Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Жизнь

В юморе выживают те, кого жизнь учит

Целых три часа неустанно смеялись зрители на концерте юмористов Виктора Коклюшкина и Анатолия Трушкина. Особым успехом, конечно, пользовался монолог “Алло, Люся. Это я”. Впрочем, новое зал воспринимал также хорошо.

После выступления юмористы дали пресс-конференцию.

- Почему вы приехали на гастроли вместе?

Коклюшкин: “Мы, как в рекламе, решили нанести двойной удар. Я, собственно, во Владивостоке не в первый раз. Еще в годы молодости со студенческим отрядом на Сахалине дороги строил. Потом попал во Владивосток. Тогда в вашем городе было много кораблей и мало машин. Владивосток остался в памяти таким: пижонистые офицеры и рядом с ними цветущие дамы”.

Трушкин: “Офицерам тогда еще и зарплату платили”.

- Для вас смех - это способ защиты или нападения?

К.: “Просто способ жить на белом свете. Утром просыпаюсь и уже смеюсь”.

Т.: “Для меня смех - это и защита, и нападение. Но Виктор Михайлович прав, это еще и состояние мыслей, души, организма. Это наше призвание”.

- У Херлуфа Бидструпа есть карикатура на юмориста. Она показывает, что в жизни юморист такой мрачный тип, пинает собак, на всех кричит, а на сцене читает смешные монологи. Скажите, насколько Бидструп был точен?

Т.: “Понимаю, женщинам всегда интересно: все мужики одинаковы или нет? Вам с детства говорят, что все мужики сволочи. А юмористы такие же? Да нет, мы разные: есть пьяницы - мы трезвенники, есть бабники - мы нормальные. Не сволочи, а скорее орлы.

Если чуть подробнее о личном, то нам с Виктором Михайловичем по 25 лет, мы холостые, хорошо обеспеченные мужчины (смеется). А если серьезно, я дважды дедушка. Внучка сейчас учится в третьем классе, внук еще в садик ходит. А Виктор Михайлович женат, имеет много детей и собак”.

К.: “Не мои это собаки. Просто их навели в квартиру, и мне приходится с ними гулять. А все соседи думают: “Ах, как он любит собак!” Одну собаку давно купила жена, вторую - сын, третью жена нашла на даче, хотела кому-нибудь отдать, только кто же ее возьмет сейчас... кроме меня”.

- Какая профессия помогает развитию чувства юмора? Ведь на юмористов нигде не учат.

Т.: “Профессия в нашем деле ничего не определяет. Всякий талант во всем самобытен: в манере чтения, поведения, общения со зрителями, журналистами, продавцами. Профессионально человек никак не окрашивается”.

К.: “У Трушкина два высших образования, он отучился в авиационном институте и литературном. Плюс он мастер спорта по вольной борьбе в тяжелом весе. Вообще в юморе выживают те, кого жизнь учит”.

Т.: “А вот как к нам Коклюшкин попал, неизвестно...”

К.: “Это тайна”.

- Складывается такое впечатление, что в юморе труднее пробиться, чем в поп-музыке. Отчего так мало молодых сатириков и юмористов?

Т.: “Как мало, а мы? На самом деле и там, и здесь труднее стало. Раньше были конкурсы для артистов разных жанров, потом конкурсов не стало вообще. Сейчас пытаются организовать фестивали разговорного жанра. Как говорят, свято место пусто не бывает. Пусть кричат: “Где Пушкин, где Толстой? Гениев не осталось!” Да появятся, появятся. Может быть, наше поколение юмористов было “бронзовым веком”, нам теперь надо способствовать приходу следующего. Не будет так, что мы уйдем и все остановится”.

- Вы розыгрыши любите?

Т.: “Очень люблю, когда меня разыгрывают внуки. А когда это делают взрослые, нравится меньше”.

К.: “Сам люблю разыгрывать, но не всегда удачно. Был у меня случай, за который до сих пор неловко. Шли мы как-то с другом в гостиницу, по дороге взяли бутылку, подошли к номеру. К слову, жили мы на 14-м этаже. Я зашел в номер первым, а друг с кем-то в коридоре разговорился. Решил его разыграть. Открыл окно, взял стул, с грохотом бросил его на пол, а сам спрятался в огромный шкаф, который стоял в комнате. Друг забегает в номер, а там окно открыто, шторки развеваются, на полу валяется стул. Он кинулся к окну, кричит: “Витя, Витя, куда ты! Мы же еще не выпили!”

- Чем бы вы стали заниматься, если вдруг закончилось бы вдохновение?

Т.: “По этому поводу есть такая старая история. Разговаривают два представителя искусства. “Я по вдохновению работаю,- говорит один. - А вы как?” “А я в 8 часов за стол сажусь”,- отвечает другой. “А вдохновение как же?” - “К 8 часам и приходит”. Надо заставлять себя ждать. Может, вдохновение к 8 запоздает, а к половине девятого точно придет”.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Последние номера