Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Политика

Как мэрия укрощает строптивых

Месяц с начала бессрочной забастовки на днях отметили бы работники четырех из пяти ПЖЭТов Владивостока, если бы не приостановили ее. Не знаю, как насчет празднеств по этому поводу, но итоги акции коммунальщиков кое-какие уже есть. Главный из них - передача части жилого фонда и коммунальных сетей на обслуживание, так сказать, альтернативным организациям. А это может означать только одно: мэрия, как и в случае с

Месяц с начала бессрочной забастовки на днях отметили бы работники четырех из пяти ПЖЭТов Владивостока, если бы не приостановили ее. Не знаю, как насчет празднеств по этому поводу, но итоги акции коммунальщиков кое-какие уже есть. Главный из них - передача части жилого фонда и коммунальных сетей на обслуживание, так сказать, альтернативным организациям. А это может означать только одно: мэрия, как и в случае с

“САХом”, бесповоротно решила отказаться от услуг ПЖЭТов.

Татьяна Гребенщикова, председатель забасткома ПЖЭТ-2, обслуживающего весь Ленинский район, рассказывает, что реформировать сложившуюся систему обслуживания муниципального жилья Виктор Черепков пытался еще в свое первое “воцарение” в Сером доме. Но тогда ему то ли времени не хватило, то ли само время было не то - Москва, плодовито занимающаяся выработкой очередных кампаний, железной рукой проводила иные реформы. Другое дело сейчас - первый вице-премьер Борис Немцов усиленно толкает “коммунальную реформу”, а значит, как повелось на Руси, в этом направлении можно поэкспериментировать и даже если что-то не удастся, то все равно лишь пожурят и даже отметят усердие.

Впрочем, Виктор Черепков предвосхитил новую кампанию нового правительства. Еще в конце декабря прошлого года, когда общероссийской суетливо-бездумной лихорадкой по реформированию коммуналки и не пахло, он подписал постановление “О развитии конкуренции при обслуживании объектов муниципальной собственности”. Опиралось оно на постановление правительства РФ “Об упорядочении оплаты жилья и коммунальных услуг” да на два указа президента, и в общем-то революционного в нем было лишь одно: разделение функций заказчика и подрядчика при эксплуатации и ремонте объектов муниципальной собственности и переход между ними на договорные отношения.

Коллективы ПЖЭТов тогда не запаниковали, даже наоборот, новшество приняли почти с энтузиазмом, вполне обоснованно решив, что они попали в разряд подрядчиков - о серьезных конкурентах в своей отрасли они не думали. Не запаниковали и продолжали работать, то есть исполнять свои функции. Время от времени они предлагали мэрии заключить договоры, но та по тем или иным причинам откладывала решение этого вопроса, как и своевременный материально-денежный расчет с трестами.

Святая простота, так свойственная россиянам, с неизбывным доверием взирающим на руководство, тем более всенародно избранное. Уже тогда было понятно, что мэр просто не в силах был всерьез ими заняться и вступить, если понадобится, в открытый бой. Ему нужно было время для реформирования аппарата и кадровой перетасовки.

Видимо, время это подошло в марте, когда коммунальщики начали роптать насчет оплаты своих услуг. Тогда мэр и подписал постановление о реорганизации всех пяти ПЖЭТов города. Но и в начале весны в ПЖЭТах еще надеялись на лучший для себя исход.

Для ПЖЭТ-2 гром грянул после того, как 8 мая этого года его трудовой коллектив, решив все же подстраховаться, подал заявку на приватизацию предприятия. 15 мая председатель городского комитета по управлению муниципальным имуществом Петр Безукладников официальным письмом ответил коллективу в том смысле, что, мол, сейчас это “сделать не представляется возможным”, приведя, впрочем, ряд весьма веских аргументов, в основном касающихся процедуры подобной акции. Но уже через четыре дня, 19 мая, тот же Петр Безукладников вспомнив о мартовском постановлении мэра, издает распоряжение “О реорганизации муниципального унитарного предприятия “Производственный жилищно-ремонтный эксплуатационный трест № 2”. Реорганизацию предполагалось провести “путем выделения из его состава ремонтно-производственной базы и создания на ее основе самостоятельного муниципального предприятия”.

На практике это выглядело бы примерно так: база, естественно, оставалась на месте, а члены коллектива вынуждены были бы написать заявление, как говорится, по собственному желанию и заявление о приеме на работу уже на новое предприятие. Первое подписали бы всем, а со вторым многим еще пришлось бы побегать по предприятиям города, а возможно, и встать на учет в центре занятости. Всю эту процедуру предстояло бы пройти коллективу ПЖЭТ-2, как и других трестов, если бы распоряжение Петра Безукладникова не было опротестовано в арбитражном суде.

Но стороны, что называется, закусили удила. Мэрия в срочном порядке искала законные способы добиться своего, а коммунальщики решились на забастовку, которую, чтобы признали ее законной, начать не так-то просто. Тем не менее ведомые грамотными юристами, трудовые коллективы ПЖЭТов прошли за 45 предусмотренных нормативными актами дней все необходимые процедуры - собрания коллективов ЖЭУ, конференции трестов, разбор требований в арбитраже, еще конференции, подкрепив все это солидной папкой бумаг.

В мэрии тоже не спали. Нет, усилия Виктора Черепкова были направлены отнюдь не на погашение конфликта, которое в конечном счете привело бы к отказу коммунальщиков от забастовки. Скорее, наоборот, всеми своими действиями он лишь подбрасывал в костер весьма эффективное топливо.

29 июня он подписал постановление “О расширении зоны обслуживания МУП “Новая эра” и ПЖЭТ-4”. В целях, естественно, улучшения “всего и вся” территория и расположенное на ней хозяйство, которое находилось в эксплуатации и содержании ЖЭУ № 6, 10, 11, 39, 44, передаются МУП “Новая эра”, а то, за что отвечали ЖЭУ № 8 и 14, - ПЖЭТ-4. (Поясним: последний не принимает участия в общегородской забастовке коммунальщиков.) Все вышеперечисленные ЖЭУ - подразделения ПЖЭТ-2. Таким образом, трест остался без фронта работ, хотя и с солидной материально-технической базой. По крайней мере на конец июня.

Для жителей Ленинского района здесь есть еще один нюанс. Только после этого постановления их дома стал обязан кто-то обслуживать. Ведь мэрия в лице комитета по управлению имуществом так и не заключила договор с трестом, и с формальной точки зрения все муниципальное жилье Ленинского района целых полгода было безнадзорным.

Для коммунальщиков ситуация может обернуться еще хуже - поскольку они работали без договора, то для них будет весьма проблематичным выбить деньги за свою работу. К тому же часть из них - около 5 миллиардов - уже ушла в неприсоединившийся ПЖЭТ-4, коллектив которого получил зарплату по июнь включительно - несбыточная мечта остальных коммунальщиков города. Повторилась история с “САХом”, тоже полгода без договора усердно убиравшим город, а теперь так же усердно выбивающим заработанное у мэрии.

Собственно, денежный вопрос и стал главным лозунгом в начавшейся забастовке. К ней в мэрии уже были готовы. Утром 21 июля, в день ее начала, по ПЖЭТам разъехались мощные бригады чиновников. Они не только предлагали работникам перейти на работу в недавно созданный департамент ЖКХ и другие структуры мэрии, но и привезли новых управляющих трестами. Но забастовку сорвать не удалось.

Впрочем, о том дне писалось много. Как и о том, что Виктор Черепков лично поехал в самый крупный ПЖЭТ-2, где коллектив насчитывает около двух тысяч работников, и привез нового исполняющего обязанности управляющего, некоего Д. Ильинского, - полномочный управляющий Александр Горячих был на больничном. Ильинский уже 24 июля подписал акт приема-передачи основных средств треста комитету по управлению муниципальным имуществом. Подписал и, по свидетельству Татьяны Гребенщиковой, исчез. Мэр отвел ему роль настолько прозрачную и одиозную, что за этого человека даже как-то неудобно. К тому же его назначение при больном управляющем выглядит не совсем, мягко говоря, правомерным. Тут разбираться судам, а по основным средствам - арбитражу, куда соответствующее исковое заявление уже направлено.

В остальных ПЖЭТах, кроме четвертого, картина примерно такая же, сдобренная разве что только местным колоритом. Война идет нешуточная: и мэрия, и коллективы стоят, что называется, намертво. Но Серый дом прочно подперт кампанией по реформированию коммуналки и ясно сознает, что ему ничего не будет, даже если безработными останутся сотни специалистов и жилье не будет готово к зиме, а коммунальщикам отрезаны все пути к отходу. Оставлен лишь один - любой работник любого ПЖЭТа может прийти в департамент ЖКХ мэрии и написать заявление с просьбой о приеме на работу, может, там и простят, что участвовал в забастовке.

Сказать, что совсем не идут, было бы неправдой, но правда и то, что идут единицы. Насколько хватит пороха у коммунальщиков, неизвестно, и это уже начало беспокоить владивостокцев: ведь на пороге осень, а за ней зима. Окна и двери в подъездах, крыши и внутренние сантехнические и водоразводки - все это надо проверять, ремонтировать, заменять. Но многих интересует еще и другой вопрос: “А кому, собственно, нужны столь радикальные меры в сфере городского хозяйства, какие проводит мэрия?”

Ответить на него не просто. Дело в том, что демонополизация в области обслуживания городского хозяйства - один из краеугольных камней коммунальной реформы. Тресты, но не ЖЭУ, по замыслу ее разработчиков должны исчезнуть, и, наверное, это правильно - для службы единого заказчика города они просто не нужны. Хотя и непонятно, зачем будут нужны муниципальные унитарные предприятия, которые собирается создавать мэрия.

Вообще в городской концепции коммунальной реформы много противоречий, а потому, наверное, и внедрять ее нужно аккуратно, может, путем районных экспериментов. Спешка приводит к тому, к чему она уже привела. Решили создать “САХу” альтернативу - прекрасно. Но зачем же надо было, не создав этой альтернативы, прекращать финансирование единственного предприятия, занимающегося уборкой мусора? Куда проще и, главное, эффективнее было бы постепенно сокращать фронт его работ, передавая квартал за кварталом на обслуживание другим предприятиям. Ну в крайнем случае дождаться тех 10 большегрузных машин, которые, по уверениям мэрии, полностью заменят “САХ”, в чем, между прочим, специалисты сомневаются. Дело ведь не только в грузоподъемности, но еще и в необходимости ежедневно объезжать весь город. Трудно подсчитать, сколько рейсов за день надо будет сделать этим машинам.

Через колено же стали ломать и коммунальщиков, забыв о том, что “гражданка” - это не беспрекословно козыряющая армия и что работники ПЖЭТов тоже живые люди и хотят кушать. Сегодня они требуют свое, заработанное, а кроме того, как специалисты, четко сознают: альтернативы им, а тем более тем основным средствам, которыми они управляют, нет. Не нужна эта спешка и тем, кто в первую очередь заинтересован в эффективном проведении реформы, то есть владивостокцам. Они уже увидели ее первые результаты - полуубранный город, крысы, возрастающая опасность инфекций. Теперь еще добавятся полуподготовленные к зиме жилые дома.

В сущности сейчас в городском хозяйстве затеяна шоковая терапия, цель которой определяется очень просто - болезненно, зато быстро. Но так было в Польше, а россияне из шоковой терапии не выходят с 1991 года - болезненно, но не быстро. А коммунальщики определяют суть реформ еще проще - укрощение строптивых, и со своей точки зрения они, возможно, правы.

Автор : Евгений ИЗЬЮРОВ, “Владивосток”

В этом номере:
Труба не аргумент для выяснения отношений

Совершено нападение на сотрудника службы охраны одного из приморских электронных средств массовой информации Сергея Д.

Перестановки в Артемовской городской думе

Артемовская городская дума приняла отставку своего председателя. В этой должности Евгений Мороз проработал с января нынешнего год. Одновременно Евгений Мороз досрочно сложил полномочия депутата думы.

У чиновников мэрии больше нет вопросов к своему руководству

Мы уже писали о проходящих в мэрии Владивостока аттестации и сокращении кадров. Тогда в материале была фраза, мол, мэрия “гудит как встревоженный улей”. Так вот теперь гуденье стихло и улей замер, будто его облили водой. Чиновники ждут развязки событий одной истории, которая началась 28 июля.

“Приморрыбпром” уходит на дно целиком

Незаконным признал Приморский арбитражный суд решение собрания кредиторов “Приморрыбпрома” о реорганизации акционерного общества. Выделение самостоятельных предприятий из структуры бывшего гиганта рыбной отрасли, на котором сейчас действует процедура банкротства, посчитано нецелесообразным.

Солдат изнасиловал 83-летнюю бабушку

Скамьей подсудимых завершит свою службу в армии военнослужащий А. Теперь его судьбу определит трибунал.

Последние номера