Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Общество

Это их дом. В хорошем коллективе лучше, чем у плохих родителей

От стереотипов освобождаться очень трудно. Большинство из нас убеждено, что воспитанники детских домов страдают от неуюта, отсутствия красивой одежды и хорошего питания...
Это их дом. В хорошем коллективе лучше, чем у плохих родителей

От стереотипов освобождаться очень трудно. Большинство из нас убеждено, что воспитанники детских домов страдают от неуюта, отсутствия красивой одежды и хорошего питания. Конечно, до сих пор есть в отдаленных селах приюты, где чего-то не хватает. Но большинство крупных казенных учреждений превосходно обеспечено. Если возглавляет такое заведение настоящий рачительный хозяин, то водить сюда обывателей можно как на экскурсию.

В Артеме детским домом руководит Раиса Зимина, человек, обожающий детей и свою работу, а еще великолепная хозяйка. Здание, где сегодня живет более 120 ребятишек, Раиса Александровна превратила в конфетку. И очень этим гордится – с удовольствием водит гостей по игровым комнатам с массой игрушек, по застеленным коврами коридорам, где на стенах вывешены дипломы всевозможных конкурсов, в которых воспитанники принимали участие. Даже туалетные комнаты показывает – такие красивые есть далеко не в каждой квартире. Хотя внешний вид, безусловно, не главное. Важнее всего атмосфера, в которой живут оставшиеся без попечения родителей ребятишки. Директор настолько не сомневается, что они всем довольны, что без тени сомнения предлагает – ходите, смотрите, расспрашивайте, никто мешать не будет.

Малышня многого не расскажет, поэтому собрала я в одной из комнат выпускников, практически взрослых людей, продолжающих жить в детдоме потому, что они учатся в артемовском филиале ВГУЭС. Четыре девушки и двое парней, открытые, улыбчивые, красивые, в один голос заявили: «Мы здесь выросли, это наш дом. Здесь мы пели, танцевали, нас всюду возили. Большинство домашних детей не видело столько, сколько довелось нам. Мы можем сравнивать свою жизнь с жизнью в других детских домах и твердо убеждены, что наш – лучший. Здесь замечательный коллектив, который даже сейчас, пока мы получаем высшее образование, заботится о нас, освобождает от всех проблем. Конечно, всем лучше бы жить в родной семье, но если уж так случилось, то попасть в такой дом, как наш, – счастье».

Среди тех, с кем удалось поговорить, была и Галина Богданова, много лет бывшая воспитанницей этого детского дома, а теперь работающая в нем. Эта молодая женщина провела в казенных учреждениях большую часть жизни – с шести месяцев, когда ее отобрали у родителей-алкашей. Говорит, что сначала не страдала, считала по малолетству, что все так живут. Но когда пошла в школу, поняла – у других есть мамы и папы, они любят именно своих детей, а не всех сразу. В детдоме же, как впоследствии догадалась маленькая Галя, мамы были не совсем настоящие, хоть их так и называли. Естественно, они не могли приласкать одновременно десятки малышей, разобраться с каждой их обидой.

Галине повезло – сначала в дошкольном детском доме Владивостока ее забирала на выходные врач Сталина Александровна, потом уже в Артеме она привязалась к музыкальным работникам, которые и повлияли на ее выбор профессии. Девочка окончила музыкальную школу по классу аккордеона, потом музыкальное училище. Немного поработала в других местах, но в конце концов вернулась в родной детский дом, где ее приняли как родную. Даже замуж она вышла за парня, работавшего здесь же водителем. Но до этого была попытка встретиться с родной матерью, социальный педагог помогла разыскать ее в далекой Кемеровской области. Зачем искала, нужна ли была эта встреча? Судя по всему, матери до своих детей нет никакого дела – оказалось, что еще двое младших брата и две сестры Галины тоже мыкаются по государственным учреждениям, а мать-кукушка продолжает пить, с трудом даже вспомнила, когда ее старшая дочь родилась. Галина долгие годы испытывала злость, ведь именно по вине биологической матери так сложилась ее судьба. Теперь же, будучи уже замужней, живущей по большому счету счастливо, она ощущает лишь жалость к женщине, столь бездарно проведшей многие годы и потерявшей самое главное – любовь своих детей. Моя собеседница твердо уверена, что ее собственные ребятишки никогда не испытают одиночества, никогда не будут называть чужих женщин мамами.

Что самое сложное для ребенка, оставшегося в одиночестве? Наверное, отсутствие индивидуальной любви? «К этому в конце концов привыкают, - отвечает собеседница. – Труднее всего из тепличных условий, из красоты, тебя окружающей, выйти во взрослую жизнь, где нужно самостоятельно решать все вопросы». Прежде всего встает проблема жилья – многим просто некуда возвращаться. Нелегко найти работу. Не хватает поддержки, заботы близких людей. На многих накатывает депрессия – кто послабее, справиться с ней не может. Получается, что взрослые люди, несколько лет укутывающие ребенка в теплое одеяло своего внимания, потом бросают его на произвол судьбы, беспомощного, не приспособленного к суровым реалиям. И таким образом толкают его на преступление. Так рассуждает молодая женщина, прошедшая через годы жизни в казенных учреждениях и ныне занимающаяся музыкой с талантливыми, но не нужными никому, кроме государства, воспитанниками.

С другой стороны, столько друзей, сколько есть у бывших детдомовцев, скорее всего нет у домашних детей. Шестеро выпускников артемовского детдома уверили меня, что связи между собой они никогда не потеряют, что всегда будут помнить Дни самоуправления, когда взрослые доверяли им сотню ребятишек и расходились по домам. А еще они сказали, что знают по именам каждого малыша, живущего здесь. Потому что они одна большая семья. «Не в угоду ли журналисту это говорите, опасаясь, что можете оказаться на улице?» - поинтересовалась у них. Ребята рассмеялись, но, похоже, даже чуть-чуть обиделись: «Да вы к каждому можете подойти, с любым крохой поговорить».

Идеальной жизни быть не может ни в семье, ни тем более в детдоме. Всем, кто живет на государственном обеспечении, хочется иметь близких любящих людей. Но вряд ли в ближайшем будущем закроются детские дома, по крайней мере приморцы, несмотря на материальную поддержку, не особенно рвутся в усыновители. Поэтому слава богу, что у нас есть такие детские дома, как в Артеме. По крайней мере озлобленным отсюда никто не уходит.

Автор : Галина Кушнарева Михайловна

comments powered by Disqus
В этом номере:
Русский остров в центре внимания
Русский остров в центре внимания

В течение последней недели сотрудники англоязычной версии «В» - Vladivostok News внимательно отслеживают публикации в мировых СМИ, которые начали достаточно активно комментировать ряд недавних заявлений российского президента о перспективах Владивостока..

Проезд стоит восемь рублей. А не пятнадцать

Приморские автоперевозчики, завышающие стоимость проезда, будут нести персональную ответственность. Незаконное удорожание билета на два рубля может обернуться штрафными санкциями до 50 тысяч рублей. Об этом заявили в Региональной энергетической комиссии к

Он будет жить теперь по-новому

Еще несколько лет назад строительство в Уссурийске велось довольно вяло. В течение года в эксплуатацию сдавалось не больше одного жилого дома.

Очередь за 250 тысячами

В минувшую среду в редакции «В» начальник управления организации назначения и выплаты пенсий Отделения Пенсионного фонда России по Приморскому краю Лидия Гудзиевская ответила на вопросы читателей по поводу материнского капитала.

Братья наши, близнецы
Братья наши, близнецы

Трое медвежат-белогрудок на этой неделе были найдены в поселке Новопокровка Красноармейского района. Аноним позвонил в районное отделение охотинспекции и сообщил, что малыши находятся в коробке неподалеку от автобусной станции.

Последние номера