Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Наследие

Коготь тигра. История жизни необыкновенного охотника из Восточной Азии (продолжение)

«Очень странно, Мэри, что ты расспрашиваешь меня об этом именно сейчас, потому что Ора Янковская находится у меня в гостях. Она поэтесса, приехала в Сеул в поисках вдохновения, а сейчас вышла на прогулку вдоль городской стены. Четырнадцать миль по горам -
Коготь тигра. История жизни необыкновенного охотника из Восточной Азии (продолжение)

(Продолжение. Начало в номерах за 30, 31 января)

Натали поднялась, проверила - закрыты ли двери, зажгла сигарету и продолжила разговор:

- Очень странно, Мэри, что ты расспрашиваешь меня об этом именно сейчас, потому что Ора Янковская находится у меня в гостях. Она поэтесса, приехала в Сеул в поисках вдохновения, а сейчас вышла на прогулку вдоль городской стены. Четырнадцать миль по горам - для нее ничто. Она не может сидеть спокойно. Она прекрасно говорит по-английски, но не удивляйся, если она не заговорит с тобой. Ора - странная девушка.

Некоторое время мы сидели в тишине. Дочь Охотника не появилась, и Натали предположила, что она пошла обедать в китайский ресторан.

- Она любит восточную кухню. Медвежьи лапы, ласточкины гнезда и прочие подобные вещи.

Ора долго не появлялась, и Натали успела рассказать мне историю ее семьи. Вот ее рассказ:

«Среди зубчатых гор и заросших буйной растительностью долин северной Кореи существует коммуна - такая, о которой мечтал еще Платон. В ней каждый человек, будь то мужчина, женщина или ребенок, исполняет свои строго определенные обязанности. Глава общины Джордж Янковский трудится наравне со всеми. Физически слабые занимаются домашней работой: накрывают на стол, ухаживают за скотом, собаками и пчелами. Мастеровые строят сараи, навесы, домики для семей и одиночек.

Жилища строят с учетом пожеланий тех, кому они предназначены, стараясь обеспечить им максимальный комфорт. Некоторые предпочитают жить в горах, на ветру; другие - под покровом леса, на берегу ручьев или песчаных морских лагун. Члены коммуны занимаются земледелием, работают в оленнике, рыбачат, а самые мужественные и выносливые промышляют охотой. В каждом виде деятельности есть свой старший. Каждый старший носит техасскую шляпу как знак отличия. Никто не получает за свою работу никакой платы. Существует общественное хранилище, куда каждый вкладывает по способностям и получает по потребностям.

В этой общине есть поэты и писатели, художники и актеры. Некоторые из них были когда-то знамениты в Санкт-Петербурге. Есть хореограф и театральный режиссер, которые ставят балетные постановки в русском стиле, где главную роль исполняет способная девушка, обычно работающая на кухне.

Главное здание поселка называется «Новина». Его строили все вместе, это общая собственность. Сюда можно прийти в любой момент: поесть, взять необходимую вещь, отдохнуть или развлечься. Но спят в этом доме только Джордж Янковский и его жена Ольга. Там есть и башня, откуда трубят в рог, сзывая к столу. Природа там суровая, и добывать средства к существованию очень нелегко, но трудности лишь укрепляют привязанность членов коммуны друг к другу - до такой степени, что они готовы рисковать жизнью ради друг друга. Душой коммуны является Джордж Янковский. Его боятся, глубоко уважают и любят».

Завороженная рассказом Натали, я не услышала звука открывающейся двери и вздрогнула, когда в комнату неслышной походкой вошла молодая женщина - Ора12. Она принесла с собой запах хвои и костра.

Среднего роста, гибкая, сильная, со скрытыми под шарфом волосами, она сразу произвела на меня большое впечатление. Особенно запоминающимся было лицо: темные, словно бросающие вызов глаза, вишнево-красные губы…

Натали представила нас друг другу, но Ора явно не хотела общаться. А мне так хотелось ближе познакомиться с ней и ее семьей и, если повезет, побывать в «Новине». И тогда я заговорила о том, что, как мне казалось, может привлечь внимание дочери Охотника. Я стала рассказывать Натали о хранящемся у меня когте тигра, который был много лет назад привезен с Востока моим отцом - тоже охотником, что на нем есть загадочная надпись, которую до сих пор никто не смог прочесть, что об этом когте можно написать прекрасную поэму и т. д. И мои слова достигли цели! Ора заинтересовалась и на следующий день вместе с Натали пришла ко мне в гости, чтобы лично увидеть коготь тигра. Он явно ее заинтриговал. «Я попрошу отца пригласить вас в «Новину», чтобы вы показали ему коготь», - сказала она.

Надо ли говорить, как я была обрадована.

* * *

Время мало что значит для русских, и я ждала приглашения от Янковских около года. Когда же оно все-таки пришло, оказалось, что мой муж Брус против моего визита к ним. Чтобы избежать ненужных споров, я подождала, пока он поедет по делам в Японию, и отправилась в «Новину».

Был конец сентября - удивительно красивое время в Корее, когда созревает в изобилии хурма, а листва превращается из коричневатой в неправдоподобно яркую - золотистую и багряную. На желто-охряных соломенных крышах сушат перец, и он постепенно меняет цвет с зеленого на оранжевый, а затем - на прозрачно-алый. По утрам и вечерам города и деревни словно дрейфуют на перламутровых облаках, которые создает низко стелющийся, остро пахнущий хвоей дым домашних печей.

Отправляясь из дома, я так спешила, что чуть не забыла тигровый коготь и вернулась за ним в последний момент, когда машина уже ожидала, чтобы доставить меня и моих собак на станцию.

По пути я остановилась в Хамхыне, где меня встретили друзья - супруги Бансы. Они также считали мою поездку неразумной. Возникла небольшая дискуссия. Я стояла на своем, и тогда Банни Банс сказал:

- Ну, по крайней мере, тебе стоит оставить нам своих собак, если ты действительно о них заботишься.

На это я ответила:

- О боже! Если я не могу взять своих собак в такое дикое место, как «Новина», то куда вообще я могу их взять?

Мы с мужем всегда брали наших собак в поездки по корейской провинции. Это были хорошо воспитанные, совершенно взрослые немецкие овчарки.

- Тогда пошли телеграмму и спроси разрешения, - настаивал Банни. Чтобы не спорить с ним, я так и сделала. На следующий день пришел ответ:

- Да, привозите собак, если вы хотите, чтобы их убили.

Таким образом, собаки были отправлены назад в Сеул, а Бансы проводили меня до станции.

Все время, что поезд шел по горам на север вдоль побережья, я сидела очарованная. Я и не знала, что эта часть Кореи столь красива. За каждым тоннелем открывались все новые картины первозданного великолепия. В сумерках, когда цвет гор сменился с ярко-аметистового на темно-пурпурный, поезд наконец остановился - ровно на столько времени, чтобы я могла выйти. Я была единственной пассажиркой, высадившейся на этой узкой платформе.

- Черон? - спросила я у служащего станции, несколько затруднившись при произнесении ее корейского названия.

- Шуотсу, - поправил он меня по-японски, глядя с подозрением на меня и мой билет.

Последовал традиционный набор вопросов: какого я пола (тут он внимательно посмотрел на мои брюки через толстые стекла очков) и возраста, сколько у меня детей, чем занимаюсь и пр. Все ответы он аккуратно записал в маленький черный блокнот. Никто меня не встречал, и, чтобы убить время, я тоже задала ему какие-то вопросы. Это ему не понравилось.

Прошло еще какое-то время. Похоже, что никто не собирался меня встречать. Я занервничала и стала бросать взгляды на маленькое здание станции, решая, стоит ли мне провести ночь в нем в обществе этого смотрителя или лучше пойти искать приюта где-нибудь в корейском жилище.

И вдруг раздался громкий звук, и вдали появился одинокий свет, зигзагом спускавшийся по склону горы. Немного погодя я разглядела окутанную клубами выхлопных газов машину, мчавшуюся по едва видимой дороге. Когда она приблизилась к станции, я схватила свой рюкзак, выбежала на дорогу, размахивая руками, и вмиг оказалась на заднем сиденье авто, где сидели два привлекательных молодых мужчины в шляпах американских ковбоев. Они не обратили на меня никакого внимания. Спустя какое-то время я постучала одного из мужчин по спине и крикнула сквозь грохот мотора:

- Янковские?

Никакого ответа... Они были слишком заняты, преодолевая на старой машине крутой подъем.

С гребня холма не было видно дороги. Внизу, среди скал, клокотал поток. Лавируя среди валунов, мы сломя голову спустились вниз, чудом перебрались через реку и вскарабкались на противоположный берег. Чтобы не закричать от страха, я выхватила из кармана носовой платок и прижала его ко рту. Когда дорога пошла вдоль края пропасти, машина загрохотала и стала упираться, как испуганная лошадь...

Наконец одинокая фара нашего авто осветила пару каменных столбов. Машина промчалась мимо и остановилась, отдуваясь и посвистывая.

Из темноты раздался спокойный, низкий голос Оры:

- Вы здесь?

- Вот и мы, - раздалось ей в ответ.

Последовали несколько вопросов, которые, как я подозревала, имели отношение ко мне. К тому времени во мне уже окрепла уверенность, что эта дикая гонка по горам была заранее запланированным представлением, затеянным для того, чтобы испытать нервы нежеланной гостьи.

Ора взяла мои вещи, пригласила следовать за ней и исчезла в темном лесу. Я поспешила следом, делая все возможное, чтобы не потерять ее из виду. Было очевидно, что, если я ее позову, она вряд ли услышит - настолько громко рядом ревел водопад.

(Окончание в следующем номере)



12 Виктория Юрьевна Янковская, старшая дочь Ю. М. Янковского.

Автор : Мэри ТЕЙЛОР

comments powered by Disqus
В этом номере:
Пиночет стал майором
Пиночет стал майором

Вчера один из самых известных сотрудников милиции города Владивостока - Виталий МЫСЛИВЧИК, начальник угрозыска отделения Первореченского РУВД, более известный как «опер Пиночет», наконец-то получил звание майора.

КНДР готова помочь руками в организации саммита-2012

Северокорейские дипломаты с большим интересом следили за визитом во Владивосток президента России Владимира ПУТИНА и удовлетворены тем, что приморская столица выбрана местом проведения форума АТЭС в 2012 году.

«Прямая линия». Сделки с жилой недвижимостью
«Прямая линия». Сделки с жилой недвижимостью

Продлен ли срок на приватизацию квартиры? Как «расприватизировать» жилье? Как оформить договор дарения, купли-продажи?..

«Жилищный вопрос» испортил госчиновника, УФСБ поставило его на путь исправления

Прокуратура Приморского края закончила расследование уголовного дела по обвинению в получении взятки и покушении на мошенничество заместителя главного государственного инспектора Государственной жилищной инспекции Приморского края Владимира ЖУРНАКОВА.

Льготникам железной дороги дали выходные дни

С сегодняшнего дня железнодорожники возобновили выдачу абонементных билетов «выходного дня» для поездок в пригородных электропоездах. Этой услугой смогут воспользоваться только краевые льготники.

Последние номера