Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Женщина из племени Орла

Я не знаю удэгейского языка, но давным-давно именно так объяснил мне смысловое значение один из носителей этой родовой фамилии коренных жителей верховьев Бикина, человек интеллигентный и с высшим историческим образованием. И действительно, в чертах его собственного смуглого продолговатого лица, с сухим и островатым носом с чуть выраженной горбинкой, с бездонным омутом темных глаз, притягивающих и удерживающих собеседника на какой-то невидимой грани одновременно, невольно угадывалось нечто этакое орлиное - отвага, мудрость, упорство и невозмутимость. Но не о нем сейчас речь, тем более что лет 20 его уже не видел, и многое из тех его давних рассказов стерлось в памяти, хотя знаю, что он по-прежнему жив и здоров, давно на пенсии и все так же уважаем сородичами и односельчанами. Рассказать хочу о красивой русской женщине, которая вот уже 24 года носит эту яркую и звучную удэгейскую фамилию.

Говорят, имя Канчуга переводится на русский как “Принадлежащий к племени Орла”

А все начиналось совсем далеко от здешних мест. На самом востоке Воронежской области, на границе с Волгоградской, в долине реки Хопер расположен небольшой заповедник. А в райцентре Новохоперск был лесхоз-техникум. Был там еще и медицинский техникум, да пробиться в него сельской девчушке оказалось совсем не просто. Вот и подалась она в лесотехникум, а потом и не пожалела: за годы учебы и практики в заповедных лесах полюбила нечаянно избранную профессию. Окончила техникум в 19 лет и всего с двумя “четверками”. Они-то и помешали получить заветный “красный” диплом, а с ним - и право выбора места будущей работы. Но судьба все-таки бросила ей под ноги счастливый случай, когда она однажды гуляла по бережку Хопра: споткнулась вроде на ровном месте, подняла голову и увидела тонущего в реке мальчонку. Конечно, вытащила его, шлепнула пару раз с досады за промокшее платье, и тот с ревом убежал домой. И вот те раз - оказался сынишкой директора техникума. И папаша в благодарность за спасение непутевого отпрыска своего, разрешил ей, как и отличникам, самой выбрать место распределения на работу. Таня Кравченко выбрала Приморский край - там на карте было очень много зеленого цвета.

Во Владивосток их приехало 14 человек. В общежитии мест не оказалось, пришлось ночевать на вокзале, прячась в укромных уголках, потому что в те времена ночевщиков, не имевших билетов на отходящие поезда, выгоняли на улицу. А утром ходили в лесное управление и ждали, когда их определят на постоянное место работы. Город Тане страшно не понравился и своими путаными улицами, так и скачущими с горы на гору, и толчеей многоэтажных домов, и какой-то особенно противной дымной гарью в жаркие летние дни. И когда ей предложили поехать в отдаленный Пожарский район, согласилась с радостью. Не напугало даже предупреждение старших о том, что жить придется среди нерусских. Наоборот, любопытство забрало: а какие они, эти самые удэгейцы и нанайцы - люди совсем незнакомых ей национальностей? Думала: отработаю положенные три года и домой вернусь - будет что маме и сестричкам рассказать.

- А тут, оказывается, давно ждал меня мой Климушка с такой красивой фамилией - Канчуга, - с улыбкой вспоминает сейчас Татьяна Павловна. - Было ему тогда 24 года, вопрос о свадьбе решился в 5-6 дней всего...

И побежали годы один за другим. Клима взяли в армию - поехала за ним с дочкой аж в Астрахань. Потом еще дети, за ними и внуки. Климушка - отец, по-другому его в семье и не зовут - и зимой и летом почти постоянно на своем далеком охотничьем промысловом участке. Все его братья-сестры получили высшее образование, стали интеллигентами. А он остался одним в роду - кормильцем, с неполным средним. Очень пришелся Клим по душе родне из Воронежа. И когда ездили к родным в гости, и когда мама приезжала погостить в Красный Яр, то она вздыхала и говорила дочери: хоть бы своим сестричкам такого же доброго и домовитого, добытчика неутомимого, удэгейца выбрала бы в мужья, так нет - вышли замуж за хохлов-пьяниц. Такая же, как мать, веселая, улыбалась лукаво Татьяна: знала б мама, каким бузотером-буяном до встречи с Таней был Клим - старожилы села до сих пор это помнят. Но, правда, как только пересеклись их жизненные пути, будто подменили Клима - совсем другим человеком стал.

Но все-таки дом, дети - на руках матери, Татьяны Павловны. По этой причине и с профессией пришлось расстаться. Бралась в селе за любую работу, лишь бы не в ущерб домашним заботам, детям. Последнее время работала в райсобесе - опекала престарелых односельчан, которые, оставшись без родственников, уже ничего не могли для себя сделать. Никто не хотел браться за такую работу, а Татьяна пошла. Зато когда районные власти решили открывать в этом селе приют для престарелых, лучшей хозяйки для этого теплого дома и искать не стали. Так и работает здесь уже более трех лет, превратив это казенное богоугодное заведение в настоящий семейный теплый дом для десяти престарелых и немощных людей.

Свои дети уже взрослые. Валентина - во Владивостоке, Марина и Павел - в Лучегорске живут и работают. Дома пока одна младшая, Нина, но и она скоро упорхнет, наверное, из родительского гнезда - заканчивает среднюю школу. А пока помогает матери дом содержать, потому что отец снова далеко в тайге. Приходится маме иногда и напоминать о некоторых важных вещах, когда она особенно на работе закрутится. Вот как, например, 16 января случилось. Домой прибежала Татьяна на минутку - перекусить, а дочь ее в щечку целует: “Ты что, забыла про свой день рождения?” Ахнула: и правда же.

И снова побежала на работу - праздник будет вечером, когда будут названивать по телефону дети и знакомые, когда придет с поздравлениями большая родня мужа, которая давно с уважением приняла ее в свое древнее племя Орла...

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера