Голосование за финалисток конкурса "Miss Sunrise"

Электронные версии
Эксклюзив «В»

Морская пехота США. Дневник рекрута из Владивостока

Материал, который сегодня начинает с продолжением публиковать «В», во многом уникален. Не только потому, что это реальные дневниковые записи реального рекрута (новобранца) американской морской пехоты. И не только потому, что в этих текстах легко можно про
Морская пехота США. Дневник рекрута из Владивостока

Материал, который сегодня начинает с продолжением публиковать «В», во многом уникален. Не только потому, что это реальные дневниковые записи реального рекрута (новобранца) американской морской пехоты. И не только потому, что в этих текстах легко можно проследить параллели с российской армией. Но потому, в первую очередь, что их автор - наш двадцатилетний земляк, уроженец Владивостока.

Сергей ЧЕРНЯКОВ родился в нашем городе, учился в школе, гонял в футбол. Получилось так, что семь лет назад его семья уехала из России. Сначала жили в Европе, в 2003 году перебрались в США, в Чикаго. В том же году Сергей, который еще во Владивостоке начал публиковаться в нашей газете, прислал нам текст о своем опыте освоения «чужой» школы. Тот материал под названием «Наш человек в американской школе» был опубликован на страницах «В» и получил немало читательских откликов.

Теперь американская биография нашего земляка получила новое, неожиданное продолжение. Об этом - в его записках, которые мы начинаем публиковать сегодня.

* * *

Моя семья уехала из России 7 лет назад. Одной из причин стала боязнь моих родных, что меня заберут в армию. Но жизнь сделала круг, и окончив в Чикаго школу, в один из февральских дней 2006 года я пришел на вербовочный пункт и записался в американскую морскую пехоту…

Сержант, мой вербовщик, рассказывал:

- Я сам ветеран первой войны в Ираке, уже дослуживаю второй десяток лет. Сейчас получаю заочно высшее образование, которое мне полностью оплачено. Ну а если не закончу, пока служу, то y меня возможность получить несколько грантов после службы.

- А как скоро вы меня можете послать в рекрут-лагерь?

- Следующая компания (рота) набирается только через неделю. Вы уже прошли все медицинские осмотры и анализы, y меня есть копия вашего диплома о среднем образовании, и вы уже дали клятву верно служить. Осталось только выбрать профессию. У вас хороший результат по АСВАБ (тест на общие знания языка, алгебры, наук и мышления). Вы законный житель страны, но пока не гражданин, это несколько сужает круг вашей возможной деятельности из-за разных степеней секретности. Кстати, на американское гражданство вы сможете подать после 3 месяцев службы. А если бы вы еще как минимум двух людей завербовали в морскую пехотy, по окончании курса рекрут-лагеря вас бы тоже автоматически повысили до рядового первого класса (ефрейтор)…

Приезд в лагерь

23.00.
(Первые сутки, хоть это было и давно, запомнились буквально по минутам). Ну, вот и началось, после 3-часового стояния в шеренге по шесть y выхода в аэропорту Сан-Диего (город в штате Калифорния. - Ред.) наконец приехал автобус.

- У вас минута, чтобы залезть в мой автобус, время пошло!

Несмотря на то, что пол-автобуса оставалось пустым, приказали сидеть по трое на одном сиденье с руками за головой, согнувшись и опустив голову между ног.

23.30.
- Всем из моего автобуса! Сейчас же! Встать в строй! Если y вас что-то во рту, немедленно это проглотить! Вы приехали в мой лагерь, и y меня свои правила. Отныне вы рекруты, забудьте слово «я». Вы бyдете говорить о себе или других только в третьем лице: «этот рекрут» или «рекрут распи..й», какая бы фамилия y вас ни была. К тому же вы не будете говорить, пока к вам не обратятся, вы не будете чесаться, как обезьяны, не бyдете глазеть по сторонам. После каждой команды вы прокричите: «Ай-ай, сэр!» («Так точно, сэр» - это сохранилось со времен британского флота).

03.00
Рекруты сидят по-турецки рядами с вещмешками, yже с побритыми головами, в новых зеленых штанах клетчатого камуфляжа, все гражданские вещи уже сдали в хранение. Невольно думаешь, глядя на выданные вещи, что бизнесу фирм «Жиллетт», «Оасикс» и другим война в Ираке совсем не вредит, y рекрутов одинаковые бритвы, крем, умывальные принадлежности, нижнее белье, даже ватные палочки y каждого есть.

18.00

Наконец-то привели в казарму. Взвод 1078-й, 119 человек, у всех на левой руке номер, в алфавитном порядке. Ровные ряды двухъярусных коек, чистое помещение. Выдали белье, отупевшим от страха и усталости рекрутам трудно запомнить, как и под каким углом что нужно заправлять, но эта проблема решается 5-минутным отсчетом времени и простым принципом: если не успеете, вам же хуже.

20.30
- У вас 200 секунд, чтобы быть на линии перед койками вымытыми и побритыми!

Вот уже 42 часа на ногах, а кто и больше, наконец-то можно лечь!

- Спокойной ночи, девушки!

- Спокойной ночи, сэр, - отозвалось несколько протяжных голосов.

- Что? Ах вы, ублюдки! Быстро всем встать!

Пока проходила поучительная лекция, я оглянулся вокруг, удивляет число тех, кто по весу на лучших воинов Америки не походит.

Большинство из них пробудет на диете, тех же, кто не может подтянуться хотя бы 3 раза, пробежать 5 километров за 28 минут, прокачать пресс 55 раз за две минуты, направляют в специальный подготовительный взвод. Пока рекрут не сдаст этот минимум, он не может начать проходить программу подготовки.

Ночью я встал и перепаковал наспех запиханные веши, слышно, как несколько человек плачет. Вокруг ходят четыре рекрута с «лунным светом» (так там называли фонарики) на часовом дежурстве; повезло - я по списку третий с конца, можно спокойно спать.

Первые четыре дня прошли вполне безобидно, бесконечные очереди на прививки и осмотры, заполнение документов. Еда в столовой вкусная, и ее много, даже есть десерт, совсем не так плохо, как могло бы быть. Место очень красивое, везде зеленые газончики, пальмы, постройки в испанском стиле, видны огни небоскребов Сан-Диего, и каждые 5 минут все заглушают турбины самолетов, взлетающих с расположенного неподалеку аэродрома.

…Мимо марширует взвод, им осталось несколько дней до выпуска. Кто-то замечает: «Третья фаза». Они отбивают ровную дробь замшевыми ботинками под протяжную мелодию, которую выводит инструктор; хоть он и напевает на разный манер только два слова, но это трогает душу. «Лееевой... Правооой... Взвод! Стой! Налево!».

- Уши!

- Востро, сэр! - прогремел взвод.

- Глаза!

- Смотрят, сэр!

За долю секунды все головы повернулись, и взгляды устремились на инструктора. Он поправил свою круглую шляпу.

- Посмотрите на это дерьмо, - тыча в нас пальцем, говорит инструктор, - еще каких-то 11 недель назад вы были такими же безобразными ублюдками! Кроссовки, вывернутые наизнанку кофты…

Тут внимание инструктора отвлек проходивший мимо рекрут.

- Ты че, совсем ох..л?!! Не хочешь поздороваться со старшим инструктором? Че, не видишь мой черный ремень?

Прежде чем рекрут успел ответить, прибежали еще два инструктора и стали орать и дергать рекрута, как собаки, готовые разодрать его на куски. Непонятно, что они орyт, брызги изо ртов во все стороны летят, но большей частью в лицо жертве.

Рекрут попался опытный, уставившись в пустоту по стойке смирно, он без перерыва выкрикивал: «Ай-ай, сэр!» - единственная защита против такого нападения.

Курс боевой подготовки. Первая фаза

Пятница, сегодня нас перераспределяют в шесть новых взводов. Я оказался в 1081-м, мы живем на первом этаже, нас 58 человек. Пришел офицер, нас построили, затем открылась дверь инструкторской каморки, откуда появляются три инструктора, y всех взгляды полны ненависти к нам. Они клянутся честно выполнять свой долг и не нарушать устава. После клятвы офицер ушел.

- Я - старший инструктор, сержант Корали, я даю вам слово, что к вам будут относиться строго, но справедливо. Я не потерплю воровства и обмана. Все, что от вас требуется, это двигаться с максимальной скоростью и громко отвечать! Инструкторы, приступайте!

- Всем на линию перед койками! - закричал сержант Родригес. Он мексиканец, небольшого роста и не такой накачанный, как старший. Рекруты с трудом его понимают из-за его акцента и шепелявости.

- Ай-ай, сэр!

- Что? Откройте свои вонючие рты!

- Ай-ай, сэр! - громче, но протяжнее отозвались мы.

- Попойте мне еще! Я не вижу, чтобы у вас выступали вены на шее, я не вижу брызги изо ртов.

- Ай-ай, сэр!

- По моей команде и только по моей команде вы откроете свои вещевые ящики. Готовы? Вдох! Выдох! Вперед!

Рекруты судорожно стали крутить комбинации замков, от страха и напряжения плохо слушаются пальцы.

Черт, какой-то придурок повесил свой замок на мой ящик, что же делать? Так, спокойно, бить не будут.

Удивительный навык, на отсчет от ста до одного уходит около 25 секунд.

- ...Пять!.. Пять!

- Взвод, встать на линию!

Кто-то еще копошился со своим замком, и третий инструктор, сержант Доуни, это приметил и, как сорвавшийся с цепи пес, принялся толкать, дергать и ругать рекрута.

В лагере главное - не привлекать к себе внимание, если не успел, не дергайся, встань смирно - и не заметят, что ты не успел, так я и поступил.

- Три, два, один! Вы?... Вы?

- Готовы, сэр, - гаркнул взвод.

- Сейчас вы по моей команде и только по моей команде достанете набор со штампиком и чернилами и выставите перед собой в левой руке.

Опять отсчет. Пока все судорожно копались в вещах, сержант Доyни бегал по комнате и орал, иногда уделяя особое внимание тем, кто отставал, тыкая пальцем им в лицо.

Я стоял и злился. Как мне объяснить мою ситуацию, если все, что я могу сказать, это «Да, сэр», «Нет, сэр» или «Ай-ай, сэр». Уже прошло несколько отсчетов, а я все стою на месте. Ну, вот и моя очередь пришла.

Доуни встал на ящик и стал орать мне в ухо.

- Че, проблемы, рекрут? Не хотим двигаться? На х.. меня и всех инструкторов хочешь послать? - все это, не давая мне шанса что-нибудь сказать.

Я был готов к этому, избегая контакта с глазами, смотря в пустоту, я тоже орал. Наконец он мне дал возможность объяснить, в чем дело, и через некоторое время взломал замок.

Вечером нас раздели по команде.

- Сейчас вы снимете это, отсчет. Потом это, отсчет.

- Стоп! Спасибо, рекрут Сперлок! (это такое обращение к тому, по чьей вине взвод будет вынужден повторить команду)

- Взвод, спасибо, рекрут Сперлок!

- Рекрут Сперлок не хочет двигаться с должной скоростью.

- По моей команде вы обратно наденете это. Отсчет.

- Стоп! Вон в конце кто-то вздумал шевельнуться после отсчета.

Точно так же нас помыли.

- Правый борт мыться, левый борт бриться! Сейчас вы намылите это, смоете то, отсчет. А че это вы? Выключить горячую воду!

«Папа» и его «дети»

Полсубботы с нами просидел старший инструктор, или, как мы его зовем, просто старший, - он наш «папа», со всеми проблемами к нему. Мы полукругом сидим вокруг него, как послушные дети. Ему надо было заполнить данные нашего взвода: сколько женатых, сколько верующих и каких конфессий, малые народности, иностранцы. Кроме меня, отвечая на последний вопрос, поднял руку филиппинец Рэкла. Емy 18 лет, совсем детское лицо, трудно дать больше 15. Мусульмане на острове Минданао перерезали почти всю его семъю, сам он тоже позже признался, что кого-то «замочил». К тому же он уже был зачислен в категорию тех, у кого есть дети; у него двое.

Старший выбрал четырех рекрутов в лидеры отрядов (тех, кто хоть как-то уже умел маршировать), ординарца, самого высокого из трех однофамильцев Родригесов. Этот парень уже провел целый месяц в лагере, из-за поврежденной при рождении руки y него проблемы с подтягиванием. Ему 24 года, на гражданке он работал помощником шерифа. Oн громче всех во взводе, знает военно-морской жаргон и пропагандy, которую мы только начали зубрить.

Еще человек шесть выбрали на мелкие должности: ответственных за кладовку, за постельное белье и т. д.

Я стал помощником писаря, неплохая должность, иногда приходится после отбоя по обязанностям возиться, но надеюсь, что буду меньше в дежурство попадать.

Вечером пришли отрядные, ординарец и писари из «З-й фазы» (последняя стадия подготовки в рекрут-лагере), «показать» нам, как нужно проводить уборку в казарме. Прямо мини-инструктора, орали на нас и указывали, что делать. Уборка усложнялась проходящими мимо инструкторами из других взводов, они вытряхивали мусорные баки на пол и пинали ведра с водой.

По слухам, в одном из взводов разъяренный инструктор вытер пол рекрутом...

…Понедельник, вторая неделя, физподготовка, 2 часа строевой муштры, прерванный обед из-за того, что рекрут Кирос смотрел по сторонам.

Сегодня выдали винтовки М16А2. На первый взгляд, это разочарование, винтовка очень легкая, весит меньше четырех килограммов. Около метра в длину. Поражает количество пластмассовых деталей. Даже трудно поверить, что это смертельное оружие, а не игрушка. К концу дня все удовольствие от обладания оружием пропало. Начинают болеть мышцы спины, о которых раньше и не подозревал. Опять муштра, начинается медленная пытка.

- Винтовка должна быть наклонена ровно под углом в 45 градусов, с прицелом точно на уровне левого глаза. Пальцы вместе! Что бы никаких промежутков. Локти прижать к телу!

Сегодня кончился срок поблажек, за каждую оплошность теперь предстоит отдельная встреча с Доуни, отвечающим за дисциплину; мы его так и зовем - «дисциплинарий».

В лагере не бьют: за этим строго следят офицеры; но принцип «учение через боль» всегда остается в силе. Больно будет от непрерывных отжиманий, прыжков, приседаний и всего, что придет в голову инструкторам, при этом и вы и он орете что есть мочи. Это называется «подбадривающая тренировка».

- Бег на месте! Быстрее, колени выше!

- Ай-ай, сэр!

- Громче!

- Ай-ай, сэр!

- Нy-ка, воинский клич!

- Ааааа! Ааааа! Аааа!

- Упал-отжался! - Для большего эффекта Доуни стучит железным совком прямо возле моего уха.

- Ай-ай, сэр!

- Считай!

- Ай-ай, сэр, 1-2-3-4…

- Быстрее, живее!

И дальше в таком духе, пока под тобой не остается лужа пота.

Рядом со мной еще несколько провинившихся. Среди них Ланкастер, он пробыл месяц в диетическом взводе; сбрасывал лишний вес. Он стал отставать от других.

- Ну, что, Ланкастер, устал?

- Да, сэр!

- Ну, ничего, бедный, отдохни, а другие пусть за тебя попрыгают. Ложись!

И мы продолжаем упражнения с криком: «Спасибо, Ланкастер!»

В ответ он орал: «Пожалуйста, рекруты!»

Всю неделю было трудно уснуть. Каждому рекруту на дежурстве предстояло проорать 50 раз: «Добрый вечер, сэр. Рекрут Тувар рапортует. Здание номер 585, взводное помещение «Б». На палубе 57 рекрутов, 57 вещевых ящиков морской пехоты Соединенных Штатов Америки и 57 винтовок М16А2, все на двойном замке и на предохранителе. Все спокойно на данный момент, сэр!». Орать это приходилось, когда вокруг инструктора пинали и кидали пустые ящики.

…Вторник, вторая неделя, сегодня МАКМАП - рукопашный бой.

Удар!

- Килл!

Удар!

- Килл!

Комбинация!

- Килл! Килл! Килл!

Хорошо, что из-за протекторов на зубах (у каждого во рту капа) не заставляют громче орать.

Доуни подбадривает нас воспоминаниями:

- МАКМАП - это классно. Иногда в Фалудже (город на севере Ирака. - Ред.), когда мы вламывались в дома, не было времени даже прицелиться из автомата, приходилось действовать ножом. Пару раз воткнул нож ублюдку в горло и смотришь, как он отхаркивается кровью. Конечно, если хотите его пожалеть, то всадите ему в башку пулю, но я предпочитал их оставлять, ха-ха, так тебе и надо, с..ка!

Продолжение в следующем номере

Автор : Сергей ЧЕРНЯКОВ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Краевой парламент работоспособен на три четверти?
Краевой парламент работоспособен на три четверти?

Итоги мартовского заседания Законодательного собрания Приморского края (ЗС ПК) и тенденции полугодовой деятельности краевого парламента четвертого созыва обсуждались в ходе пресс-конференции председателя ЗС ПК Виктора ГОРЧАКОВА.

Арсеньев повторился в Большом Камне

Согласно предварительным итогам повторного голосования в Большом Камне 1 апреля главой данного закрытого административно-территориального образования (ЗАТО) избран Владимир ХАЛЯВКО. По данным крайизбиркома, он набрал 54,09 проц. (8931) голосов.

Руслан КОНДРАТОВ: Мы решим уравнение по бесплатному питанию школьников
Руслан КОНДРАТОВ: Мы решим уравнение по бесплатному питанию школьников

По инициативе председателя комитета по социальной политике и защите прав граждан Законодательного собрания края Руслана КОНДРАТОВА приморские парламентарии разбирались с исполнением закона «Об организации бесплатного питания учеников младших классов»...

Трудных детей стало меньше
Трудных детей стало меньше

Число несовершеннолетних, состоящих на учете в органах соцзащиты Приморья, сокращается с каждым годом. Эту тенденцию озвучили в минувшую пятницу на открытом заседании краевого координационного совета лидеров общественных организаций, занимающихся проблема

Пенсия повысится

С апреля пенсионеры будут получать больше. Базовая часть трудовой пенсии повышается на 7,5 процента, а страховая часть трудовой пенсии - на 9,2 процента.

Последние номера