Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Общество

ВИЧ-инфицированные, объединяйтесь!

Телефон в кабинете Елены ВОЙТОВСКОЙ, руководителя общественной организации «Жизнь» и психолога краевого центра по борьбе со СПИДом, редко молчит. - Елена Ивановна! На работе узнали, что у меня ВИЧ. Коллеги собрались, пришли к директору и сказали: пусть эт

Телефон в кабинете Елены ВОЙТОВСКОЙ, руководителя общественной организации «Жизнь» и психолога краевого центра по борьбе со СПИДом, редко молчит. - Елена Ивановна! На работе узнали, что у меня ВИЧ. Коллеги собрались, пришли к директору и сказали: пусть этого увольняют. Мы с ним работать не будем. За что они меня так, ну за что?

Таких историй в одном только Владивостоке немало. Хотя вирусом иммунодефицита человека пугать публику давно уже перестали, страх перед болезнью, лечения которой пока не придумали, сильнее, чем здравый смысл, чем совесть, чем дружба…

Они остаются одни – в прямом смысле слова в вакууме. В лучшем случае их поддерживают родные и друзья. Они живут, боясь сказать правду и еще больше страшась, что она выплывет наружу… Но разве они виноваты, что нам страшно? Нет. И потому ВИЧ-инфицированным пора открыться. Хотя бы друг другу. Чтобы выйти из вакуума.

«Здесь нет ничего твоего. Даже ребенка…»

Любовь настигла Оксану прямо, как у Булгакова: так поражает финский нож! Счастливую в браке 22-летнюю женщину с маленькой дочкой накрыло, можно сказать, с головой. Ей было все равно, что скажут родные, друзья, да кто угодно. И даже тот факт, что любимый – наркоман, ее не остановил.

- Я всегда гордилась силой воли, - немного грустно улыбается она. – Подумала: если не могу его уговорить бросить эту дрянь, надо искать другие пути.

И нашла. В один не самый добрый день Оксана сказала любимому: раз ты колешься, то и я буду. Вопреки ожиданиям любимый не стал ее отговаривать или обещать покончить с пагубным пристрастием, а просто протянул шприц…

- Мне казалось, что я смогу понять изнутри, как же с этим бороться, а когда пойму – брошу и ему смогу помочь бросить, - рассказывает Оксана. – Даже в голову не приходило, что тысячи наивных дурочек уже попадались в эту ловушку…

На наркотики Оксана подсела очень быстро. Уже через год ей никто не был нужен: ни ребенок, ни муж, ни родители…

- Это сложно объяснить. Наркотик становится центром жизни, вокруг него вращается все: ты встаешь с мыслью, где взять денег на дозу, и засыпаешь, думая, где же их взять завтра. И жизнь состоит из кайфа и кумара, когда спать не можешь, есть, пить, хочется только одно: ДОЗУ! Какая дочка, о чем вы? Героин убивает все материнские чувства, меня ребенок не интересовал ни в каком виде… Даже когда муж подал на развод и на лишение родительских прав, мне, в общем, было все равно…

Несколько лет родители Оксаны, муж пытались просьбами, уговорами, любовью и угрозами заставить ее бросить наркотики. Бесполезно. Это вам любой специалист – психолог, нарколог – скажет: никакие «Подумай обо мне, что ты делаешь, я же твоя мать…» не помогут. Героин убивает все. И в первую очередь – совесть, чувство долга и привязанности…

- Мама долго терпела. Примерно через пять лет она сломалась. Я пришла домой, а там новые замки. Стала стучать – мама открыла щелочку и сказала: «Уходи. Здесь твоего ничего нет, даже ребенка. Уходи, как есть». Я ушла. Думаете, расстроилась и сразу решила бросить? Нет… Напилась и вкатила себе такую дозу герыча, чтобы точно был передоз. Но меня нашли и откачали. Колоться не перестала. Жила, где удавалось, это было неважно. Через год примерно я пришла – такая вся правильная, два дня не кололась. Наобещала гору всего, и мама меня пустила. Разумеется, я все начала сначала. Когда убегала из квартиры, там почти ничего не осталось, я даже ковры продала, чтобы достать денег на дозу…

Убегала Оксана, вляпавшись в крупные неприятности, спасая свою шкуру. Нужно было отсидеться в тихом месте, где ее точно не станут искать. Таким местом наркоманка сочла реабилитационный центр организации «Путь к свободе», созданной при одной из христианских религиозных организаций края.

- Я не собиралась бросать. Хотела просто отсидеться. Но там со мной случилось чудо. Да, я обрела бога и бросила наркотики. Не колюсь уже полтора года. Вернулась к маме. И знаете, она впервые за 10 лет, что я сидела на героине, поверила мне. Сколько раз раньше я ей говорила, что брошу, она никогда не верила. А тут… Мама помолодела, у нее в глазах снова жизнь светится. И дочка со мной… Я учиться пошла, работать.

Вирус иммунодефицита человека Оксана подхватила в первый же год, как стала колоться. Сегодня у нее уже СПИД, Оксана - один из тех пациентов краевого центра по борьбе со СПИДом, которым необходима три-терапия. Кроме того, Оксана болеет и гепатитом С. Разумеется, родные и самые близкие друзья знают о страшных диагнозах…

- Да, с божьей помощью я сумела победить наркотики. Но остались болезни, которые они мне принесли. Я научилась с ними жить, но теперь мне и моим друзьям из «Пути к свободе» нужно больше. Мы хотим помочь людям, для которых диагноз ВИЧ стал ударом, тем, кто устал быть наркоманом, хочет обрести бога и бросить наркотики…

Оксана и ее друзья навещают больных, лежащих в стационаре центра по борьбе со СПИДом, готовы помочь каждому, кто напишет или позвонит…

Пишите: 690090, Владивосток, абонентский ящик 155. Телефон Оксаны 89242338394.

- О том, что у меня ВИЧ, я долго никому не могла сказать, - вспоминает Оксана. – Боялась как огня, что кто-то узнает, даже брату не открылась. Люди боятся неизвестного, не принимают, отталкивают ВИЧ-инфицированных от себя. Жить с таким грузом без помощи и поддержки невозможно. Мы поможем духовно возродиться. Спасти человека может только бог.

«Братуха… Наверное, я тебя заразил…»

Семья Максима была благополучной во всех отношениях: и обеспеченная, и образованная, родители всегда интересовались делами сына и дочки, баловали, любили, никогда пальцем не тронули…

Но уже в 12 лет Максим не просто курил и прекрасно знал, что такое – похмелье. В этом возрасте он уже умел варить химку, знал всех барыг в районе. К 18 годам он плотно сидел на чистом опии и ацетилированном («ханке»).

- Наверное, мне дали слишком много свободы, мама и отец, наверное, слишком верили в то, что ничего плохого со мной не случится, что с нашей семьей ничего подобного случиться не может. Они и когда уже знали, что я наркоман, все равно руки не опускали – и на учебу меня устраивали в институт, в несколько техникумов, все время старались наставить на правильный путь… Только толку не было. Мне вся их любовь, все надежды, все усилия были абсолютно не нужны. Я считал себя свободным и всегда был уверен, что лучше знаю, что делаю.

Максиму 27 лет. О том, что он ВИЧ-инфицированный, узнал год назад. Но заразился гораздо раньше. Своим друзьям, с которыми делил иголку, девушкам, с которыми был близок, Максиму пришлось так или иначе дать знать: возможно, ты заразилась от меня. Эти слова и реакция людей на них – самое тяжелое, что приходилось переживать Максиму в своей новой – без наркотиков – жизни. Знать, что ты передал смертельный вирус другому – тяжкий груз для проснувшейся совести…

- Я уже два года не кололся к тому моменту, когда узнал о ВИЧ (бросить наркотики Максиму помогли родители, умолившие, уговорившие сына пройти курс реабилитации). Это, честно скажу, был сильный удар. Казалось, завтра умирать, все, жизнь кончилась… Вышел из центра, ничего вокруг не видел, - вспоминает он, и в глазах появляются слезы. - В первую очередь о своей болезни я сказал маме, родным. Друзьям – только избранным. Лучшему другу сказал: «Братуха, такое дело… Наверное, ты от меня с иголкой ВИЧ поймал…». Это было чертовски тяжело. Многим так и не смог сказать в лицо, передавал через вторые руки.

Но то, что я знал ребят с таким же диагнозом, то, что со мной поговорили психологи, Елена Войтовская в частности, помогло принять и понять случившееся. А главное – научиться с этим жить. Я понял, что мне дано время, которое нельзя терять просто так. Завтра не умру, но жить придется в плотном ритме, успеть то, что пропустил, пока кололся. Я пошел учиться. Работаю. Получаю права, чтобы водить машину. Всерьез задумался о семье, хочу жениться и успеть побыть отцом. А еще задумался о том, что должен помочь другим. Таким же, как я. Тем, кто узнал, что у него в крови ВИЧ, и чувствует себя абсолютно одиноким, боится рассказать хоть кому-то о своей болезни и живет в вакууме… Я ходил на собрания анонимных алкоголиков и знаю, как здорово может помочь простое общение с подобными тебе, какой груз с души снимает. Поэтому прихожу в стационар в центр по борьбе со СПИДом, навещаю больных, читаю много литературы об этой болезни.

Во Владивостоке проще наладить общение, а вот тем, кто живет в глубинке, намного сложнее. Поэтому я сделал абонентский ящик, отвечу всем, кто напишет, и не только я, но и Елена Войтовская, психолог краевого центра по борьбе со

СПИДом. ВИЧ-инфицированные не изгои, не прокаженные. Нужно только начать общаться, и станет легче. Я не зову людей в церковь, просто предлагаю поддерживать друг друга.

Пишите: 690090, Владивосток, абонентский ящик 381. Телефон Максима – 94-22-31.

- Мне уже звонили люди, - говорит Максим. – Дефицит общения ощущается, есть о чем поговорить. Знаете, возможно, мне это нужно не меньше, чем тем, кто звонит…

Руки опускать не собираемся!

Светлана Сотниченко, главный врач краевого центра по борьбе и профилактике СПИДа:

- Итоги реализации приоритетного национального проекта «Здоровье» в области ВИЧ-СПИДа можно будет подводить через два-три года. Но уже за прошедший год мы получили такие результаты, что не можем не радоваться. Впервые за все существование центра – а это 15 лет – мы получили возможность полноценно обследовать, лечить, обеспечить всех нуждающихся три-терапией, сегодня это – 320 человек. На 52 миллиона получено тест-систем и лекарственных средств. С 2007 года все необходимые для лечения ВИЧ и СПИДа препараты будут получать больные, отбывающие наказание в системе ГУ ФСИН в Приморском крае. Это, между прочим, 10 процентов от общего количества инфицированных в крае. В рамках проекта защищена наша заявка на 2007 год, в ЗС Приморского края проходит второе чтение краевая программа по борьбе со СПИДом. Несмотря на то, что мы стали меньше выявлять ВИЧ-инфицированных, успокаиваться нельзя. Отмечается большой рост полового пути передачи вируса и, что особенно тревожно, перинатального – от матери к ребенку.

Наша основная работа в 2007 году будет направлена на обеспечение качественной медицинской помощи для ВИЧ-инфицированных, живущих не во Владивостоке. Для этого по всему краю будут проведены семинары, тренинги для уполномоченных врачей, которые занимаются диспансеризацией ВИЧ-инфицированных, нужно решить вопрос об оплате труда медиков. Особое место займет контроль лечения СПИДа, мы должны наладить бесперебойную доставку крови в центр, чтобы отслеживать, имеет ли эффект три-терапия, не нужно ли подобрать другое сочетание препаратов. Особое внимание уделим контролю доноров, профилактической работе среди молодежи и – обязательно – работе по защите прав ВИЧ-инфицированных.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Мэры заявили о себе
Мэры заявили о себе

Первое рабочее заседание Российского клуба мэров состоялось в начале этой недели в Москве. Эта организация предельно ясно обозначила свои задачи: помочь муниципалитетам занять достойное место в системе государственной власти, а самим городам – получить бо

Деньги на «коммуналку»

На прошедшем в среду очередном заседании Законодательного собрания Приморского края было принято обращение депутатов к губернатору Сергею Дарькину с просьбой снизить региональный стандарт оплаты жилых помещений и услуг ЖКХ.

Холодную воду «задвинули» по графику

Третья часть владивостокцев вчера осталась на сутки без холодной воды.

«Прямая линия». Сделки с жилой недвижимостью

Продлен ли срок на приватизацию квартиры? Как «расприватизировать» жилье? Как оформить договор дарения, купли-продажи?

Граненый стакан стал предметом искусства
Граненый стакан стал предметом искусства

Сегодня в галерее «Арка» желающие смогут взглянуть на черного рыцаря, обнаженную принцессу и вообще увидеть Приморское королевство во всей его красе. Ведь в «Арке» открывается выставка фотографа Михаила Павина.

Последние номера