально родственных связей между двумя названными городами Сунька гораздо ближе краевому центру, не

Последние номера