Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Зачем судье пустой конверт

Судебная система страны финансируется таким образом, что остается удивляться, как еще она справляется со своими функциями. О реальном положении дел в этой системе рассказывает председатель Приморского краевого суда Виктор Ражев:

- Прежде всего хочу обратить внимание вот на что. Только в 1998 году в судах Приморского края рассмотрено 92 тысячи гражданских дел. Из них вынесено решение по 84 тысячам 903 искам, жалобам и заявлениям. Плюс были вынесены приговоры по 18 тысячам 329 уголовным делам. Небольшое сравнение. В 1994 году в судах края была 31 тысяча гражданских дел, в 1996 - 62 тысячи. Иными словами, за пять лет количество людей и организаций, обратившихся к нам в поисках справедливости, увеличилось почти в три раза. При этом число самих судей все это время оставалось неизменным. Сейчас в Приморье в городских и районных судах работают 219 профессиональных судей. Представьте себе, в среднем в месяц каждый из них заслушивает 39,8 гражданских и 9,2 уголовных дел!

- Такой вал работы, безусловно, оказывает сильное влияние на сроки рассмотрения дел, качество работы...

- Что касается сроков рассмотрения дел, то, конечно, судья просто физически не в состоянии разобраться по существу в каждом конкретном случае в установленные законом сроки. В гражданских процессах графики срываются из-за постоянных неявок представителей сторон, отсутствия адвоката, не подготовленных должным образом материалов. Хотя, чего там скрывать, есть недостатки и в нашей работе. Бывает, что судья не может правильно организовать свою работу, упускает из виду моменты, к которым позже постоянно приходится возвращаться, хотя можно было бы решить еще на первоначальном этапе. Мы пытаемся воздействовать на нерадивых судей.

Теперь по поводу качества рассмотрения дел. Хочу обратить внимание всех так называемых ревнителей законности, что краевой суд в 1997 году отменил только 934 решения судов первой инстанции по гражданским делам. Это 1,1 процента от всех решений. В прошлом году было отменено 1072 решения - 1,3 процента. Если сравнивать с общероссийским показателем, то это низкий процент “брака”. Очень мало претензий и у Верховного суда к нашей работе. Можно сказать, что мы на хорошем счету.

- Виктор Федорович, с какими “гражданскими” бедами идут сегодня в суд люди? И какова, если так можно выразиться, структура уголовных дел?

- Как я уже сказал, в прошлом году было окончено более 92 тысяч гражданских дел. Из них более трети - вопросы, связанные со своевременной оплатой труда. В том году было 33 тысячи 259 таких обращений в суд, годом ранее - 32 тысячи 601. Замечу, что 99 процентов из числа всех таких обращений удовлетворяются судами. То есть требования людей, что неудивительно, абсолютно законны. Думаю, в связи с принятием нового закона об ответственности за несвоевременную выплату заработной платы, количество дел подобного рода может еще более возрасти.

Далее по удельному весу от общего числа стоят дела о расторжении брака. В прошлом году в Приморье пытались развестись через суд 5 тысяч 776 пар, в 1997-м - 6 тысяч 149. Административно-правовые споры (а сюда включаются все дела, связанные с выборами, жалобами на решения органов исполнительной и законодательной власти) рассматривались в судах в прошлом году 2 тысячи 407 раз. 79 процентов обращений в суд было удовлетворено.

По результатам рассмотрения 18 тысяч 329 уголовных дел (а это на 19 процентов больше, чем в 1997 году), которые закончились вынесением приговоров, были осуждены 24 тысячи 126 человек. Оправданы 49 человек. Если брать по видам преступлений, то наиболее часто у нас судят за кражи: 6 тысяч 920 дел, 10 тысяч 663 человека осуждены. Далее идут “наркотические” преступления - 3 тысячи 404 и 3 тысячи 277 соответственно; грабежи, разбои и вымогательства - 1 тысяча 557 и 2 тысячи 563.

Здесь необходимо сказать вот о чем. Несмотря на то, что количество преступлений год от года растет, к реальному лишению свободы суды стали приговаривать меньшее число граждан. Если в 1995 году 37 процентов всех осужденных отправлялись в колонии, то в прошлом году только 30 с половиной.

- Как же так?

- Мы попытались разобраться в причинах и пришли к выводу, что иногда наши судьи проявляют излишний либерализм. Приходится в крайсуде смотреть в надзорном порядке некоторые дела, иногда отменяем приговор и возвращаем в суд первой инстанции. С другой стороны, не должно быть таких перекосов, когда за два мешка украденной картошки человек получает семь лет.

В этом направлении мы постоянно работаем с судьями. Более квалифицированные специалисты Приморского краевого суда обобщают кассационную и надзорную практику, выявляют недостатки и рассылают свои замечания во все суды Приморья. По итогам каждого полугодия члены президиума краевого суда проводят на местах совещания. Опять-таки разбираем примеры, учим, подсказываем. Для судей районных судов Владивостока на базе крайсуда организована постоянная учеба по повышению квалификации. Изучаем также новшества в законодательстве, практике Верховного суда.

Обращали внимание мы и на тот факт, что иногда люди сидят в ожидании суда в следственных изоляторах по нескольку лет, а дело слушать не собираются. У нас было много жалоб по этому поводу, мы провели проверку, и теперь подобные перекосы пытаемся исправить.

Также недопустимы со стороны отдельных представителей судейского корпуса грубость, нетактичность по отношению к людям. Это бывает, что там скрывать. Хочу еще раз предупредить таких “профессионалов” - мы будем принимать к ним самые жесткие меры: заслушиваем, и будем это делать, таких судей на президиуме, даже ставить вопрос на квалификационной коллегии о лишении их статуса судьи.

- Нельзя не коснуться такой больной темы, как финансирование судебной системы.

- По закону мы должны финансироваться только из федерального бюджета. Однако каков этот бюджет - ни для кого в стране не секрет. В течение всего прошлого года суды испытывали хроническую нехватку средств. Было нечем заплатить за канцелярские расходы, связь, коммунальные услуги. Фактически мы получали только заработную плату, да и то без “судейских” надбавок. Дошло до того, что нам стали отключать телефоны. В Ленинском районном суде, например, длительное время можно было позвонить только из канцелярии!

В начале этого года из Москвы пришли деньги, и часть долгов мы погасили, но теперь долг вновь стал расти. Не знаю, что будет дальше. Сейчас мы обратились в судебный департамент с просьбой включить суды в список объектов стратегического значения, чтобы нас не могли отключить от света и воды, связи. Но решение еще не принято.

Пока же в суде гуляет такая невеселая шутка. Судья говорит истцу по гражданскому делу: “Завтра принесите конверты, будем слушать ваше дело”. Здесь необходимо добавить, что конверты нужны, чтобы послать повестки представителям сторон. Человек выходит и спрашивает у секретаря: “А сколько положить в конверт?” - “Нисколько”. - “Странно, зачем тогда им конверты?”

comments powered by Disqus
В этом номере:
Последние номера