Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Общество

... А вместо сына получили цинковый гроб

Есть в газете вечная тема - гибель наших мальчиков в невоюющей армии. Понятно, когда под пулями, когда в горячей точке. Но почему под мирным небом, почему среди своих? Боль родителей ничем измерить невозможно, у нее нет сравнительной степени...
... А вместо сына получили цинковый гроб


Есть в газете вечная тема - гибель наших мальчиков в невоюющей армии. Понятно, когда под пулями, когда в горячей точке. Но почему под мирным небом, почему среди своих? Боль родителей ничем измерить невозможно, у нее нет сравнительной степени, и все же особенно страшно знать, что совсем рядом были отцы-командиры, друзья-пацаны. И никто, ни один не заступился, не помог, не протянул руку.

Общественный фонд «Право матери» переслал в нашу редакцию письмо Надежды и Владимира ПОЛЕЖАЕВЫХ из Бурятии: «Наш сын Полежаев Юрий (1985 г. р.) призывался в армию в мае 2003 г. и пошел служить на Тихоокеанский флот в воинскую часть матросом на остров Русский. Мы перед Новым годом хотели поздравить сына, но нам сказали, что он самовольно оставил часть. В конце января мы поехали в часть, но ничего не смогли там выяснить. Сказали - побегает и вернется. Мы стали его искать по всему острову, опрашивали всех жителей. Полторы недели проискали, поехали во Владивосток, там еще искали по притонам и в итоге приехали домой ни с чем. Через три месяца написали письмо в прокуратуру военного гарнизона г. Владивостока. Нам снова повторяли, что сын самовольно оставил часть и находится в розыске и что они вели следствие в части, неуставных отношений там нет. Но мы продолжали поиск. Наконец, в июле 2006 г. нам сообщили страшную весть.

Оказывается, наш сын никуда не убегал. Его убили в части трое сослуживцев, причем убивали жестоко, забили насмерть, а потом привязали к ногам большой груз, сбросили в залив, и если бы не водолазы-любители, которые искали гребешки по дну и наткнулись на скелет... Мы сдали кровь на ДНК, ведь от сына остались одни косточки. И вот 16 декабря 2006 г. нам привезли вместо здорового, крепкого парня, которого мы с таким нетерпением ждали домой, цинковый гроб с останками...».

Такие письма в редакционной почте - не редкость. Никто не видел, не слышал, как издеваются, избивают, убивают. Каждый раз сжимается сердце. Но что ответить несчастным родителям? Сыновей мы вернуть не в состоянии. Вновь и вновь рассказывать эти жуткие и очень похожие друг на друга истории? В таких случаях матери откликаются слезами и сердечными приступами, а военные люди - возмущением. Недавно мне позвонил руководитель Приморской краевой организации профсоюза военнослужащих Юрий ТАРЛАВИН.

В очередной раз он сказал, что нельзя вставать на защиту лишь мальчишек, далеко не все они белые и пушистые, приходят в армию такие, что офицеры с ними справиться не могут, и из-за этого сами страдают - мол, недавний процесс над военными это показал, осуждены прекрасные люди, работающие в нечеловеческих условиях. А вот среди призывников есть настоящие звери - к примеру, тот же матрос, изнасиловавший и убивший невесту офицера.

Спорить с этим бессмысленно, потому что ни для кого не секрет: не самые лучшие представители молодежи составляют ныне костяк армии и флота. С другой стороны, далеко не все среди них подонки. Однако нормальные молодые парни из обычных трудовых семей не в состоянии противостоять агрессивной среде, их ломают, а тех, кто пытается сопротивляться, убивают.

И как бы мне ни было жалко молоденьких лейтенантов, пытающихся справиться с неуправляемой злобой рядовых, вину за слезы матерей я в первую очередь вынуждена взвалить на их плечи. Потому что офицеры сами выбирали свой путь, они должны были понимать, на что идут, с какими трудностями столкнутся. Вряд ли в вакууме жили, вряд ли в розовых очках ходили, когда в военные вузы поступали. Им безумно трудно, но их этому учили, за это они зарплату получают. Тогда почему бездействуют? Почему пестуют в своих душах ненависть к подчиненным и, расписываясь в собственном непрофессионализме, заталкивают их в рундуки, дают затрещины? Да, армия - зеркало общества. Только в обычной жизни именно я забочусь о безопасности своего мальчика.

Отдав сына в армию, любая мать надеется на «комбата-батяню», каждая верит, что самый любимый на свете человек вернется живым и здоровым. Но я уверена, что тревога и сомнения с момента призыва поселяются в каждом родительском сердце. Может быть, и живым вернется, только не половинкой ли, как это случилось с Андреем Сычевым? О страшной истории пошумели и забыли - таких Андреев много. А вот украинец Евгений Бондаренко не забыл о мальчишке, еще год назад передал для него две инвалидные коляски. Только коляски таинственным образом исчезли. Якобы переданы они в госпиталь имени Бурденко. Бондаренко до сих пор справедливо возмущается: «Бросили неизвестно кому и где инвалидные коляски». Но кому до этого дело - инвалидом больше, инвалидом меньше… Офицеры любят повторять: «Армия - не институт благородных девиц». При этом мне всегда вспоминается небезызвестный в свое время генерал Грачев, заявивший: «Наши мальчишки умирают с улыбкой на губах». Много лет прошло после этого высказывания, но до сих пор мне хочется отхлестать по щекам так называемого офицера.

В феврале страна в очередной раз отметила День защитника Отечества. Отдавая должное истинным защитникам, не могу не думать о родителях тех почти трех тысяч парней (именно столько гибнет в российской армии ежегодно), которые не дождались своих сыновей. Для них этот день - праздник или день траура? Фонд «Право матери» утверждает, что профессиональный праздник у непрофессиональной армии, искалечившей судьбы тысяч людей, - абсурд. К сожалению, вынуждена с ними согласиться.

Недавно Владимир Путин сказал: «Наш священный долг сделать все, чтобы поддержать семьи погибших и помочь тем людям, которые получили ранение либо увечье». Безусловно, надо помочь семьям выстоять в их неутешном горе. Только, на мой взгляд, в первую очередь надо думать о другом - о том, чтобы этого горя не допустить. Потому что никакие деньги, никакая поддержка не вернет наших мальчиков, таких долгожданных, под сердцем выношенных, таких любимых, дороже которых никого нет.

Автор : Галина Кушнарева Михайловна

comments powered by Disqus
В этом номере:
Приморье до и после выборов: муниципальная демократия торжествует

Выборы в Приморье – больше, чем выборы. Даже если обойдется без пулевой стрельбы, грязи и скандалов хватит на всех и на полгода вперед. Помня эту старую истину и выполняя приказ прокуратуры Приморского края, прокуроры тех городов и районов края, где в мин

Владивостокский мэр: правление Николаева считать законченным?
Владивостокский мэр: правление Николаева считать законченным?

Арест, а говоря юридически точным языком, «взятие под стражу» Владимира НИКОЛАЕВА был предсказуемым. Пресс-конференция, проведенная сразу после отстранения от должности с обвинением следствия в «заказе», поездка в Хабаровск и в Москву в поисках защиты -

Хроника пикирующих мэров
Хроника пикирующих мэров

Дело об отстранении главы администрации Владивостока Владимира НИКОЛАЕВА хотя и, безусловно, громкое, но отнюдь не беспрецедентное. Лишить избранное всеобщим прямым голосованием должностное лицо властных полномочий сложно, но можно: новейшая история росси

Владивосток начинает приходить в себя. Но слишком медленно
Владивосток начинает приходить в себя. Но слишком медленно

Краевой центр не успел справиться с последствиями одного обширного циклона, который обрушился на город 4-5 марта, как подоспело новое испытание. 10 марта подошел еще один циклон, который оказался не таким щедрым на осадки, но они покрыли город коркой льда

Снегопады бьют рекорды, а весной и не пахнет

Новый рекорд для начала весны максимального выпадения осадков за 12 часов - 49 мм только во Владивостоке - зафиксирован в Приморье местными синоптиками за всю 100-летнюю историю наблюдения за погодой. В первой декаде марта в крае в общей сложности выпало

Последние номера