Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Политика и экономика

Мимо цели. Почему громкие уголовные дела последних лет всё чаще стали рассыпаться?

Последствия политических интриг ставят в сложное положение судебную систему
Фото: РИА VladNews Фото: РИА VladNews
Владивосток, пятница, 29 сентября , РИА Vladnews.

Почему громкие уголовные дела последних лет всё чаще стали рассыпаться? Разбирался корреспондент РИА VladNews.

Последние несколько лет войдут в политическую историю постсоветской России как период масштабной антикоррупционной кампании. Предыдущая попытка демонстрации борьбы с коррупцией была перечёркнута делом Евгении Васильевой, которая после нескольких лет следствия была приговорена к пяти года колонии общего режима, но вышла 25 августа 2015 года досрочно по УДО спустя 34 дня после вступления приговора в законную силу. Тогда согласно опросам ВЦИОМ почти 80 % населения отрицательно отнеслись к досрочному освобождению экс-чиновницы.

Силовым структурам была просто необходима реабилитация в виде победоносной кампании, которая могла бы показать, что борьба с коррупцией вышла на новый уровень. Выправлять ситуацию начали в 2015 году арестами действующих губернаторов. В марте того года на своём рабочем месте был арестован глава Сахалинской области Александр Хорошавин. Следствие заподозрило его в получении взятке в размере 5,6 млн. долларов при заключении контрактов на строительство 4-го энергоблока Южно-Сахалинской ТЭЦ-1 по федеральной целевой программе. Для большей наглядности в СМИ попало видео обысков в доме Хорошавина, в результате которых нашли 1 млрд. рублей наличными в разных валютах, 800 ювелирных изделий, шикарную ручку стоимостью 36 млн рублей. Следующим губернатором, который был снят с должности Указом президента по статье «Утрата доверия» после возбуждения уголовного дела стал глава республики Коми Вячеслав Гайзер. Изначально его подозревали в создании преступного сообщества, но спустя два года предварительного следствия ему было предъявлено обвинение в даче взятки мэру города Сыктывкара.

Однако все рекорды побил именно 2016 год. Как по сценарию голливудских блокбастеров в СМИ вышло сразу несколько частей фильмов про борьбу
с коррупцией. Сначала губернатор Кировской области Никита Белых был задержан в одном из московских ресторанов с краской на руках от полученных денег в виде взятки, как утверждали «силовики». Позже на федеральных каналах появились видео сюжеты обысков у полковника МВД Дмитрия Захарченко, когда нашли миллиарды рублей. Но все кассовые сборы побил первый за историю современной России арест действующего федерального министра. Руководителя Минэкономразвития РФ Алексея Улюкаева задержали на выходе из главного офиса «Роснефти» по обвинению в получении взятки на сумму в 2 млн. долларов лично из рук Игоря Сечина за выдачу положительного заключения на приобретение «Роснефтью» акций компании «Башнефть».

И пусть громкие аресты зачастую проходили на грани фола, напоминая шоу, о чём несколько раз упоминал лично Президент РФ Владимир Путин, но в данном случае действовали по принципу «победителей не судят».

Неприятное послевкусие

После столь масштабной антикоррупционной волны оставалось дело за малым – довести все эти дела до суда и приговоров. Однако, как показала практика, дьявол крылся именно в деталях. Уже на этапе предварительного следствия практически в каждом уголовном деле возникало всё больше и больше вопросов. Обвиняемые высказывали и собственные, не менее правдоподобные, версии инкриминируемых событий.

В деле Алексея Улюкаева с момента начала судебного заседания общественность пока так и не увидела конкретных доказательств вымогательства взятки с его стороны. Слежка и прослушивание, которые в течение года вели за министром сотрудники ФСБ, оказались скучными и вялотекущими переговорами между чиновниками. Более того, Улюкаев хоть и выступал против приобретения «Башнефти», но формально не имел права выдать отрицательное заключение. Вместо каких-то реальных доказательств общественность узнала о таком понятии как корзинка с колбасой «От Иваныча». Именно так называется традиционный подарок от президента «Роснефти» Игоря Сечина, который получил Алексей Улюкаев в ходе их последней до ареста встречи.

Более того, на сегодняшний день эксперты сходятся во мнении, что дело против Улюкаева изначально затевалось по личным политическим и экономическим мотивам Игоря Сечина, который таким образом пытается вернуться в большую политику. Но как в итоге будет расценивать эту ситуацию суд – вопрос открытый.

Другим, не менее интересным примером является дело Никиты Белых. Казалось бы, краска на руках, крупная сумма денег, показания неких свидетелей, сюжеты на центральных каналах. Что ещё нужно для получения срока? Однако защита Белых в ходе предварительного следствия заявила, что полученные деньги были внебюджетной помощью городу Кирову, а краска на руках появилась после рукопожатия губернатора с человеком, прикасавшимся к крашенным купюрам. То есть и тут всё непросто, учитывая категорическое отрицание вины бывшего губернатора.

Региональный синдром

Знаменитая антикоррупционная волна отразилась и на уровне регионов. В Приморском крае она условно разделилась на две части: «зачистка окружения» губернатора Владимира Миклушевского и аресты представителей региональной политической элиты, оппонировавшей ему. В рамках первого направления силовые структуры за последние полтора года арестовали сразу трёх вице-губернаторов Олега Ежова, Сергея Сидоренко, Евгения Вишнякова (также по последней информации, уголовное дело возбуждено против Ильи Ковалёва), нескольких директоров департаментов, директора «Примводоканала» Алексея Осиюка и даже политконсультанта губернатора Илью Митькина. Что касается второго направления, то помимо арестов ряда глав муниципалитетов региона, пожалуй, наиболее резонансным стал арест мэра Владивостока Игоря Пушкарёва.

В то же время, несмотря на реальные причины всех арестов, будь то политические, экономические или личностные интересы, к некоторым из них по-прежнему есть ряд вопросов, которые ставят под сомнение объективность обвинений.

На минувшей неделе Фрунзенский район Владивостока изменил меру пресечения бывшему вице-губернатору Приморского края Олегу Ежова на домашний арест. Некоторые эксперты отметили, что у следствия просто не было оснований для продления ареста экс-чиновнику, однако по другой версии, суд в процессе ознакомления с материалами уголовного дела сформировал собственную позицию, отличную от позиции следствия.

Не менее интересные события ещё с июня 2016 года происходят вокруг уголовного дела против мэра Владивостока Игоря Пушкарёва, его брата Андрея, а также директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова. Изначально всех участников процесса подозревали в совершении преступлений в процессе закупок строительных материалов для ремонта дорог Владивостока, в результате чего городу якобы был причинён ущерб на сумму более 158 млн. рублей и сформирована кредиторская задолженность почти на 900 млн. рублей. Сразу после ареста защита мэра заявила о том, что компания-поставщик «Востокцемент» простила долг в размере более 900 млн. рублей.

Спустя девять месяцев предварительного следствия сторона обвинения фактически закрыла для себя тему ущерба, обвинив братьев Пушкарёвых во взятке данной друг другу, переквалифицировав прежние действия под новую статью. По некоторым данным, суд по делу Пушкарёвых-Лушникова может начаться уже в конце 2017 года, однако, учитывая уровень медиа-защиты главы города, не исключено вскрытие новых нестыковок в уголовном деле.

Затянувшаяся развилка

Многоступенчатость правовой системы Российской Федерации зачастую расходится с интересами тех или иных групп влияния. «Громкие» уголовные дела последних лет порой хороши своей медийной обложкой, особенно на старте, но теряют всю свою привлекательность на этапе суда. В этой связи взятый государством курс на антикоррупционную повестку оказался под вопросом. С одной стороны, есть возможность проявить политическую волю в сфере либерализации правоохранительной системы, а с другой, очень легко закрутить гайки до уровня репрессий. Вместе с тем эта тема по-прежнему останется в подвешенном состоянии, как и тот самый «образ будущего», над поиском которого последние месяцы так пристально работает экспертное сообщество и даже сам глава государства. Возможно, просто не там ищут? 

Похожие новости
Резидентам ТОР и СП Владивосток продлят срок льгот - до 10 лет
17:23, 28 сентября 2017 Резидентам ТОР и СП Владивосток продлят срок льгот - до 10 лет

Президент РФ дал поручение правительству страны

Путин утвердил перечень поручений по итогам рабочей поездки в ДФО
16:59, 28 сентября 2017 Путин утвердил перечень поручений по итогам рабочей поездки в ДФО

Формируются новаторские подходы к управлению макрорегионом

Кто станет новым мэром Владивостока?
16:21, 28 сентября 2017 Кто станет новым мэром Владивостока?

​Во всех тонкостях темы назначения главы краевой столицы разбирался политолог Павел Наливайко

Задолженность по заработной плате в Приморье снизилась на 210 миллионов рублей
15:50, 28 сентября 2017 Задолженность по заработной плате в Приморье снизилась на 210 миллионов рублей

Должниками остаются еще три предприятия

В Приморье в разы выросло производство мяса и круп
13:43, 28 сентября 2017 В Приморье в разы выросло производство мяса и круп

Итоги деятельности промышленности региона за 8 месяцев текущего года

Специалисты констатируют рост сферы услуг в Приморье
10:13, 28 сентября 2017 Специалисты констатируют рост сферы услуг в Приморье

На их оплату жители края тратят более четверти всех своих расходов

Приморец получил должность в Кремле
09:12, 28 сентября 2017 Приморец получил должность в Кремле

Президент России подписал соответствующий указ