Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Интервью

Владелец студии звукозаписи: Во Владивостоке звезд нет!

О музыкальном бизнесе Приморья - в интервью РИА VladNews
Владивосток, понедельник, 28 ноября , РИА Vladnews.

Музыка для Владивостока по-прежнему остаётся особенным творческим направлением. Даже те успешные коллективы, которые покорили не только Дальний Восток, но и Россию, в своих песнях не раз возвращаются к портовому городу. Сергей Таранов работает с коллективами Владивостока с 2003 года, создание студии звукозаписи  – мечта его детства. В интервью корреспонденту РИА VladNews Денис рассказал, как сегодня обстоят дела в музыкальном бизнесе приморской столицы, и стоит ли творческому коллективу рваться в столицу за мечтой. 

- Сергей, расскажите о своём опыте в музыкальном бизнесе? Как всё начиналось?

- Еще будучи студентом музыкального колледжа, я стал задумываться о студии. На последнем курсе колледжа в 1999 году уже делались какие-то первые шаги к звукозаписи. Конечно, оборудование было не такое, как сейчас, и о качестве записи речь не шла, но путь нащупывался. В 2003 году я стал работать в музыкальном магазине MusicON, там и располагалась моя первая студия звукозаписи. Работа велась над записью альбома Романа Рейна (музыкант, создатель группы Roman Rain, играющей в жанре индастриал и дарквэйв). Было очень удобно держать звукозаписывающую студию, так как всю нужную аппаратуру можно было взять в магазине. Без тон-зала невозможно сделать настоящую профессиональную запись, мы буквально записывали вокал на складе среди коробок, но задор был, было весело. В 2007 г. я ушёл из магазина, у меня появилась студия на Волховской, полностью автономная, не принадлежащая никому, на базе заброшенного детского клуба. Все рокеры того времени тусовались в подобных клубах. Мой друг Максим тоже занимался звукорежиссурой, у него была своя точка в клубе имени Бонивура, там исключительно записывались только страшные металлисты. У меня записывались ребята попроще, но тоже иногда приходили интересные кадры. И вот, мы шли параллельно и развивались в этом направлении. Потом объединились с Анжелой Сергеевой, замечательным педагогом, музыкантом. Мы открыли свою новую студию, полностью оборудованный зал, отличный ремонт, совмещали там и звукозапись, и педагогическую деятельность. Однако мы в срочном порядке вынуждены были переехать в ближайшее помещение - это был кошмар. Но для меня, как для звукорежиссёра, было важно идти дальше, с точки зрения звука, поиска самого фирменного звучания, которое невозможно получить в подвалах, и «подвалоподобных» студиях. У Максима была такая же мысль, поэтому мы решили объединить свои силы, и создать студию с большой буквы, с хорошим оборудованием, тон-залом. И первое время на нашем энтузиазме это всё держалось и работало. А потом мы поняли, что нашим артистам это не нужно.

- Почему?

- Потому что проще дома записаться в MacBook. Да, конечно, по качеству это будет отличаться, но, видимо, это качество и требуется для тех задач, которые преследуют местные музыканты. Они решают свои задачи на уровне demoзаписи. Нет задора у современных исполнителей. Есть несколько групп энтузиастов, но этого не достаточно. У нас маленький город, и очень большой дефицит творческих коллективов.

- Дорого ли обходится профессиональная запись песни в студии?

- Я бы не сказал, что записать песню настолько дорого, можно это сравнить с походом коллектива в хороший ресторан. Если говорить в цифрах, всегда выходило порядка 200$ за песню.

- С какими проблемами можно столкнуться в подобном бизнесе?

- Основная проблема не только в деньгах. Культурный уровень музыкантов очень не высок. Сложно находиться в постоянном потоке дилетантов и не профессионалов. Каждый звукорежиссёр должен быть музыкантом, для того чтобы понимать, что вообще происходит. Просто знать технику, выстраивать уровни, это не вся работа звукорежиссёра. Он должен уметь выстраивать полную художественную картину во всём звуке. И приходится сталкиваться с людьми, которые ниже тебя уровнем, в таком окружении очень трудно расти дальше. Мало того, что финансирование очень слабое, так ещё ты должен жертвовать собой, заниматься не своим делом. Люди приходят в студию, и даже сами порой не осознают, что абсолютно не готовы к этому. Что вы хотите записать? Что вы хотите этим сказать? Чем старше становишься, тем больше вокруг тебя становится молодых людей, и ты понимаешь, что этим людям нечего тебе сказать. И то, что ты делаешь, лишено какого-то культурного смысла.

Наша студия, и вообще в принципе студия звукозаписи в городе, это предприятие, оторванное от цепочки модели бизнеса. Оно должно включать в себя: продюсерский центр, record label, который занимается промоушеном, выпускает артистов. А мы существуем, как реализация детской мечты о студии. Мы хотели всегда быть звукорежиссёрами, были даже примеры в детстве - студия СН Макаренко, Дом молодёжи. И вот мы и мечтали, что в будущем у нас будет такая же студия. И вот мы сделали, а что толку? Где продюсеры, где звёзды? Ничего этого нет, во Владивостоке очень мало подобных артистов. Мне посчастливилось работать с некоторыми, и я продолжаю работать с ними, но это всё провинциальный уровень. Самый крутой исполнитель по популярности Иван Панфилов, вот с ним мы работали. И продолжаем работать. И всё. В городе, в крае, в регионе в целом нет больше настоящих ребят, которые бы занимались музыкой всерьёз. Создавать новых исполнителей никто не собирается. Всё, что слушают, находится где-то «там».

- Как раскрутиться местному коллективу?

- Прежде всего, нужно найти продюсера. А как его найти? У меня складывается впечатление, что эти группы, которые сами по себе образовываются, они обречены на вложение средств и сил в собственный промоушен, и занимаются этим самостоятельно. Продюсер занимается созданием звёзд с нуля, есть проект, например, нужен коллектив из трёх ребят и двух девчонок, пишется songwriter, ищется аранжировщик, реально решаются задачи по созданию продукта. Редко когда какая-то группа заинтересует, и продюсер согласится вкладывать в них свои деньги. Всё упирается в деньги, и это печально. Но есть положительные стороны, например, такие замечательные понятия, как независимость и свобода. Это ещё никто не отменял. Если у вас действительно нормальная музыка, вы от чистого сердца ее делаете, то найдёте всегда своего слушателя. Пусть он будет и один, но ему будет нравиться ваше творчество, а сколько вам нужно зрителей, зависит уже от ваших амбиций и стремлений.

- Сейчас у вас существует студия звукозаписи «Игра», чем она отличается от других?

- Наша студия «Игра» - это полный комплекс, объединяющий в себя то, что касается звука и музыки. И наша задача образовывать всех. Мы назовём это новым музыкальным образованием. Чтобы все играли и пели не на примитивном уровне, а имея хорошие музыкальные знания. В музыкальной школе обычный школьник музицировать не может, потому что обучение происходит по другим методам. Можно вспомнить некоторые отдельные истории о том, как дети бросали музыкальную школу, из-за того, что им надоедало, и не хватало сил. Музыкальная школа подходит тем детям, которые больше приспособлены к музыкальной сложной структуре: этюды, гаммы, игра на инструменте по два-три часа. Обычно такие дети с рождения имеют хороший слух, но не все дети готовы на такое обучение. Мы уже много лет размышляли, и в результате разработали особый подход к ученикам, который позволяет любого человека достаточно быстро обучить музыкальной теории, и тем музыкальным навыкам, которые необходимы для самостоятельного музицирования. Получается не 7 лет музыкальной школы, а 16 занятий. Это не включает в себя технику игры на инструменте, но такое системное понимание того, какие музыкальные навыки нужны, за это время можно получить.

- Как вы относитесь к коммерческим проектам?

- Конечно, существуют коммерческие проекты, которые необходимы для поддержания всего бизнеса на плаву. Но в этих случаях, каждый раз, когда ты соглашаешься на подобный проект, ты ведёшь борьбу со своей внутренней тонкой составляющей, которой это не нравится. Возможно, было бы правильней отдавать своё время и знания тем людям, которые этого заслуживают. Есть такие музыканты, у которых нет возможности прийти в студию и записаться полноценно. Но это возможно лишь при денежной поддержке, может какие-то частных лиц, может государства. Только тогда можно было бы поднимать культурный уровень настоящей музыки, а не андеграунда. Зачем выставлять напоказ то, что находится в подвале. Кому это нужно, кому это интересно? Только им же и интересно.

- Остались ли во Владивостоке хорошие группы, которые достигли профессионального уровня?

- Они, конечно же, есть, но их не так много, и среди этих групп мало желающих записывать целые альбомы. Потому что у всех есть свои какие-то творческие этапы. Группы не постоянно что-то записывают, у лидера случилось какое-то событие в жизни, он написал песни. Потом начинают оттачивать их на репетициях, потом записывать, потом едут в тур. И некоторые жанры, в которых работают эти талантливые музыканты, не требуют акустически подготовленное помещение и сверхаппаратуры. Достаточно записать голос, а всё остальное уже сделает компьютер. Например, сейчас очень популярная группа «Starcardigan», это бывший «Белый шум», лидер группы Иван Сосновский, они сейчас исколесили весь Китай, их там любят. Но в итоге, что у них за инструменты? Всё электронное, ну да, там иногда примешивается живая гитара и барабаны, но в основе всё равно лежит электроника и голос. Вот такие проекты сейчас стали очень востребованы. Даже во Владивостоке много таких групп. И в связи с этим возникает вопрос, а зачем нужна такая большая студия, где можно записать акустические барабаны, чтобы звучали как «Led Zeppelin» в те года. Мир меняется, всё меняется, у всех MacBook, там вся студия звукозаписи.

- Многие считают, что записать песню легко. Так ли это на самом деле? Расскажите, как этот процесс происходит?

- Есть два подхода к записи, когда одну кнопку нажал и всех записываешь, но это должна быть крутая студия, как у нас была, которая позволяла это делать. В нашем городе группы не способны на это, поскольку нужна очень большая сыгранность в коллективе, а для музыкантов наших местных групп порой сюрпризом является то, что играет другой. О! Оказывается, ты вот эту ноту на басу играешь. А у меня вообще тут аккорд другой. Они узнают партии друг друга, приходя на запись. Поэтому есть второй вариант, подорожная запись, сначала барабаны, потом бас, дальше гитара, клавиши и вокал, далее бэки. Всё это редактируется, кривые барабаны исправляются, соло гитары привязываются к барабанам. В общем, всё это записываешь, и потом, как хирург режешь, склеиваешь и соединяешь. С вокалом тоже много работаешь, "тюнишь" его, чтобы он попадал точно в ноты. Это стандартный мировой набор. Послушайте любую профессиональную запись, там специфика работы абсолютно идентична. Вживую смотришь, и думаешь: какие же вы кривые. Единственная группа, которая позволяет себе такие записи, это группа «Metallica». Они криво и записи себе могут позволить делать, и на концерте играть, как им вздумается. Вот заработаете себе имя как эта группа, вот тогда и записывайте себе, что захотите, а сейчас извольте всё делать грамотно и точно.

- Возможно ли сегодня провинциальной группе раскрутиться в Москве?

- Многие собираются, едут в Москву, а в итоге возвращаются обратно. А бывает так, что уезжают играть на барабанах, а в результате работают на заводе по сбору авто. Это нет просто, бросить всё здесь, и начать с чистого листа там. Во Владивостоке у тебя есть работа, дом, группа. А туда приехал, во-первых, город огромный, он очень сильно давит на человека, который не привык к такой суете. Москвичи уже привыкли, они ходят как зомби, и таких тысячи, каждый человек песчинка, а город - большая машина, которая проглотит тебя моментально. Единственный,кто покорил Москву, это Антон Беляев. И ещё, конечно, Илья Лагутенко. Вот и всё, список не велик.

- Можно ли во Владивостоке остаться, но при этом стать популярной группой?

- Это мысль отличная. Когда приезжает Илья Лагутенко во Владивосток, и видит, что в его клубе играют кавер-группы, он требует, чтобы на весь месяц выступали группы, у которых свой репертуар. И это не один только Мумий Тролль, по городу множество клубов, баров, ресторанов, где готовы платить музыкантам за их творчество, а это очень круто. Конечно, есть коммерческие рестораны, где невозможно пробиться со своими песнями, но это просто не тот формат. Сейчас выходит множество брендов. Например, GREEN RECORDS сделали свой конкурс, и постоянно разыгрывают призовые места, запись клипов, песен. Со мной тоже сотрудничали, у меня в студии снимали клип. Также мы работали с V-ROX, конкурс назывался «Битва за V-ROX», где одним из призов стала профессиональная запись. Но, как оказалось, ребята даже бесплатно не могут собраться и сосредоточиться на деле. Если ты готов, ты в этом заинтересован и уверен в своих силах, то песню записать можно и за день. Сама композиция длится всего 3 минуты, а всё остальное время занимают поиски звука и настроения. Поэтому мы заранее просим сначала прислать нам demo версию, для того, чтобы понять, чего хотят от песни. Были случаи, что мы отказывали по разным соображениям. Существует такое понятие, как музыкальная экология, мы не хотим её засорять и связываться с некачественными исполнителями. 

Похожие новости
Жизнь с протянутой рукой
17:59, 21 ноября 2016 Жизнь с протянутой рукой

56-летняя жительница Владивостока вынуждена просить милостыню на улице, чтобы собрать деньги на исполнение своей мечты

Новая интеллектуальная игра набирает популярность во Владивостоке
14:24, 18 ноября 2016 Новая интеллектуальная игра набирает популярность во Владивостоке

Об особенностях игры рассказал Константин Манич

​Владивостокский вейпер: «У нормальных «паровозов» ничего не взрывается»
12:15, 14 ноября 2016 ​Владивостокский вейпер: «У нормальных «паровозов» ничего не взрывается»

Электронная сигарета - дома, в машине и на работе

Отец Мирон: Католики во Владивостоке не чужие!
17:09, 02 ноября 2016 Отец Мирон: Католики во Владивостоке не чужие!

Настоятель католического прихода поделился с корреспондентом РИА VladNews историей своей жизни

​Дмитрий Бутенко:
16:23, 26 октября 2016 ​Дмитрий Бутенко: "Я мечтал водить поезда"

Дирижер эстрадного оркестра Приморской краевой филармонии в интервью РИА VladNews рассказал о себе, о жизни и о музыке

​Андрей Нартов:
14:33, 25 октября 2016 ​Андрей Нартов: "Мы делаем, что хотим и когда хотим"

Руководитель "ТАН" - о настоящем и будущем

Татьяна Ермакова: «На Паралимпиаде многие сожалели, что нет российских спортсменов»
11:21, 12 октября 2016 Татьяна Ермакова: «На Паралимпиаде многие сожалели, что нет российских спортсменов»

Вернувшись во Владивосток, спортсменка рассказала о своих впечатлениях от крупнейшего международного спортивного события