Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Авторская колонка

Сергей Кириенко: «Атомная энергетика является важнейшим условием стабильного развития мировой экономики»

Владивосток, вторник, 21 июня , РИА Vladnews.
 В рамках второй пленарной сессии конгресса «Развитие атомной энергетики: пауза или продолжение?» генеральный директор Росатома Сергей Кириенко сделал доклад на III Международном форуме «АТОМЭКСПО-2011». Приводим стенограмму его выступления целиком:


"В первую очередь я хотел бы поблагодарить наших сегодняшних почетный гостей - секретаря Чу и генерального комиссара Биго - за то, что они, несмотря на всю свою занятость, смогли найти время для того, чтобы принять участие в нашей сегодняшней конференции. Это принципиально важно для того разговора, который сегодня идет в мире о перспективах развития атомной энергетики особенно в свете трагических событий на АЭС «Фукусима».

Вопрос, который поставлен в качестве эпиграфа для нашей сегодняшний конференции – «Развитие атомной энергетики: пауза или продолжение?» - из двух дней конференции, которая идет здесь и из вчерашнего обсуждения на министерской конференции в Париже, я могу сказать, что этот вопрос скорее риторический, потому что он скорее заключается в другом: при каких условиях может и должна масштабно развиваться атомная энергетика? Потому что для всех участников этих дискуссий, начиная от встречи лидеров стран «Большой восьмерки» в Довиле, и, думаю, завершая предстоящей конференцией МАГАТЭ, которая уже через 10 дней откроется в Вене, для всех нас понятно, что атомная энергетика является важнейшим условием стабильного развития мировой экономики как минимум в горизонте нескольких ближайший десятилетий.

Назову только три причины почему это так. Первая причина заключается в том, что без атомной энергетики в ближайшее десятилетия невозможно обеспечить устойчивое энергоснабжение мира. Это важно и для развитых стран, но особенно важно это для стран, которые развивают свою экономику бурными темпами и очень хорошо понимают сегодня что доступ к устойчивым источникам энергии является ключевым, может быть базовым условием стабильного развития их экономик. Поэтому ни остановить стремление к этому доступу к энергии, не ограничить его каким бы то не было образом невозможно. А человечество, конечно, будет искать доступ к все более мощным и более серьезным источникам энергии. Если переходя от химических реакций горения, которые человечество использует получая энергию из углеводородов к физическим реакциям деления или синтеза мы получаем увеличение энергоемкости с одного килограмма продукта в миллионы раз. Это говорит о том колоссальном потенциале, который человечество может получить, понимая что при росте численности людей на планете, росте технологии и потребности, доступ к источникам надежных энергоресурсов становится важнейшим вопросом для каждой страны.

Вторая причина масштабного развития атомной энергетики заключается в том, что сегодня атомная энергетика вносит важнейший вклад в поддержание экологической ситуации на планете. Простой расчет, который был сделан во время развернувшейся дискуссии о допустимости или не допустимости сворачивания программ атомной энергетики показывает, что сегодняшние атомные станции на планете каждый год за счет своей работы сокращают выброс СО2 в атмосферу на 1,7 млрд тонн СО2. А это значит, что если представить себе, что в один момент прекратили работать все атомные станции на планете, у нас каждый год будет выбрасываться на 1,7 млрд СО2 больше, это примерно на четверть увеличение сегодняшнего огромного количества, последствия к которым это приводится не нуждаются в специальных комментариях.

И третья причина заключается в том, что атомная энергетика сегодня является локомотивом инновационного развития. И с точки зрения новых источников энергии, к которым стремится человечество, и к которым мы надеемся прийти завтра, и с точки зрения развития инфраструктуры науки, подготовки и квалификации кадров, и с точки зрения современных отраслей науки и прикладных знаний, - таких как супервычисления, таких как нанотехнологии, современная медицина и здравоохранение. Все эти направления инновационного развития в мире, либо источниками своими имели развитии атомной энергетики, либо не возможны без наличия соответствующей инфраструктуры знаний, человеческого опыта и капитала.

С другой стороны, мы точно понимаем, что обязательным условием для масштабного развития атомной энергетики является абсолютная гарантия безопасности. И в этом наверное, первый урок трагедии в Фукусиме: он заставляет нас изменить логику только вероятного подхода. До сих пор проектируя объекты атомной энергетики, мы все исходили из вероятного подхода. И если вероятность какого-то события оценивалась меньше чем сначала 10 в минус 5, сейчас 10 в минус 6. Мы все исходили из того, что эта вероятность так мала, меньше чем 1 раз в миллион лет, что мы можем позволить себе пренебречь с экономической точки зрения.

Это правда. С точки зрения экономических последствий для работы атомной станции такой вероятностью можно пренебречь. Но с точки зрения безопасности людей мы не имеем право пренебрегать и такой вероятностью, а это означает, что мы должны перейти к детерминистскому подходу, который гарантировал бы людям, живущим за пределами производственной площадки атомной станции, что ни при каких вероятностях, и ни при каких самых фантастических стечениях природных или техногенных условий, как это произошло на Фукусиме, их жизни и безопасности ничего не грозит.

В связи с этим мы для себя выработали логику трех этапов необходимых действий. Первый этап действий - краткосрочный. Это проверка надежности всех имеющихся сегодня атомных станций и строящихся атомных станций. Так называемые стресс-тесты, как появилось устойчивое положение. Здесь крайне важна открытость методики и оценки результатов этой работы. Я, пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить наших коллег из Франции, США и многих других стран, которые здесь присутствуют, потому что в марте месяце когда мы в России начали вырабатывать требования к этим стресс-тестам, мы обратились к нашим коллегам и получили от них исчерпывающую информацию, что позволило нам задавая стандарты стресс-тестов в России включить туда те требования, которые были разработана нашими коллегами и в США, в Евросоюзе и во многих других странах.

Целью такой работы было дать мировому сообществу возможность сопоставить результаты и быть уверенными, что проверка надежности проводилась не только в соответствии с взглядами экспертов одной страны, но и в соответствии с общим пониманием экспертного сообщества в мире. Поэтому хотел бы полностью поддержать идею господина Биго, которую он уже высказывал, о том, что желательно сформировать международный пул экспертов, который мог бы на взаимной основе участвовать в проведении соответствующих проверок, и оценке из результатов на территории разных стран. Это дало бы достаточную объективность и независимость проведения таких оценок.

Мы со своей стороны можем подтвердить, что Россия готова к таким партнерским проверкам, и к предоставлению на взаимной основе информации - и о проводимых стресс-тестах, и об оценки их результативности. В середине апреля у нас уже проводилась партнерская проверка Всемирной ассоциации операторов атомных станций. В этой проверке участвовало девять иностранных экспертов, в том числе и эксперты МАГАТЭ, а возглавлял эту команду старший вице-президент французской компании Edf. Мы считаем, что это правильный подход, так это и должно делаться.

Более того, хочу сказать, что хотя мы у себя первый этап таких стресс-тестов провели, мы будем внимательно следить за тем, как эта работа идет в других странах, в первую очередь в Евросоюзе, будем обмениваться с нашими коллегами всей необходимой информацией. И если проводимая там работа выявит какие-то новые вопросы, которые не были учтены у нас в первом этапе нашей проверки, мы готовы повторять такие проверки, в том числе с участием иностранных экспертов и специалистов. А своих специалистов готовы предоставить для участия в таких проверках и оценках результатов в других странах наших партнеров.

Это краткосрочная задача. По итогам такой проверки мы для себя на сегодняшний день подтвердили, что все станции соответствуют действующим российским и международным требованиям. Но мы так же выработали для себя понимание, как эти требования должны быть изменены после Фукусимы, а они с очевидность должны меняться. И вот под эти новые, если можно так сказать, постфукусимские требования, нам потребуется дополнительные работы.

Современные проекты, предлагаемые Россией, соответствуют в том числе и постфукусимским требованиям, при этом обладая соответствующей референтностью, а по отношению к действующим станциям, мы уже выработали и начали реализовывать целый комплекс дополнительных компенсирующих мероприятий, включающих приобретение дополнительного автономного оборудования, обеспечивающего поставку воды и электроэнергии. Более того, мы для себя не исключаем решение о том, что если по ходу реализации этих компенсирующих мероприятий станет понятно, что для отдельных станций предыдущего поколения их реализация требует слишком больших затрат, либо слишком много времени, мы можем рассматривать вопросы об ускоренном выводе таких станций из эксплуатации с заменой их более современными станциями. Это ответственный подход.

Теперь среднесрочный горизонт. В среднесрочном горизонте мы считаем, что важнейшая вещь - это изменение международного законодательства. Поскольку события в Фукусиме показали, что есть что совершенствовать. Это вопрос, который обсуждался на саммите «Большой восьмерки» в Довиле и поддержан в итоговой декларации. Это инициатива, с которой выступил Президент РФ. Их суть в том, что мы считаем, что в координации изменения международного законодательства ключевую роль должно сыграть МАГАТЭ. Сегодня стандарты безопасности МАГАТЭ не носят обязательного характера. Страна обязана их применять только тогда, когда государства и члены МАГАТЭ получают помощь от агентства в создании своих ядерных объектов. Мы считаем, что после Фукусимы мы обязаны сделать стандарты безопасности нормой международного права, обязательной для соблюдения всеми государствами. Кроме того, мы считаем, что эти стандарты нужно гармонизировать для того, чтобы минимальный уровень их требований действовал по отношению ко всем странам. Более жесткими страна их сделать может, а вот менее жесткими страна не должна иметь возможность их делать.

Кроме того, президент России предложил комплекс мер, охватывающий вопрос закрепления главенствующей роли государства в управлении аварии. В каждой стране должен быть разработан план действий в чрезвычайных ситуациях, связанных с эксплуатацией АЭС. Как показал опыт, нельзя оставлять оператора АЭС один на один с кризисом. Государству необходимо включаться на самых ранних стадиях развития ядерного события, иначе масштабы последствий возрастают многократно. Отдельный вопрос - это единые требования международного законодательства, которые должны предъявляться ко всем вновь сооружаемым станциям. Особенно это актуально для стран, которые только начинают развивать атомную энергетику.

Один из ключевых вопросов - это качество, объем и скорость информирования общественности, партнеров и МАГАТЭ о ядерных событиях. Убеждены, что объем раскрытия и регулярность предоставления такой информации также должны регламентироваться международным законодательством. В противном случае всегда будут возникать подозрения в попытке скрыть или уменьшить степень возможной угрозы. А вопрос открытости атомной отрасли сегодня является базовым требованием дальнейшего существования и развития, поскольку это вопрос общественной приемлемости и общественного доверия.

И долгосрочный горизонт принимаемых решений - это ускорение научно-технической работы, связанной к скорейшему переходу к новому поколению технологий в атомной энергетике. Если раньше мы исходили из того, что у нас еще 15-20 лет впереди, в рамках которых могут продолжать эксплуатировать реакторы, созданные по сегодняшнему поколению технологий, но вновь возникающие требования детерминистского подхода к безопасности скорее всего говорят о том, что этот переход мы должны делать гораздо быстрее, и технологии которые для обеспечения своей абсолютной безопасности требуют большого количества автоматических и управляемых человеком систем защиты, требует большого количества компенсирующих мероприятий. Мы должны быстрее переходить к так называемым технологиям естественной безопасности с замыканием топливного цикла, и с обеспечением гарантированной безопасности экологического воздействия атомной энергетики на природу и глобальную ситуацию.

При этом, уважаемые коллеги, мы считаем что эти три вопроса, и краткосрочная задача проведения проверок надежности, и среднесрочная задача обеспечения изменения международного законодательства и его гармонизация, и долгосрочная задача ускоренного перехода к новой технологической платформе - все эти три задачи не являются задачей любого отдельно взятого государства. Поскольку атомная энергетика - это глобальная задача, глобальная ответственность и программа, которая может реализовываться только в международной кооперации. Поэтому мы считаем, что чем более открытыми, транспарентными, и чем с большим количеством участников будут реализовываться все эти три этапа необходимых действий, тем быстрее и эффективнее будут получены результаты. Поэтому мы открыты к сотрудничеству и взаимодействию и в вопросах проверки надежности и безопасности, и в совершенствовании международного законодательства. Соответствующее предложение Президент России уже инициировал. Мы планируем их детализацию представить на конференции МАГАТЭ в Вене через 10 дней.

И мы уже активно сотрудничаем, в первую очередь, с присутствующими здесь нашими партнерами из США и Франции, в вопросах ускоренного создания нового поколения реакторов. Мы рассчитываем, что скорее всего это одно из направлений реакторов на быстрых нейтронах с замыканием топливного цикла. Мы по факту уже работаем по всем этим вопросам вместе, и убеждены, что именно так и может быть обеспечено устойчивое и безопасное развитие атомной энергетики". 
comments powered by Disqus
Похожие новости
Владимир Сливяк: Мы слышим старые запевы о безальтернативности АЭС
Итоги. Приморский край. 13-20 июня 2011 года
Сравнительный тест-драйв Hyundai Elantra и Hyundai i30
Александр Иванов:
Газовый торг между Россией и Китаем не состоялся
Игорь Королев: Для победы нужна сила, для завоевания власти – нужна победа
Обманутые дольщики: кто виноват и что делать?