Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Интервью

​Андрей Вороной: «Человека нельзя раскладывать по полочкам»

Поэт Владивостока - о литературной жизни приморской столицы
Фото: Страница Андрея Вороного в Фейсбук Фото: Страница Андрея Вороного в Фейсбук
Владивосток, пятница, 30 сентября , РИА Vladnews.

Поэт Андрей Вороной в интервью РИА VladNews рассказал о литературной жизни современного Владивостока.

- Андрей, задам вам, пожалуй, уже надоевший вопрос: расскажите, как начинался проект «Чтиво»?

- Охотно расскажу, хотя бы потому, что не я его придумал, не я его начинал и даже не я его задумал восстановить.. Но обо всем по порядку. Лично я в проекте начал принимать участие только в 2004 году, год спустя после его возникновения весной в клубе BSB, еще на старой площадке, что располагалась на улице Гоголя. К 2008 году «Чтиво» начало «сдуваться» – у тех, кто им занимался, интерес начал угасать. Есть такая фраза у Высоцкого: «Настоящих буйных мало – вот и нету вожаков». «Буйные» нашлись. И это случилось 12 июня 2012 года – первый концерт возрожденного «Чтиво». Это произошло на площадке Матросского клуба, в помещении бывшего ресторана «Серебряная Луна». Поводом стал успех прошедших там же, в мае 2012-го, серии вечеров в честь дня рожденья Иосифа Бродского. Эти вечера организовал замечательный парень по имени Ростислав Максимов – фотограф и очень хороший поэт. Он сейчас в Таиланде живет, увы... А тогда я немного помог ему в организации концерта: сделал инсценировку пьесы Бродского «Мрамор», выступил с небольшим рассказом о творчестве поэта. Глядя на ажиотаж вокруг имени Бродского, глядя на то, что интерес к литературному творчеству в среде молодежной (и не только) велик, мы «Чтиво» и восстановили. Работали мы с Ростиславом примерно до февраля 2013 года: я был ведущим концертов, а Ростислав в основном занимался подбором площадок и многим другим. С февраля 2013 года я этот проект веду самостоятельно.

- Как будет дальше развиваться «Чтиво»?

- Совершенно стихийными своими проявлениями. Но при этом всегда есть какой-никакой план развития. Есть определенное видение проекта и есть постулаты, по которым «Чтиво» живет и дышит. Но самая важная в своем роде «догма»: «Чтиво» обязательно было, есть и будет оставаться площадкой, где звучат оригинальные произведения приморских и владивостокских авторов.

Потому что «Чтиво» – отражение того литературного процесса, который сейчас происходит на Дальнем Востоке России – во Владивостоке, в Приморском крае. Из-за того, что у нас довольно большой край – а вовсе не «провинция у моря» – мы вольны показывать то, что предлагают аудитории поэты, живущие во Владивостоке. И не только поэты: «Чтиво» не обязательно поэтический союз и серия поэтических мероприятий. Есть место и прозе. Но прозаики ведь не дураки: они понимают, что выйти даже с 12-страничным рассказом к микрофону – это просто утомит слушателя… Особенно хочется отметить в связи с литературным процессом, так сказать, союзный проект «niding.publ.unltd», который возглавляет Константин Дмитриенко. Это издательство. И издательство, которое за короткий – с начала 2014 года – срок, выпустило больше сотни книг. Из них большинство – авторы местные. И наши с ним проекты – дружественные, взаимодополняющие, никакой конкуренции почему-то нет.

А конкуренции на нашей ниве серьезной быть не должно по определению. Есть в своем роде ущербные проекты, называющие себя «ламповыми», например, задача, которых, похоже, извлечение только коммерческой прибыли. Ни о какой литературе в Приморье их организаторы не задумываются: они ее просто не знают в силу своего низкого культурного уровня. И даже позволяют себе собирать деньги за участие в своих мероприятиях с местных поэтов. По-моему, это просто стыдно…

- Даже так?

- Даже так.

- А почему стыдно?

- Потому что те, кто затевает подобное, не литературу любят, а себя в литературе, если вообще ей готовы заниматься и далее… культуре. Это разные моменты – и это нужно отмечать всегда. Хочется просто отметить, что проекты «niding.publ.unltd» и «Чтиво» отражают реальную ситуацию, происходящую в литературной жизни Владивостока. К моему большому сожалению и все не охватишь. Но я счастлив тем, что на «Чтиво» выступают не только молодые таланты, но и мэтры признанные. Это Юрий Кабанков, Иван Шепета, это тот самый Константин Дмитриенко, это Сергей Нелюбин, это известная журналистка и поэтесса Валерия Федоренко, Василий Царев, известный под псевдонимом – «Василий Мрачный», блестящий преподаватель ДВФУ Анастасия Левушкина и ее коллега из ВГУЭС Анастасия Николенко (Николь Воскресная), Юлия Варламова и другие авторы. «Чтиво» во многом является не только литературным проектом. Если взять один из последних концертов в баре «Мюнхен», то там выступили лидер группы «Зерна» Анатолий Погадаев, лидер группы «Breaking Band» Алексей Михайлов, Станислав Шолохов (совершенно талантливейший автор-исполнитель и мой большой друг), Ектерина Кучук – известная актриса, которая ведет серию моноспектаклей, замечательный актер театра ТОФ Максим Клушин – тоже участник «Чтиво». Талантливейшие, прекраснейшие люди…

- Андрей, вообще, сколько человек выступает в проекте?

- Не считал – не пастырь я им (смеется)… За один концерт обычно у микрофона оказывается в среднем около десяти человек. Кто-то выступает чаще или реже. В этом смысле необязательно, чтобы костяк какой-то держался. Так сложилось, что все мы – друзья, и у нас своя компания. Но не закрытая тусовка. Задумав создать «элитарный» клуб, я не добьюсь своей цели, я не смогу показать объективную картину.

Меня спрашивают: «Каков критерий отбора?». Ваши стихи должны быть хотя бы более-менее талантливы, хотя бы более-менее грамотны. Неправда, что каждый может выступить на «Чтиво»: обуянного чувством собственной важности графомана я могу и не пропустить. Хотя, бывали совершенно провальные моменты в истории «Чтиво»: когда пускаешь к микрофону человека, немного переоценив его возможности – а потом становится просто совестно. Но такие люди быстро отсекаются. Они любят себя в поэзии, себя в литературе – но не литературу в себе. А литература такого не прощает…

- Как вы могли бы охарактеризовать литературную ситуацию во Владивостоке, коль о ней говорите?

- Сейчас происходит очень интересное явление на поэтической карте Владивостока – явление некоей стагнации и затишья, несмотря на то, что существует масса не параллельных, но перпендикулярных проектов. Например, «Кот Бродского», который курирует поэтесса и сотрудница Владивостокской муниципальной библиотечной сети Ольга Аристова. Выбранное ими направление, пожалуй, не только и не столько литература, а создание некоего нового творческого потенциала и нового культурного пространства. И мне с ними по пути. А так называемые «конкуренты «Чтива»» уйдут. И честно – о них даже не вспомнят. Уже на протяжении пятого года я это вижу. «О, сколько их упало в эту бездну…»

- Для чего они всё это делают?

- Они возникают, потому что идет реакция такого свойства и содержания: они говорят: «Ух ты! Тут «Чтиво» существует. Так, это Вороной, ему уже за сорок лет. А мы молодые, мы та «молодая шпана, что сотрет их с лица земли». А мы все сделаем иначе! Мы сделаем все круче!» Они делают. Полгода, год… А потом уезжают в Москву. Все! Это означает, что этим людям плевать на то, чем они занимаются. Если хочешь заниматься литературой здесь, во Владивостоке – занимайся ею здесь. Во Владивостоке. Не ищи теплого местечка в Москве. Потом ты приедешь сюда, ностальгически поесть креветок или медведок – этим и закончится твой литературный путь.

- То есть, вы имеете в виду – я вас правильно поняла? – что кроме творчества «Чтиво» - это еще и труд?

- Да. Это понятия, между которыми стоит знак равенства.

- А как же широко распространенное мнение, что «творческий человек слишком разбрасывается»?

- По-настоящему творческий человек никогда не разбрасывается. Обывателю вольно считать творческого человека – художника (писателя или актера – неважно) – считать бездельником, потому что тот занимается делом, неподвластным его разумению. Субпассионарий-обыватель художника, человека пассионарного склада, всегда спрашивает: «А что этот господин там сверху ногами дрыгает?» Да нет, он не повесился – он на небо лезет. Сидящему внизу этого не понять: там тепло и сыро, и есть где ползать…

- Что тогда для вас первично?

- Первично все. Человека нельзя раскладывать по полочкам. Поэтому поэт Андрей Вороной или заведующий литературной частью Театра молодежи Андрей Вороной, которым я работаю сейчас, это один и тот же человек. И надеюсь, человек неплохой…

comments powered by Disqus
Похожие новости
Евгений Южин: Я мог бы переехать во Владивосток
14:56, 29 сентября 2016 Евгений Южин: Я мог бы переехать во Владивосток

Знаменитый тенор прогулялся по местному Арбату и Спортивной Набережной с корреспондентом РИА VladNews

Федор Бондарчук:
11:31, 28 сентября 2016 Федор Бондарчук: "Меня вдохновляет весь мир"

Известный российский актер и кинорежиссер рассказал, что вызывает у него оптимизм и пессимизм

«Трилитон» обеспечивает бетоном важные объекты инфраструктуры Приморья
11:52, 31 августа 2016 «Трилитон» обеспечивает бетоном важные объекты инфраструктуры Приморья

Интервью с руководителями компании

Ефим Звеняцкий: «Надо любить людей»
11:52, 26 августа 2016 Ефим Звеняцкий: «Надо любить людей»

Владивосток ждет еще один насыщенный культурный сезон

Miss SunRise: Больше всего я люблю сцену!
14:10, 25 августа 2016 Miss SunRise: Больше всего я люблю сцену!

Одна из самых красивых девушек Владивостока Анастасия Марухина дала интервью РИА VladNews

​Виталий Берков: Нужно фотографировать банальные вещи так, чтобы они цепляли зрителя
14:40, 22 августа 2016 ​Виталий Берков: Нужно фотографировать банальные вещи так, чтобы они цепляли зрителя

Приморье - уникальный край для фотографов

Леони Нагараян: «Во Владивостоке есть что-то мистическое»
11:07, 22 августа 2016 Леони Нагараян: «Во Владивостоке есть что-то мистическое»

Директор департамента образования Фонда “Азия-Европа” дала эксклюзивное интервью РИА VladNews