Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Культура, история

Где любил бывать Колчак во Владивостоке

Самые счастливые дни в личной жизни адмирала Колчака связаны с Владивостоком. Хотя так случилось, что пришлись они на один из трагических периодов в жизни города. Это был 1918-й, когда здесь хозяйничали союзные войска. Однако адмирал бывал на берегах бухт
Где любил бывать Колчак во Владивостоке

«В биографии Владивостока, - писал Хнеупек, - больше драм, чем у средневековых городов». Хочется добавить - и романов тоже. У нашего города с рождения - особый сердечный ритм. Здесь происходит невероятное количество событий, пересекается так много судеб! Впору не только водить экскурсии по музеям и особо значимым памятным местам, но и рассказывать еще об известных людях, бывавших здесь. Каждый из них оставил на улицах города, в его домах, магазинах, кафе, театрах - след своей души.

Вот почему во время недавнего приезда во Владивосток Веры Владимировой, московской художницы, посвятившей свое творчество Александру Васильевичу Колчаку и передавшей музею современного искусства ДВГТУ работы с персональной выставки, ей тоже решили сделать подарок - провести по местам, связанным с пребыванием во Владивостоке «последнего хозяина Сибири». Экскурсию провела краевед Нелли Мизь. Когда у гостьи поинтересовались, что на нее произвело самое большое впечатление, художница ответила: «Конечно, это отель «Версаль», где Александр Васильевич встречался с любимой женщиной…».

Действительно, самые счастливые дни в личной жизни адмирала Колчака связаны с Владивостоком. Хотя так случилось, что пришлись они на один из трагических периодов в жизни города. Это был 1918-й, когда здесь хозяйничали союзные войска. Однако адмирал бывал на берегах бухты Золотой Рог и в другие времена…

Мичман с крейсера «Рюрик»

Впервые Колчак - будущий глава Белого движения, Верховный правитель России - прибыл во Владивосток в 1895 году на крейсере 1-го ранга «Рюрик» молодым мичманом, в должности помощника вахтенного начальника. Ему был тогда 21. За год до этого Колчак блестяще окончил Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге, удостоившись за успехи в учебе денежной премии имени адмирала Рикорда в размере 300 рублей. «Рюрик» вместе с крейсером «Память Азова» совершил большой переход во Владивосток из Кронштадта через Суэцкий канал.

Благодаря счастливой находке Геннадия Турмова - он приобрел в одном из московских антикварных магазинов старинные фотоальбомы, посвященные плаванию этих крейсеров, а также их пребыванию во Владивостоке, - мы можем увидеть (редкостный случай), как выглядел молодой Колчак. Будущий ученый, исследователь Арктики, участник обороны Порт-Артура, командующий Черноморским флотом в Первую мировую, инженер-минер Петрограда, военный эксперт в третьей Государственной думе России.

После «Рюрика» молодой мичман перешел на клипер «Крейсер». С мая 1897 по март 1898 г. Колчак проводил исследования по гидрологии. Он выверял правильность холодных течений у берегов Кореи (во время Русско-японской войны 1904 -1905 гг. карты течений помогали размещать минные поля). Эти наблюдения легли в основу первого научного труда, опубликованного в Санкт-Петербурге сразу по возвращении Колчака из Владивостока за подписью «мичман А. Колчак».

В декабре 1898 года, «наплавав» определенный морской ценз, Колчак-второй (так он значился по списку личного состава флота вслед за своим двоюродным братом, тоже Александром. Вообще, во Владивостоке в свое время служили также его дядя - контр-адмирал Александр Федорович Колчак и племянник - Владимир) получил долгожданный чин лейтенанта. Это звание в российском флоте занимало особое место и котировалось довольно высоко.

Понятно, что молодой офицер большую часть времени за три года пребывания во Владивостоке проводил преимущественно на корабле или в плавании. К слову, 29 июля 1896 года на «Рюрике» адмирал Алексеев давал праздничный обед в честь прибывшего во Владивосток помощника начальника Главного военного штаба Японии генерал-лейтенанта виконта Каваками.

Однако при каждой возможности Александр Колчак старался зайти в Географическое общество, главным богатством которого была библиотека (здесь и сегодня хранится уникальный труд А. Колчака «Исследование льдов Северного и Карского морей» с его дарственной надписью). Известно также, что 26 октября 1897 года Колчак участвовал в торжественном открытии памятника адмиралу Невельскому, а два дня спустя пришел в сад Морского собрания на открытие памятника шхуне «Крейсерок», погибшей осенью 1889 года при возвращении во Владивосток с Тюленьего острова, где она арестовала американских браконьеров. Для памятника привезли огромный валун с острова Русского. Военный порт выделил шесть чугунных пушек, адмиралтейский якорь, из чугуна отлили Андреевский флаг. Деньги на постройку памятника собирал весь Тихоокеанский флот. И можно с уверенностью сказать, что Александр Васильевич в этом непременно участвовал. Правда, сегодня «Крейсерок» многое утратил из своего прежнего облика.

Владивосток во время первого срока службы здесь Колчака бурно строился, тем не менее жилья катастрофически не хватало. Согласно переписи тут проживало около 25 тысяч человек, из них только 4, 5 тысячи женщин. Вот лишь несколько примет тех лет. На повестке дня стоял вопрос о владивостокском порто-франко. В местной торговле произошла большая перемена: многие товары, до сих пор доставлявшиеся из Гамбурга, стали поступать из Лодзи. Фирма «Кунст и Альберс» первой обзавелась электрическим освещением. Были учреждены курсы китайского языка для частных лиц, которые пользовались большой популярностью. Может так статься, что Колчак тоже на них заглядывал. Известно, что позже он занимался китайским.

Новая полярная экспедиция

Весной 1904 года Колчак был во Владивостоке, можно сказать, проездом.

Он добирался поездом из Иркутска почти сразу же после свадьбы с Софьей Омировой, которая состоялась в этом сибирском городе 18 марта (нов. стиль), чтобы как можно быстрее попасть на фронт, в Порт-Артур. За участие в боевых морских и сухопутных операциях, оборону осажденной крепости Колчак был представлен к ордену Св. Анны 4-й степени и другим наградам.

В начале июля 1910 года Колчак снова сходит на берег бухты Золотой Рог. Он готовит полярную экспедицию на двух кораблях совершенно нового ледового типа - «Таймыр» и «Вайгач», которые были построены под его руководством. Командиром последнего он был назначен и вел его из Петербурга во Владивосток через Суэцкий канал. Это заняло почти девять месяцев.

Здесь же, во Владивостоке, он получает известие о рождении сына Ростислава.

В середине августа «Вайгач» и «Таймыр» вышли в Берингово море, чтобы освоить северный путь до Таймыра и провести гидрографические исследования по курсу судна и у мыса Дежнева. Экспедиция завершилась 20 октября. А уже в декабре Колчак покинул Владивосток - его отозвали в Петербург в Морской генеральный штаб для участия в судостроительном проекте.

История любви

Из Японии во Владивосток в сентябре 1918 года Колчак приехал не один - с Анной Васильевной Тимиревой: в курортном городке Никко он провел самые замечательные дни в своей жизни.

Свет этой любви с особой яркостью осенял их жизнь в эту последнюю, полную счастливых мгновений приморскую осень. Колчак остановился в гостинице «Золотой Рог», Анна Васильевна - в «Версале», одном из самых фешенебельных отелей. В конце лета Владивостокская консистория оформила документы о разводе Анны Васильевны с мужем - Сергеем Николаевичем Тимиревым, контр-адмиралом, героем Русско-японской войны. Колчак официально состоял в браке (в 1919 г. Софья Федоровна перебралась с сыном во Францию).

Любовь с Анной Тимиревой стала для обоих счастьем и испытанием.

~~
«Во время отступления из Омска, когда Александр Васильевич решил перейти в бронированный паровоз и, если надо, принять бой, мы прощались, как в последний раз, - вспоминала Анна Васильевна. - Он сказал: «Я не знаю, что будет через час. Но вы были для меня самым близким человеком и другом и самой желанной женщиной на свете».~~

«Нас несло, как на гребне волны», - писала в своих воспоминаниях Анна Васильевна. И эта волна сметала все вокруг. Семья, дети, общественное мнение - сдерживали, но не могли остановить их притяжения друг к другу.

Анна Тимирева была из семьи известного музыканта Сафонова, директора Московской консерватории. Прекрасно воспитанная и образованная, она обладала не только огромным обаянием, но также твердым характером и широтой суждений.

О том, что Колчак находится в Харбине, Анна Васильевна узнала во время пути, когда вместе с мужем, получившим должность уполномоченного Центрального военно-промышленного комитета по ликвидации имущества морского ведомства на Дальнем Востоке, в апреле 1918 года отправилась во Владивосток. Как только Тимиревы добрались до места (было это 3 мая), Анна Васильевна тотчас написала Колчаку письмо, зашла в английское консульство и попросила доставить его адресату. Прошло несколько дней, и к ней в комнату постучался незнакомец, который передал закатанное в папироску мелко исписанное письмо Александра Васильевича.

Он писал: «…Передо мной лежит Ваше письмо, и я не знаю - действительность это, или я сам до него додумался». Она объяснилась с мужем и отправилась к Колчаку в Китай. С этого момента она была почти все время «вблизи адмирала» и считала себя его гражданской женой.

«Я ехала как во сне, - вспоминала Анна Тимирева. - Стояла весна, все сопки цвели черемухой и вишней - белые склоны, белые облака… Чтобы встретиться, мы с двух сторон объехали весь земной шар, и мы нашли друг друга».

В эти окаянные дни Колчак, готовивший вооруженные отряды для борьбы с большевиками и немцами, горит желанием «очистить русский Восток от позора большевизма», спасти Россию.

«…Из Японии я уехал беспрепятственно, - рассказывал Колчак на допросе Чрезвычайной следственной комиссии в январе 1920 года в Иркутской тюрьме. - Прибывши во Владивосток, я обратился к своим знакомым сослуживцам-морякам…

Владивосток произвел на меня впечатление чрезвычайно тяжелое - я не мог забыть, что я там бывал во время империи. Тогда мы были хозяевами. Это был наш порт, наш город. Теперь же там распоряжались кто угодно. Все лучшие дома, лучшие казармы, лучшие дамбы были заняты чехами, японцами, союзными войсками, которые туда прибывали, а наше положение было глубоко унизительно, глубоко печально. Я чувствовал, что Владивосток не является уже нашим русским городом…

Я считал, что эта интервенция, в сущности говоря, закончится оккупацией и захватом нашего Дальнего Востока в чужие руки. В Японии я убедился в этом… Я не мог относиться сочувственно к этой интервенции ввиду позорного отношения к нашим войскам и унизительного положения всех русских людей и властей, которые там были. Меня это оскорбляло…

К этому времени как раз прибыла миссия Вологодского во Владивосток… (Поездка Вологодского и Гинса в сентябре 1918 года на Дальний Восток ставила целью наладить взаимоотношения Сибирского правительства с Семеновым, Хорватом и группой Дербер.) Я сделал ему визит; он был страшно занят, ни о чем серьезно не говорил… Затем эта миссия уехала, а я еще оставался, так как не мог никак выбраться из Владивостока, и, в конце концов, мне пришлось обратиться в чешский штаб. Сюда относится и первая моя встреча с Гайдой… Я получил известие, что он желает меня повидать. Я пошел к нему в штаб и встретился с ним в здании бывшего порта, где он находился…».

Колчак покинул Владивосток в середине октября. Он ехал в Омск 17 дней с большими остановками и прибыл туда 4 ноября. Его тотчас назначили военным и морским министром правительства директории, а две недели спустя - Верховным правителем России и Верховным главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами. Анна Тимирева приехала в Омск из Владивостока в середине декабря. Здесь она работала переводчицей отдела печати при управлении делами Совета министров и Верховного правителя.

Анна Тимирева была арестована в поезде адмирала Колчака вместе с ним 15 января 1920 года. Ей тогда было 26 лет. Она любила его и не могла оставить в последние дни его жизни… Анна Тимирева заплатила за эту любовь 30 годами лагерей...

~~
«Был июнь (июль) месяц (1918 год. - Прим. ред.), ясные дни, тихое море. Александр Васильевич встретил меня на вокзале в Токио, увез в «Империал-отель». Он очень волновался, жил он в другом отеле. Ушел - до утра.

Александр Васильевич приехал ко мне на другой день. «У меня к вам просьба» - «?» - «Поедемте со мной в русскую церковь».

Церковь почти пуста, служба на японском языке, но напевы русские, привычные с детства, и мы стоим рядом молча. Не знаю, что он думал, но я припомнила великопостную молитву «Всем сердцем». Наверное, это лучшие слова для людей, связывающих свои жизни.

Когда мы возвращались, я сказала ему: «Я знаю, что за все надо платить - и за то, что мы вместе, но пусть это будет бедность, болезнь, что угодно, только не утрата той полной нашей душевной близости, я на все согласна…».
(Из воспоминаний Анны Тимиревой)~~

Автор : Тамара Калиберова Николаевна

comments powered by Disqus
В этом номере:
8 марта – Международный женский день
8 марта – Международный женский день

Спасибо за то, что вы есть, за то, что вносите в нашу жизнь свет, тепло, любовь. Приморские женщины успешны в работе и карьере, блестяще решают самые трудные задачи в бизнесе и в политике. Вы очень много доброго и полезного делаете для родного края и сво

Арсеньев и Большой Камень выбирают мэров
Арсеньев и Большой Камень выбирают мэров

На ближайшее воскресенье, 11 марта, выпадает первый в 2007 году единый общероссийский день голосования. В ряде субъектов РФ пройдут выборы законодательных собраний, в Приморском же крае состоится ряд выборов муниципального масштаба - на уровне как поселен

Владимир Николаев задержан

Источники в правоохранительных органах рассказали, что Николаев был арестован по запросу Генпрокуратуры и центрального аппарата МВД. «Газета.Ru» во вторник сообщала буквально следующее: «Сейчас его уже допрашивают следователи Генпрокуратуры, после чего, в

Фрадков обещает нефть
Фрадков обещает нефть

Правительство России не меняло своего решения: конечная точка нефтепровода «Восточная Сибирь - Тихий океан» (ВСТО) будет располагаться в Приморском крае. Об этом заявил председатель правительства России Михаил Фрадков в минувший четверг во Владивостоке, о

Снегопад как проверка здравого смысла
Снегопад как проверка здравого смысла

Лично я зимой 2007 года несколько раз критиковал администрацию города за неубранный снег. Что поделать – не справлялись. Однако последний снегопад был поистине чудовищным: на свою автостоянку даже не пытаюсь идти – близлежащие гаражи закопались по самую к

Последние номера