Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Ситуация

Товар китайский, нравы русские. Корреспондент «В» попытался поторговаться на рынке – не получилось…

«Малый Китай» стал для владивостокского обывателя чуть ли не второй родиной. Именно здесь, на рынках, большинство горожан покупало одежду и обувь, детские игрушки, даже принадлежности для ремонта. И вот свершился почти что Армагеддон местного масштаба. Ки
Товар китайский, нравы русские. Корреспондент «В» попытался поторговаться на рынке – не получилось…

«Малый Китай» стал для владивостокского обывателя чуть ли не второй родиной. Именно здесь, на рынках, большинство горожан покупало одежду и обувь, детские игрушки, даже принадлежности для ремонта. И вот свершился почти что Армагеддон местного масштаба. Китайцев (а равно как и представителей других не русских национальностей) среди торговцев теперь не будет.

Корреспондент «В» прошел по «местам боевой славы» и испытал чувство, близкое к огорчению.

Там, где пир стоял, теперь чума...

«Отправной точкой» путешествия стал рынок «Березка», что близ автовокзала. Около входа навалены упаковки с новогодними игрушками - «куня» и «корефана» закрывают свою «торговую точку». Обойдя гору мишуры, приближаюсь к входу. Видимо, зря. Табличка «Проход закрыт» дает понять, что мне здесь делать нечего. Хотя я бы и без этого догадалась: территория за табличкой теперь похожа на непроходимые джунгли. Только вместо деревьев и лиан здесь брезент, куски досок и металлолом. А еще - мат рабочих, делающих сварку. Конкретный такой мат. Русский.

Попробуем пробраться с другого входа. Получается. От прежнего рынка остались два ряда. Около 30 русских продавцов исполняет профессиональный долг. Распродают остатки перед новым завозом вещей. Вот только распродают несколько странно. Во-первых, ажиотажа по привлечению немногих покупателей, которые все же ходили по рынку, я не заметила. А во-вторых, цены сильно кусаются.

Выбираю весеннюю куртку. Рядом женщина, которая, видимо, пришла сюда гораздо раньше и уже давно вглядывается в «ассортимент» из двадцати моделей. Сервис, конечно, на высоте. Минут пять на нас просто не обращают внимания. Продавец болтает со своей коллегой-подружкой о проблемах воистину вселенского масштаба. Пытаюсь отвлечь монаршую особу от государственных дел:

- Извините, пожалуйста, а вы хозяйка? Сколько стоит вот эта ветровка?

Ура! Мы добились внимания продавца. Только обращено это внимание почему-то не к вопрошающей мне, а к моей соседке. Ну ладно, допустим.

- А эта сколько?

- Не знаю. Там цена написана, - лениво отвечает продавец.

- А, вот. Три восемьсот, - в глазах покупательницы отражается что-то вроде удивления, смешанного с досадой. (У китайцев такую курточку можно было купить максимум за 1000 руб. А красная цена курточке - вообще 500 руб.)

- Могу отдать за две с половиной. Она стоила у нас три тысячи, вот скидку сделали. - Почему сначала продавец ответила, что не знает цены, а сейчас вдруг резко вспомнила, я так и не поняла.

Дамочка смылась мгновенно.

- Скажите, сколько стоит эта ветровка? - быстро повторяю я свой вопрос, чувствуя, что источник информации уже порывается двинуть обратно к подружке.

- Две, - без зазрения совести отвечает продавец.

- А что так дорого? Дешевле отдадите?

- Это и так дешево.

- Как же, дешево.

- На вас все равно размеров нет, - добавляет продавец. - Но вот есть курточки по тысячу двести. И вот такие - 500 рублей.

Ни один из этих вариантов меня не вдохновил. Но все же я попыталась поторговаться. Уступают со скрипом. На сто рублей, не больше. Везде.

Справедливости ради стоит отметить, что «распродажи» здесь хоть редки, но есть. При большом желании можно купить вещь по довольно низкой цене.

Русская бабушка с нижним бельем и вьетнамец Саша - уже без ничего

Далее я двинулась в «Торговую зону Арго» (также недалеко от автовокзала). Там помимо продуктовых контейнеров (которые остались) всегда были «китайские уголки», где можно было купить посуду, чехол для сотового телефона, халат…

Открыт лишь один контейнер. В нем - женщина лет 60. Никакого внимания ни на что, кроме газеты, не обращает. Пробираюсь в контейнер. Выбор товара удручает убогостью. Резиновые перчатки, носки, мужские семейные трусы, ночная пижама - три штуки и женское нижнее белье. Пытаюсь выбрать комплект. Спрашиваю цену.

- Я не знаю. Я здесь третий день работаю. Там на манекене, кажется, написано.

На одном манекене написано «250», на втором - «350», на третьем… «850»! Почему за одно и то же (уж поверьте, качество у всех моделей было одинаковым!) придется заплатить разные цены, мне так и не объяснили.

Продавец рассказала, что «это уже остатки, надо быстро продать». Интересно, как скоро она продаст эти остатки с учетом столь «низких» цен и столь «высокого уровня сервиса»?

Около закрытого на амбарный замок контейнера стоит мой старый знакомый - вьетнамец Саша. Тот самый, который продавал мне чайные чашки, резинки для волос и прочие мелочи с традиционной скидкой.

- Привет, Саша. Как дела?

- Плохо. Уезжать скоро. Увозить все, - отвечает он на ломаном русском. - Сейчас собираться.

- А что во Вьетнаме делать будешь?

- Не знаю. Сначала приехать надо. Магазин открою, торговать буду. Денег много будет.

рУсскоглазый рынок

На Спортивной интереснее. Огромный плюс этого рынка - здесь достаточно большой выбор. Да и цены ниже. Половина контейнеров закрыта. В некоторых открытых еще остались китайцы. Еще в каких-то - русские. В остальных… я сначала подумала, что тоже китайцы. Глаза узкие, говор нерусский, вроде даже внимание на покупателей обращают. После недолгого мыслительного процесса я поняла, что это узбеки.

Подхожу к одному из контейнеров с обувью. Нет почти ничего. То, что есть, вряд ли уже кто-то возьмет. Хотя бы потому, что размер почти у всей обуви один - 36-й. И расцветка почти одинаковая: дурацкая. Один из самых распространенных видов молодежной обуви - кеды - здесь можно купить за 200-250 руб. (ну хоть цена адекватная).

- Не знаю, что буду делать, когда все распродадим, - делится со мной продавец этого контейнера.

Как устроиться на пыльную работу...

На некоторых закрытых контейнерах «спортивного» рынка написано что-то вроде: «Ищу русского продавца. Тел. 895028725**». Переписываю телефон. Двое молодых людей непонятной национальности, продающие поблизости сухофрукты, настойчиво пытаются привлечь мое внимание: «Девушка, подожди. Мне тоже девушка нужна». Как можно более вежливо отказываюсь и быстренько линяю с потенциально опасной территории, набираю номер. На том конце провода человек, явно не владеющий русским языком, с трудом объясняет мне, что оплата будет осуществляться по простой схеме: 300 руб. с каждой тысячи мои. Если выторгую три тысячи, то тысяча моя. Это с расчетом на один день. А если 500 рублей, например, или 1500… Задать этот вопрос по телефону я не рискнула - не очень-то хотелось тратить последние деньги.

«Требуется продавец» - читаю на дверях «ресторана китайской еды» (ресторан, конечно, сильно сказано, но уж как написано). Звоню. Оказывается, работник нужен не в ресторан, а на торговлю хозтоварами. На вопрос, разбираюсь ли я в хозтоварах, тут же вру, что отлично разбираюсь и опыт работы уже есть. Благо, сейчас разговор идет лучше - русским языком мой собеседник владеет сносно. Здесь условия труда куда интереснее. Триста рублей в день плюс процент. «Семь или восемь процентов, - поведал мне благожелательный голос. - Я не знаю, я не хозяин». Уверенным тоном выражаю желание перезвонить в понедельник. «Хорошо, - отвечают мне «оттуда». И так, знаете ли, заигрывающе. - Меня Женя зовут». «Ага, хорошо. Спасибо большое. До свидания, Женя», - быстренько кладу трубку.

Следующей точкой, в которую я пытаюсь устроиться, становится магазин с расческами, дешевыми аксессуарами и косметикой. У порога сидит парочка вьетнамцев. Смеются. «Ищу русского продавца», - гласит объявление на дверях.

- Это вам продавцы нужны?

Оба хозяина смерили меня подозрительным взглядом. Ну что ж поделать, если я не очень похожа на человека, который жаждет работать на рынке. «Наташа! - зовут они девушку из магазина. - Она сейчас все расскажет». Наташа - русская девушка, которая работает в магазинчике недавно. Стоит на кассе.

- В первую неделю будешь получать по 200 рублей в день. Если будешь хорошо работать, а не просто сидеть, то оплата увеличится на 50 или 100 руб. Нам хотя бы одна девушка еще нужна. А лучше две. Приходить на работу к девяти. Ну на крайняк - к 9.30. И до шести.

Наташа оставляет мне свой телефон. И я с твердой уверенностью в завтрашнем дне удаляюсь. Получается, что везде оплата примерно одинаковая: тысяч 8-9 в месяц. Работа без выходных (иногда можно сделать один выходной в неделю). И рабочий день шестичасовой (вот именно так все и говорят) - с 9.00 по 18.00.

В большинстве случаев за день продавец получает фиксированную заработную плату. Тогда понятно, почему русские торговцы включают свой вселенский нигилизм. Китайцам выгодно продать как можно больше. А русским, конечно, хочется, чтобы работа была не пыльная. Все равно - семь процентов с прибыли не деньги. А за шесть тысяч можно и просто посидеть, не напрягая себя общением с покупателями.

Автор : Валерия Федоренко Павловна

comments powered by Disqus
В этом номере:
Сергей Дарькин нарисовал светлое будущее Приморья

В пятницу губернатор Приморья Сергей ДАРЬКИН выступил с ежегодным докладом «Итоги и тенденции социально-экономического развития Приморского края в 2006 году и стратегические задачи на 2007 год».

Кремлевский читатель

4 апреля на официальном сайте президента РФ появился очередной отчет Управления президента по работе с обращениями граждан – «О характере обращений граждан из Приморского края».

Спасет ли Владимир Путин приморские кедры?

В России в самом разгаре кампания Всемирного фонда дикой природы (WWF России) «Кедр – дерево жизни». Более двух тысяч человек уже отправило президенту РФ Владимиру ПУТИНУ открытки с призывом запретить рубки кедра. Не остались в стороне от громкой кампании

Самые красивые девочки попали в десятку
Самые красивые девочки попали в десятку

Отборочный тур краевого конкурса красоты «Мисс Приморье-2007» прошел в минувшую субботу во Владивостоке. Жюри выбрало десятку красавиц, которые станут участницами заключительного шоу: среди них-то и выберут самую-самую, которая получит главный приз - 260

Храм, который ждали
Храм, который ждали

Встретить Пасху в новом храме Покрова Пресвятой Богородицы собрались сотни жителей Владивостока и православных из глубинки. Еще предстоит расписать стены, смонтировать иконостас, но торжественное открытие долгожданного намоленного места состоялось.

Последние номера